6. Хронологические наброски

Чтобы найти верное направление мысли, нужно делать наброски… Примерно так, как Сталкер, привязывая ленточки к гаечкам и пробуя на прочность зыбкую виртуальную Зону. А вы думали, у Тарковского эта метафора только о России? Нет, и вообще про творчество и его зыбкий предмет.

В прошлой главе художественные наброски помогли нащупать заросшую быльём кочку в этом мистико-историческом болоте. Речь о совсем маловероятном совпадении начального дня полутысячелетия 1 января 1500 года с начальным днём «1 Имиш» 260-дневного майянского цолькина.

Ещё менее случайным выглядит это совпадение, если прибавить к этой дате два больших майянских цикла по 260 тунов, то есть 360-дневных годов. В результате получа­ем дату 15 июля 2012. Это единственный день в 2012 году под знаком «1 Имиш», то есть М.Дерево в М.Дереве. Между прочим, на этот год толкователи майянских календарей и пророчеств назначили конец великой майянской эры.

Таким образом, это совпадение никак не может быть случайностью для тех, кто верит в истинность майянского календаря. А почему бы и не поверить в его истинность, если он работает на уровне 260-дневного цикла – и в том, что касается социальных психотипов многих людей, и в отношении важных событий. Вот, к примеру, свежий пример – землетрясение и цунами в Японии 11.03.2011 под знаком Воды в Олене. Вода – это знак накопленной энергии, выплескивающейся в критических ситуациях. Олень означ­ает и экспансию (воды на берег), а также охотника и добычу (хищную мотивацию хозяев и устроителей Фукусимы).

Похоже, что и 260-летние циклы неплохо отражают характер исторических перио­дов и до, и после 1500 года. Поэтому лично я не вижу препятствий к тому, чтобы иезуитские реформаторы календаря при папе Григории XIII не использовали это тайное знание, добытое в Новом Свете. Им так и так нужно было выбирать люфт между разными точками отсчёта прежнего летосчисления «от сотворения мира». Отчего бы и не пойти на поводу соблазнительного совпадения, к тому же дающего неиллюзорные рычаги тайного влияния на светлые умы.

Чтобы оценить реальную ценность (полноту и точность) разных элементов знаний древних народов, нужно для начала представлять общий механизм возможного появления таких знаний и их дальнейшего развития. Мы мало знаем о древней цивилизации майя, города и артефакты которой заросли джунглями задолго до Колумба. К моменту высадки испанцев самые сложные календарные системы уже не употреблялись, а в более поздней книге «Чилам Балам» собраны воедино варианты из разных рукописей майя и ацтеков.

Зато у нас есть общее знание о развитии цивилизаций и народов на основе сравни­тельного анализа разных сторон процесса, проведенного независимо А.Тойнби и Л. Гуми­лёвым. К этому можно добавить философское обобщение В.Турчина, отражающее общие закономерности восхождения от природного отражения через эмпирическое обобщение к абстрактным моделям.

Начать следует с классического эмпирического обобщения А.Тойнби, показавшего, что развитие цивилизаций есть Ответ на Вызов времени. То есть в благоприятных для че­ловека условиях, как в прериях Северной Америки или в Центральной Европе, зарожде­ния цивилизации ждать не приходится, как и в чрезмерно жёстких или простых условиях пустынь, джунглей, островов. Цивилизации зарождаются там, где есть природный потен­циал для демографического и экономического роста, но одновременно действует некий смещающий фактор, требующий сложного приспособления.

В древнем Египте таким фактором была цикличность паводков Нила, несущих в себе и благо, и риски для земледелия. Отсюда возникает сначала эмпирическое знание об астрономии, а затем – о геометрии как технологии регулирования социальных и экономи­ческих отношений. Аналогично в древнем Китае главным смещающим фактором были регулярные бурные половодья, требовавшие строительства дамб и совместного обустрой­ства полей. Отсюда эмпирическое знание о социальном порядке и мобилизации, обобщён­ное позже Конфуцием. Для древней Индии смещающий фактор – биологически агрессив­ная среда в условиях влажных джунглей при слабых аграрных технологиях, когда на первое место выходят эмпирические знания о поддержании здоровья и духа, а также быстрого размножения при высокой смертности.

Что касается древней Мезоамерики, там при достаточно благоприятном климате аграрные технологии позволили развиться большим общинам, но пространства для более широкой экспансии при этом не было, как и в Египте. Кроме того, в отличие от Старого Света, земледельческие общины здесь не испытывали давления кочевников-скотоводов, а потому не возникло потребности в металлах для войн. В таких условиях оказались необ­ходимыми эмпирические знания, гармонизирующие отношения внутри больших общин и между ними, то есть знания о социально-психологических типах и ритмах.

Тойнби и Гумилёв параллельно, на разной фактографии обосновали закон развития больших сообществ через три больших фазы – Подъём, Надлом и Гармоническая фаза. Цивилизации, как и отдельные личности, бывают в молодом, зрелом и пожилом возрасте. И если рядом не оказывается подходящей варварской периферии или молодой цивилиза­ции, то эмпирическое знание, бывшее священным для данной цивилизации, некому пере­дать по эстафете, как Египет передал Элладе, и неоткуда появиться дочерней цивилиза­ции. Тогда дряхлая цивилизация может выродиться и исчезнуть, как случилось на острове Пасхи. Если для диких племен, как на карибских островах, вторжение чужой цивилизации означало гибель, то для пожилых американских цивилизаций – возможность обновления и продолжения в цивилизации-наследнице.

Теперь можно задать столь же общий вопрос: А почему это цивилизации стареют и гибнут, если эмпирические знания, ставшие ответом на смещающий фактор, не только сохранились, но и развились. По этому поводу у Тойнби тоже есть обобщающая формула – цивилизации гибнут только от внутренних причин, когда их собственные механизмы воспроизводства начинают работать на износ. Развитие не остановить, даже если оно обо­рачивается против самой цивилизации. Приобретение эмпирического знания не только выводит этническое сообщество из перманентного кризиса, порожденного смещающим фактором. Знание, собственно, и порождает цивилизацию как управляющую надстройку суперэтноса, включая государство и церковь как отдельные от народа сообщества. Но как только хранители знания отделились от эмпирических условий, породивших это знание, начинается абстрагирование и конкурентное развитие сложных моделей. Из сугубо прак­тической эмпирики путем экстраполяции вырастает не только идеология власти, но и космогония. Теоретические споры переходят в схоластику, жреческие элиты перестают работать на практические потребности и воспринимать новый опыт. В результате цивили­зацию настигает глубокий Надлом, и выход из него не всегда бывает успешным.

Признаки соперничества между схоластическим и эмпирическим подходами мож­но обнаружить в майянских календарях. Эмпирический цикл Цолькин из 260 дней – это та общая основа, на которой выросла майянская цивилизация. Также естественным для всех цивилизаций, не только этой, эмпирическим знанием был годовой цикл из 365 дней – «хааб», связанный не с духовными, а с материальными потребностями экономики. Однако жрецы придумали свой священный год из 360 дней – «тун», идеологически совместимый с «высшим» знанием по сравнению с материальной эмпирикой. Это самый близкий вари­ант к солнечному году, при котором священный год начинается с первого знака Имиш (М.Дерево) и заканчивается 20-м знаком Ахау (Владыка).

Нет сомнения, что извечное соперничество религии и материального знания, церк­ви и государства майя проецировалось на конкуренцию календарей. И разумеется, в священных текстах жрецов речь идёт о главенстве 360-дневного туна. Однако спор этот был, похоже, схоластическим, ибо даже если эмпирически найдены большие 260-летние периоды, соответствующие чередованию 20 знаков, то границы этих периодов невозмож­но определить с точностью порядка 0.1 процента, необходимой для различения солнеч­ного года и священного туна.

Для примера возьмем нашу новейшую историю, политико-правовой процесс учре­ждения Российской Федерации, охватывающий не сотни лет, а два десятка. Всем виден процесс смены СССР на РФ в конце 1991 года, но кто может точно сказать, когда эта смена произошла? 31 декабря вместе со сменой таблички в СБ ООН? Или 25 декабря со спуском флага и отставкой президента СССР? 12 декабря при ратификации Беловежских соглашений, или 8 декабря при их подписании? А может всё же 1 ноября, когда россий­ский съезд принял решение о сепаратной экономической реформе? Или же вечером 19 августа, когда с союзным руководством было всё уже ясно? Или 12 июня 1990-го, когда принята Декларация о суверенитете РСФСР?

Так и при любой другой смене политических и исторических процессов – люфт составит единицы процентов от общей длительности периода. То есть для 260-летних периодов – пару-тройку лет. Да, наверное, для 20 таких периодов накопится разница лет в 50, но разглядеть эти полвека в глубине тысячелетий никак не выйдет.

Что из этого следует? Ничего особенного, просто сугубо точная дата 21 декабря 2012 для завершения огромного исторического периода в 5 тысяч лет выглядит странно. Хотя вполне возможно, что где-то близко к 2012 году такая смена эпох действительно произойдёт. Можно ли проверить или максимально уточнить, либо назвать другие варианты? Не исключено, если проверять не утвердительные интерпретации, а наоборот – видимые противоречия.

При 360 и при 365 днях в году большой 260-годовой цикл содержит целое число цолькинов по 260 дней, а эра из 20 больших эпох – тоже. Если эра календаря и каждый из больших циклов начинается с первого дня «1 Имиш» 260-дневного цолькина, то в любом случае последний день эпохи должен быть 260-й (Владыка в Восходе). Однако 21 декабря 2012 года – это 160-й, а не последний день основного цикла. Как же так?

Известно, что у ацтеков, по всей видимости, некритически воспринявших теории майянских схоластиков, особой популярностью пользовался цикл из 52 солнечных лет по 365 дней, потому что он точно равен 73 цолькинам по 260 дней. При этом каждые 52 года ацтеки ожидали возможного конца света именно в 160-й день последнего или первого цолькина. Однако это ожидание может быть экстраполяцией эмпирического значения знака «Владыка в Землетрясении» как наиболее подходящего для встряхивания власти, в том числе возможного обрушения прежнего порядка.

Даже в малых циклах, как обычный год для семьи и друзей, начало связано с празд­ником, собранием сообщества к своим корням. А рабочая активность начинается позже. Можно вспомнить и начало нового века. Сначала был праздный миллениум, а события начались лишь 11 сентября, но и это ещё не было прощанием с уходящим веком. У нас в России только через десятилетие меняется режим родом из прошлого века, да и в других странах – то же самое.

Предсказатели и истолкователи подстраховались тем, что в символических посла­ниях немного перенесли начало новой эры на четыре года ближе. В книге «Чилам Балам» иносказательно, но несложно для прочтения записано, что смена эпох привязана не к последнему году цикла под знаком Владыки, а произойдёт в четвертый год от конца под знаком Землетрясение. Возможно, что именно поэтому толкователи или составители сбор­ника из разных майянских текстов могли перепутать. Эпоха может кончиться в последний день цолькина под знаком Владыка в год Землетрясения. В этом случае новая эпоха опять начнется в день «1 Имиш» следующего цолькина. Проблема лишь в том, чтобы рассчитать это самый тун под знаком Землетрясения не абстрактно, а с привязкой к эмпирически наблюдаемым событиям – сейчас или в предыдущих больших циклах.

Кроме того, в результате эмпирической привязки вполне может оказаться, вопреки теориям жрецов, что в основе больших циклов лежит таки солнечный год, а смена эпохи или большого цикла происходит в приближении, начиная с предшествующего большому циклу начального дня «цолькина». Это было бы естественней, чем абстрактный тун из 360 дней. В этом случае и возможная связь между катуном из 20 солнечных лет и 260 лунны­ми месяцами тоже была бы на практике привязана к началу 20-дневного цикла.

Несмотря на возможную ошибку в определении длины «священного года», если эта ошибка стала на деле основой «тайного знания» иезуитов или мормонов с масонами о сро­ках «конца света», это всё равно могло повлиять на прогнозы и планы крупных акторов глобальной политики. Поэтому 2012 год вполне может стать началом больших изменений. Но только в случае, если этот неточный расчёт совпал с объективным ритмом истории. В XVI веке такое совпадение случилось и подоспело к реформе календаря.

Возможно, кому-то будет интересно самому поискать границы больших циклов из 260 тунов или хаабов. Для этого я добавил к скрипту возможность откручивать туда и обратно по 360 и по 365 цолькинов3. А для меня этот набросок служит способом сбросить лишние мысли по поводу больших циклов и сосредоточиться на главной эмпирической ценности – таблице социальных психотипов и сложном внутреннем ритме Цолькина.


3 см.сноску на стр.4