2. И мастерство, и вдохновенье

Число 20 (первичный цикл календаря майя) мы распознали как разнообразие вари­антов состояния социальных систем, в которые так или иначе включены личности. В развитой социальной системе число уровней иерархии и подсистем достаточно велико. Каждое из таких сообществ находится в одном из 20 возможных состояний, и все первич­ные типы личности (они же знаки гороскопа майя) будут так или иначе востребованы.

Обнаружить такое же соответствие для 20 вторичных циклов по 13 знаков не так просто. Кое-какие зацепки есть, но пока эта шарада не поддается. Лучше сначала изложу имеющиеся сведения и догадки, а потом на этой основе вновь вернусь к тайне числа 13.1


1 Чтобы читатель, не знакомый с календарем майя, имел хоть какое-то представление о предмете, я тут на досуге составил за пару вечеров небольшую программку. Эту страницу формата .html с java-скриптом и кратким описанием знаков в виде гороскопа можно загрузить отсюда – o0h0o.narod.ru.


Итак, что можно уже сейчас сказать по поводу двойных знаков (например, Вода в Грозе или Зерно во Владыке)? Во-первых, можно сразу заметить, что не все знаки совмес­тимы попарно, иначе было бы не 260, а 400 вариантов. Скажем, не бывает пар: Гроза в Воде или Ягуар в Кремне). Но встречаются и обратимые пары: Ветер в Собаке и Собака в Ветре. Кстати, с этим вариантом связан один довольно известный пример.

Заметим, что Ветер – это символ типа личности, в котором преобладает ипостась духа. Поскольку относится он к нулевому, «природному» циклу из 4 знаков, то речь идёт не просто о духе, как носителе опыта поколений, а о духе, присущему людям, гармонично связанным с природой и с традицией. Собака – тоже «восточный», духовный знак, но от­носящийся ко второму, «революционному» циклу. Это «дух пути», хранящий опыт активного движения в сложное «время перемен».

Мы уже знаем пары исторических деятелей, «связанных одной цепью»: Ленин и Маркс, Шопенгауэр и Вольтер, Фрейд и Юнг – совпадение пар знаков. А есть пример совпадения с переменой знаков, от которой результат всё же меняется. Причём связь этих двух деятелей подтверждена одним из них. Помните, батька Лукашенко как-то сдуру похвалил фюрера Третьего Рейха за заботу об экономике? Так вот: Гитлер по календарю майя – Собака в Ветре, а Лукашенко наоборот – Ветер в Собаке.

Некоторое сходство в психике наблюдается, но различие есть и немалое. Гитлер – один из главных деятелей революционного ХХ века (постреволюционер как Бонапарт). Только нацистская «вторичная революция» была даже не консервативной, а контркуль­турной. Идеологической целью ставилось возвращение немцев к некоему идеальному состоянию природного германского духа («ветра»).

А вот Лукашенко – не только «не революционер», а природный консерватор по образу действия. Но при этом явно движим мотивом войти в историю, встать в один ряд с великими деятелями прошлого века – с Гитлером, Лениным, Фиделем, или хотя бы рядом с другом Уго. Отсюда мотивация завести страну и партнеров в самое сложное положение, чтобы потом выглядеть героем-спасителем.

Какое эмпирическое обобщение мы можем сделать на этом конкретном примере (а на самом деле на многих подобных примерах)? Правильно – знак майя в первичном цикле из 20 относится к образу действия, а такой же знак во вторичном цикле из 20 по 13 дней – к мотивации, образу желаемого. Стало ещё немного «теплее».

В этом моменте мы снова находим совпадение с «булгаковской» (она же Ап.Павла) триадой ипостасей личности – «мастер, жена, муж» (мастерство, душа, дух – то есть образ действия здесь и сейчас, мотивация или образ желаемого в будущем, плюс образы опыта в прошлом). Следовательно, мы можем считать, что первый знак майя задает один из 20 вариантов ипостаси мастерства, а второй знак – один из 20 вариантов воплощения ипос­таси души (она же – личное бессознательное).

В этой рабочей гипотезе легко увидеть некое противоречие. Как же так? – спросит внимательный и начитанный читатель, – знаки Ветра и Собаки относятся к «восточной» ориентации и связаны с опытом «духа», а здесь эти варианты оказались на месте «мастер­ства» и «души». На этом противоречии можно было бы и завершить создание гипотезы, если бы не те самые многочисленные эмпирические примеры.

И потом, даже обыденная жизнь демонстрирует большое разнообразие вариантов социально-психологических отношений, которые никак не втиснуть в «универсальные» схемы вроде «соционики». Так, известный психолог Эрик Бёрн предложил альтернатив­ную типологию, но не функций, а психологических связей (партнеры, родитель-ребёнок и наоборот). И то, и другое можно обнаружить в калейдоскопе жизни как разные стороны социального бытия личности. Но это значит, что возможна и необходима более сложная модель, учитывающая все варианты. Например, модели отношений Бёрна легко и очень просторно укладываются в рамках «круговой поруки» знаков разной ориентации («север – восток – юг – запад – север»). Но из этого совпадения не следует, что майянская модель охватывает всё видимое и невидимое разнообразие. Ведь она описывает лишь две «внеш­ние» ипостаси личности, обращённые к социальному бытию.

Поэтому мы всё же попытаемся снять вышеназванное противоречие. Например, до­статочно очевидно, что эксперты в той или иной сфере деятельности руководствуются «духом» корпоративного и профессионального опыта. Однако и в экспертной работе, ска­жем, врача, судьи или арбитра, есть исполнительская часть (как правильно выписать рецепт, зачитывать приговор или свистеть), и есть своя мотивация (сохранить мантию или свисток, заслужить репутацию, принести пользу обществу). Наконец, внутри больших экспертных сообществ (например, в суде как учреждении) есть свои дежурные испол­нители и оценщики. Так что под общим водительством духа профессии востребованы самые разные типы личности и отношений между ними.

Тогда приходим к очередному промежуточному выводу: один и тот же базовый вариант может реализоваться в личности в разных ипостасях и, соответственно, в разных социальных отношениях. То есть исходных вариантов может быть 20, а конечных реализаций намного больше. Тот факт, что всего таких реализованных вариантов 260, а не 400, скорее, говорит в пользу «майянской модели», честно отражающей эмпирику, а не следующей сугубо формально-абстрактным подходам.

Эмпирическое описание майянских пар знаков, видимо не ограничивается только типологией личностей, рождённых в соответствующий день (и в следующую ночь). Так, приведем несколько примеров общезначимых исторических событий и найдём их знаки по майянскому календарю.

Первый пример всемирного события – полёт Юрия Гагарина, 12 апреля 1961 года (Гроза в Восходе). Полёт первого космонавта имел целью не только испытание знаний и техники, но и самой способности человека выйти в космос. Поэтому столь великими были эмоции (Гроза) всего «прогрессивного человечества». Не всех людей (папуасов или туарегов это не волнует), но значительного большинства (напомню, что Восход – символ быстрого продвижения вверх, то есть прогресса).

Знак исторического события 7 ноября 1917 года (если кто-то ещё помнит) – Землетрясение в Восходе. Интерпретируется легко – революционное потрясение основ, мотивированное стремлением к прогрессу.

22 июня 1941 г.: (Змей во Владыке) – внезапное нападение ради владычества.

1 сентября 1939 г. (Змей в Землетрясении) – внезапное нападение для потрясения основ мироустройства, выход из мирного, «природного» цикла. (И такой же знак у «путча ГКЧП» 19.08.1991 г.).

8 мая 1945 г. (Мировое Дерево в Землетрясении) – возвращение в «мирный цикл», завершение потрясений, росток нового мироустройства, рушащего старый мир.

Тот же знак у дня 21 июля 1969 года, когда весь мир, кроме нас и китайцев, наблю­дал «прямой эфир» с Луны, финиш космической гонки.

6 августа 1945 г. (Мастер в Восходе) – для атомного взрыва необходима искусная техника, но также изрядная доля мизантропии, интровертной тяги к идее прогресса.

Психология bookap

Ночь с 25 на 26 апреля 1986 г. (Ночь во Владыке), авария на Чернобыльской АЭС по образу действия – неосознанное высвобождение скрытых сил, по мотивации – попытка угодить советской власти, но бессознательно – её разрушить.

Впрочем, эти любопытные примеры сами по себе ничего не доказывают, а только будят воображение и вдохновляют на дальнейшие поиски и интеллектуальную работу.