19. Эпохи Орла и Грифа

255 Орёл в Восходе 05.04.1894 – 21.12.1913
256 Гриф 22.12.1913 – 07.09.1933

Символика Грифа или «воска» означает чистку. Эпоха Грифа означает очищение от негодных, отживших элементов мироустройства. И в самом деле, после 1913 года войны и революции вычистили из истории несколько крупнейших империй, не говоря уже о сословиях и прочих пережитках, недостойных большой эпохи Прогресса (Восхода). Что же касается России, то для неё понятие «чистка» будет едва ли не главным политическим принципом вплоть до 1930-х, когда важнее станет не социальное происхождение, а оборонное значение.

Поэтому есть смысл приглядеться к рубежу 1913-14 годов и происходивших в это время событий. Есть подозрение, что не последним из этих событий является принятый в США Акт о Федеральной резервной системе от 23 декабря 1913 года.

Чтобы более полно и объективно оценить узловое значение рубежа 1914 года, применим ту же тактику, как в прошлой главе. Сначала опишем общий «дух времени» и границы для предшествующей «эпохи Орла», начавшейся примерно в апреле 1894 года.

Напомню выявленное нами ранее психологическое содержание символической пары «Орёл в Восходе». Заодно мы выяснили, что образ действия с мотивацией «Восход в Орле» не сочетаются принципиально. Потому что «восходящий», прогрессивный образ действия основан на презумпции полного знания и нацелен на быстрое прямолинейное решение проблем на этой основе. А вот образ действия Орла – стремление к наиболее широкому и детальному знанию – вполне совместим с мотивацией прогрессоров. Только речь в данном случае идёт не о фундаментальном, а о прикладном знании.

Если посмотреть на период 1894-1913 годов с этой точки зрения, то действительно к концу XIX века произошли очень многие фундаментальные открытия в естественных науках, так что академическое сообщество решительно впало в застойное заблуждение об успешно выполненной миссии, в итоге которой сталось только применить полученные знания на практике. Этот счастливый период академического застоя завершился великой научной «перестройкой» имени Эйнштейна.

Специальная теория относительности родилась как прикладная инженерная ветвь, обобщающая статистику физических опытов. Однако до 1914 года теория Эйнштейна не была фундаментальной теорией. Так что академический застой и научная перестройка объединены в единый кризисный для Науки период – ровно так же, как брежневский застой и горбачёвская перестройка были объединены кризисом идеологического фунда­мента и нацеленностью только на прикладные, прагматические результаты.

Разумеется, «дух времени» проявляется во всех сферах культуры – не только в науке, но и в политике, экономике, образовании. Для ведущих стран, включая Россию, этот период был временем прикладного исследования природных ресурсов и применения новых технологий для усиления мощи экономики и вооружённых сил, необходимых для противостояния другим империалистическим державам.

В России переход от академизма к преимущественно прикладным исследованиям был во многом связан с деятельностью Д.И.Менделеева, который не только возглавил сугубо прикладное научное учреждение – палату мер и весов, но и продвигал научные методы в управлении экономикой и военном деле. Не менее значим вклад в развитие производительных сил России В.В.Вернадского, В.В.Докучаева. Научные труды и экспо­зиции на Всемирных выставках повлияли на укрепление мировых позиций России.

Символом перехода от теории к практике может считаться «опытовый бассейн», построенный по предложению Менделеева для морского министерства в 1894 году. Хотя более важным событием стало укрепление политических позиций С.Ю.Витте, которому Менделеев ранее помог разработать таможенный тариф. Денежная реформа Витте сущест­венно повлияла на всё развитие России вплоть до 1914 года. Не будем забывать и о таком политическом контексте как смена верховной власти в России, в ноябре 1894-го после смерти Александра III на престол взошел Николай II.

Можно считать доказанным, что единый «дух времени», отличный от предыдущего периода и от последующего, существовал в России именно с 1894 по 1914 год. Теперь осталось индуцировать этот вывод для остальных ведущих держав.

Прикладная исследовательская активность всего мирового научного сообщества в этот период не вызывает сомнения. Например, Никола Тесла своими изобретениями готовят пришествие «электрического века», но именно в 1894 году на основе патентов Теслы Вестингауз запускает первую мощную ГЭС на Ниагаре, фактическое начало буду­щей «General Electric». Переход экспериментального научного знания в широкую эконо­мическую практику. Эта тенденция проявилась и в превращении медицинской микстуры в бренд «Кока-кола», начло продаж в том же 1894 году. После экономического кризиса, символом которого стал опустошительный пожар на месте Всемирной выставки в Чикаго в январе 1894 года, произошли серьёзные изменения, переход к т.н. «прогрессивной эре» в политике США. Сами американцы описывают этот поворот к доминированию «прогрес­систов» в обеих партиях как общую поддержку научных методов в управлении экономи­кой, государством, промышленностью и финансами. Причём самым значимым результа­том «прогрессивной эры» называют создание ФРС на рубеже 1913-14 годов.

Другим проявлением нового духа времени стал переход от теории к практике в ещё более неожиданной сфере науки – от популярных археологических исследований в греческой Олимпии к возрождению современных Олимпийских игр на парижском конг­рессе в июне 1894 года. По стечению обстоятельств в тот же день был убит популярный президент Франции С.Карно, оставивший франко-русский договор января 1894 года как политическое наследие вместе с Александром III. Дух времени проявился во француз­ских займах для быстрого развития промышленности, но также в усилении социальных проти­воречий вследствие односторонне материалистического развития. Пожалуй, франко-русский союз стал событием 1894 года, поворотным в мировой политике. Франция как центр научных инноваций плюс Россия как широкое поле для их практического внедрения в экономическое развитие.

Похоже, что и в этот раз не только общий дух времени совпал с известной нам майянской символикой Орла, но и момент наступления новой эпохи предугадан жрецами майя с точностью до полугода. Более того, по политической линии США мы даже обна­ружили прямую связь между началом и итогом «Прогрессивной эры». Нам остаётся лишь уточнить, какие знаковые события происходили в мире, Европе, России вместе с учреж­дением Федеральной резервной системы в США.

Из близлежащих знаковых событий стоит отметить дебют в кино Чарли Чаплина и возвращение из Флоренции в Лувр «Моны Лизы» через три года после похищения, и рождение замысла «Чёрного квадрата» у Малевича. Не менее важным событием было введение на заводах Форда 8-часового дня как рычаг экономической конкуренции – для чистки рынка по признаку производительности. Можно также отметить прогрессивную линию от дела Дрейфуса в 1894 году до оправдания Бейлиса в Киеве в конце 1913 года.

Хотя в общем с начала 1914 года и до сараевского убийства 28 июня было затишье перед бурей. Вот и вопрос: можно ли считать переломным моментом начало затишья или всё же начало самой бури? Однако, в любом случае, хотя и сильно постфактум нельзя не отметить, что значение создания ФРС для судеб мира ничуть не меньше, чем убийство сербским анархистом Франца нашего Фердинанда. Сколько их таких терактов случалось до и после, но не вызывало войн. Также очевидно, что банкиры подготовились к кризи­сам, войнам и революциям лучше правительств и общества. Взаимная страховка в заоке­анском убежище и неограниченный кредит воюющим державам сняли многие сомнения и политические тормоза на пути к мировой бойне – в этой смене образа действия и состоит переход к эпохе Грифа или большой чистки в мировой политике.

На первый взгляд, такое совпадение древнего майянского календаря с реальными политическими эпохами выглядит сенсационно. На второй взгляд начинает отдавать бана­льностью – ну да, нашелся некий общий ритм, тактовая частота исторического процесса. Ну и ладно, скажет себе утомлённый устаревшими сенсациями и ненужными деталями читатель. Ну да, согласен – новизна научного открытия быстро стирается, если от него сразу не видно пользы. Хотя ещё рано об этом судить.

Однако признаюсь, что когда мы приступили к таблицам со структурой двух эпох – Орла и Восхода, в голову пришла одна мысль. Помнится, мы нашли соответствие между «историческими» циклами Цолькина и четвертями Надлома обобщенного исторического процесса. Следовательно, можно предположить, что последовательности из 16 катунов от Змея в Орле до Владыки в Восходе также должен соответствовать некий исторический процесс. Более того, если мы такой исторический процесс и соответствующее ему сооб­щество не обнаружим, то грош цена всей нашей обобщённой русско-майянской модели.

Определённые намёки на возможный ответ стали проявляться при описании и ана­лизе катунов Землетрясения и Кремня, где одну из ведущих ролей играла Наука как кол­лективный субъект и как политико-экономический фактор. Но, между прочим, узел 19/20 и 20 стадия Надлома, где востребованы психотипы Землетрясения и Кремня, – это начало завершающей четверти, активизация сформированного сообщества. При анализе «эпохи Орла» Наука была в фазе развития, соответствующей 18 стадии Надлома, включающей и застой, и перестройку. Если мы найдём в «эпохе Грифа» признаки 19 стадии Реставрации, то теорема о Науке как центральном сообществе, задающем тактовую частоту историче­ского процесса, может считаться доказанной.

И на самом деле, начало разрушительной первой мировой войны в 1914 году было подготовлено большим вкладом Науки в возросшую мощь держав, которые в моральном и гуманитарном измерении сохранили отсталость, усугубленную догматической верой в торжество Прогресса. Результатом мирового кризиса стало резкое падение статуса учёных и откат Науки как сообщества в своём институциональном и социальном развитии к фор­мам и методам выживания, бытовавшим до XIX века. Не только в России или в Германии оставшиеся учёные оказались «у разбитого корыта». Немногие корифеи, как во времена Ломоносова, вынуждены искать милости и защиты у сановных вельмож, выбивать у казны средства на поддержание исследований.

Также и в других странах Наука вернулась в стены университетов, финансируемых сообразно традициям и возможностям элиты. Откат назад в развитии с последующим наверстыванием и повторением пройденного, а также поиски новой идентичности и идейной основы взамен утраченных догм – и есть содержание 19-й стадии Реставрации, вполне применимой к состоянию науки в 1914-1933 годах. Но при этом за счёт жертвы темпа и социального статуса прошла основательная чистка Науки, в которой остались работать только подлинные энтузиасты и очень умные люди, способные выйти на уровень квантовой физики, системного анализа и других новейших идей.

Чтобы утвердиться в верности гипотезы, мы, пожалуй, в следующей главе быстро обозрим только катуны с творческой, «северной» ориентацией – Змей, Вода, Тростник, соответствующие большим узлам Надлома. Тем не менее, уже сейчас всех нас можно поздравить с очередным открытием на пути к будущей интегральной гуманитарной науке, которую мы вслед за А.Азимовым назовём «психоисторией». Открытие это звучит так:

Всемирно-исторический процесс имеет в своей основе чёткий ритм. При этом источником «тактовой частоты» является научное сообщество или его исторические аналоги в прошлом. Все прочие сообщества и процессы развития – экономические, политические, технологические, государственные – подстраиваются и подчиняются заданному ритму процесса познания.