18. Эпохи Грозы, Кремня, Землетрясения

Итак, весьма наглядным примером общей установки элит оказалась предпоследняя «малая эпоха» Грозы в Восходе примерно с февраля 1973 по октябрь 1992 года. Наше поколение очень хорошо помнит не только факты, но и чувства, эмоции, которые владели обществом в этот период. Относительно самой последнего катуна Владыки в Восходе нам тоже много что известно, но меньше, поскольку эта «малая эпоха» ещё не завершилась, и многое из тайного пока не стало явным. Так, значение краха Бреттон-Вудской системы в феврале 1973 и последовавшего за этим возведения долларовой кредитной пирамиды мы в полной мере можем оценить только сейчас, когда эта пирамида выстроена, и почти все цели её строительства достигнуты.

Один из таких важнейших итогов «эпохи Грозы» – неожиданное и нелогичное кру­шение Советского Союза. Никакими объективными, экономическими или военными при­чинами эта «геополитическая катастрофа» не объяснима. Даже резкое падение мировых цен на нефть не было критичным, не говоря уже о расходах на афганскую войну, которые только укрепляли армию. Единственно действенным антисоветским фактором было мощ­ное эмоциональное воздействие сначала извне, а затем и изнутри – со стороны советских масс-медиа и «звёзд», вкусивших западных грантов и рекламных бюджетов.

Строительство финансовой пирамиды, начатое в 1973 году, решало только полдела – на долгое время стабилизировало мировую систему капитализма, но также давало в руки финансовой олигархии глобальные рычаги, дотоле доступные разве что Госплану и Гос­комцен. Мировые цены на зерно, нефть, другие стратегические товары, управляемые с помощью фьючерсных спекуляций, становись рычагами давления на все страны и элиты, включая арабские петромонархии и страны соцлагеря. Это необходимое условие для пере­хода к однополярному миру, но недостаточное.

Достаточным условием было мощное и глубокое эмоциональное воздействие как на советских, так и на западных молодых граждан, на будущие элиты с целью преодоле­ния биполярности «холодной войны». Антивоенная, антиядерная кампания вкупе с пропа­гандой гедонистического отношения к жизни решала в пользу финансовой олигархии обе задачи – перехват власти у милитократии ВПК на западе и крушение идеологической основы экономической автаркии соцлагеря.

Поэтому совсем не удивителен тот факт, что одновременно со сломом Бреттон-Вудской системы примерно в феврале 1973 года произошло ещё одно интересное событие – вышел из студии в тираж альбом «Dark Side of the Moon» группы «Pink Floyd». Это сейчас молодым читателям и слушателям может показаться – ну что здесь такого? А в начале 1970-х этот альбом стал революцией в индустрии шоу-бизнеса. Столь же револю­ционным был, наверное, только переход от немого к звуковому кино. Степень воздейст­вия прогрессивных психоделических рок-шоу на эмоции слушателей и зрителей была столь высокой, что пробивалась даже через дребезжащие жестью приёмники советского радио. Да и сам жанр шоу стал синтетическим, на уровне лучших кинофильмов, но ещё более эмоционально индуцирующим за счёт многотысячной массовки живых концертов. Куда там старомодным битлам с их визгливой тинейджерской клакой.

Разумеется, это субъективная оценка, но всё поколение постсоветских политиков, журналистов, бизнесменов выросло под огромным влиянием эмоциональной «Грозы», пришедшей с Запада и накрывшей нашу столицу и другие города. Речь идёт обо всей мощи западного шоу-бизнеса, включая все жанры и стили. К этой же волне можно при­числить и её проекцию в СССР в лице рок-групп времён Перестройки. Однако именно Уотерс с Гилмором работали политизированным тараном, обрушившим Стену между двумя блоками. Что характерно, как только задача была решена и живая «Стена» была сыграна на руинах Берлинской стены, вся эта грозовая шоу-волна очень быстро схлынула.

После 1992 года не появилось ни одного нового шоу и ни одной группы, сравни­мых по накалу и драйву с «Pink Floyd» и «The Wall» на Западе или с «Кино» и «Ассой» у нас здесь. Наоборот, вся мировая шоу-индустрия свернула на иную стезю противополож­ного направления. После крушения «империи зла» хозяевам «империи добра» больше не нужны окрылённые светлыми идеями бунтари. Теперь в «эпоху Владыки» нужны послуш­ные зомби, которые с помощью нехитрых, но навязчивых ритмов вводятся в транс управ­ляемой толпы. Даже если участники этой глобальной толпы заперты в тесных клетках своих комнат и виртуальных миров. Важен общий ритм и тихий, не воспринимаемый сознанием шёпот: «Бандерлоги, ближе, ближе!».

Ну да мы отвлеклись от важных событий 1973 года. Само собой, перейти к новой глобальной стратегии финансовая олигархия смогла только, когда был достигнут пик раз­вития биполярности. Две системы полностью поделили мир, признали друг друга равны­ми партнерами в космосе и на наземных ТВД (в 1973 запустили «Скайлэб» как финал лунной программы «Аполлон»). И самое главное, в 1973 начали работать новые советско-американские договоры. В СССР потекло американское зерно, что позволило финансовой олигархии и ТНК захватить растущий зерновой рынок у себя в США. То есть элита СССР начала, пусть и не осознавая этого, работать на глобализацию и будущий однополярный геополитический режим. В качестве бонуса советские граждане получили с мая 1973-го радость вкушения «Пепси-колы», а также признание советским государством междуна­родной конвенции об авторских правах, открывшее путь лицензионным дискам и прила­гавшимся к ним гастролям западных шоу.

Так что для начала 1973 года выполнено главное условие для диагностики «узла», соединяющего и разделяющего «эпохи» – наличие множества взаимосвязанных событий в разных сферах, за короткий период изменяющего образ действия всех ведущих субъектов. Наверняка, покопавшись в календарях и анналах за 1972-73 год можно обнаружить и другие факты, вроде установления в Египте «демократической диктатуры» Садата и затем «войны Судного дня», ведущей прямиком к Кэмп-Дэвиду.

Что касается Грозы как образа действия элит, то между 1973 и 1992 годами найдём немало знаковых событий, обусловленных эмоциями, как ввод войск в Афганистан и бойкот двух Олимпиад. Другие знаковые события были призваны вызывать эмоции – то же олимпийское шоу в Москве или свадьба в Лондоне Чарльза и Дианы (напомню, Гроза в Грозе). Я уже не говорю о Перестройке и «гласности», открывшей шлюзы для самых тём­ных эмоций и эмоциональных версий истории, обрушившихся на голову не привыкших к таким предвыборным шоу советским гражданам. Кстати, события, приведшие к опублико­ванию на Западе «Архипелага Гулаг» также произошли в СССР в 1973 году.

Что касается узла между эпохами Грозы и Владыки в 1992 году, нет особой нужды доказывать взаимосвязь между распадом СССР, уходом России из мировой политики и формированием в мире однополярного режима глобализации. Все прочие события во всех сферах политики, экономики, технологий, культуры обусловлены именно установлением глобальной «диктатуры демократов», а точнее – финансовой олигархии. Попытка реванша милитократии после мегатеракта 9/11 произошла после фактического исчерпания ресурса глобальной финансовой пирамиды, но она же и продлила её жизнь до завершения «эпохи Владыки». Соскочить с финансовой пирамиды неоконсерваторы не могли, поэтому оста­валось только её охранять и стабилизировать, в том числе выстраивая глобальные союзы с РФ и Китаем, рефинансирующих пирамиду за счёт роста экспорта.

Думаю, что относительно двух крайних катунов Грозы и Владыки обоснований достаточно. Если что-то ещё вспомним или обнаружим, то добавим по ходу ретроспекции. Перейдём к двум предшествующим катунам:

257 Землетрясение 08.09.1933 – 25.05.1953
258 Кремень 26.05.1953 – 09.02.1973

Нам будет проще сначала описать эпоху Землетрясения в Восходе с граничными узлами. Тогда эпоха Кремня определится сама собой между Землетрясением и Грозой.

Итак, что мы, уроженцы ХХ века, вспоминаем при упоминании 1933 года. Прежде всего, это установление в Германии нацистской диктатуры Гитлера. Для всех думающих современников это уже в тот момент означало неизбежность большой войны в Европе. На этом прогнозе или плане сразу же выстраивал свою стратегию вывода США из кризиса президент Ф.Д.Рузвельт, также пришедший к власти в мае 1933 года. В Советском Союзе приход Гитлера к власти в Германии означал глубокий кризис в Коминтерне, подрыв идеи «мировой революции», а значит ослабление «интернационалистов» Троцкого и усиление сталинского крыла «государственников» и «советских патриотов». Поэтому 1933 год стал поворотным в предвоенной мобилизации и для Европы, и для Америки, и для России, и для Ближнего Востока (мобилизация глобального движения сионистов, сформировавшего будущий Израиль), то есть для четырёх центров будущего послевоенного мироустройства.

Нужно ли разъяснять символику Землетрясения для периода самой масштабной и разрушительной мировой войны, сломавшей и перевернувшей всю глобальную политику. Однако кроме потрясения основ мироустройства у этого знака есть ещё одно, творческое значение. Именно в этот период глобальных потрясений родилась современная Наука как решающий фактор и субъект политики и экономики. Атомная бомба и ракетная техника, но также криптография, кибернетика, вычислительная техника, радиолокация, селекция и генетика, другие критически важные знания и технологии.

К этому можно добавить, что всё двадцатилетие в масштабах всемирной истории является большим узлом (19/20) между третьей и четвертой четвертями Надлома. А этому узлу, как мы знаем, соответствует психотип под творческим знаком Землетрясения. Вряд ли это просто совпадение.

С начальной точкой отсчёта эпохи больших потрясений на Земле в 1933 году всё достаточно ясно. Поиски другой точки отсчёта, кроме прихода Гитлера к власти, ведут к фатальным противоречиям. Ни мюнхенский сговор, ни тем более советско-германский пакт не были началом потрясений, а только следствием более важных событий и причин. Нам осталось уточнить, какое из многих германских событий 1933 года от поджога Рейхстага до Лейпцигского процесса стало «точкой невозврата». Пожалуй, что роспуск и запрет 14 июля всех партий, кроме одной. Хотя начало Лейпцигского процесса в сентябре получило больший резонанс в мире. Впрочем, такое событие в США, как декрет о конфискации золота у населения, тоже больше похож на предвоенную меру мобилизации, чем на либеральный пацифизм.

Теперь попытаемся разобраться с событиями лета 1953 года, после смерти Сталина – последнего из великих лидеров эпохи Землетрясения. Была ли сама по себе смерть Сталина причиной коренных изменений во внутренней и внешней политике СССР? Нет, конечно. Роль личности в истории – быть проводником тенденций, а не их источником.

Главным событием 1953 года в стране и в мире стало испытание 12 августа советской водородной бомбы. Именно готовность бомбы к испытанию стала главной причиной ареста и ликвидации маршала Берия, иначе он приобретал слишком большую власть. Но, парадоксальным образом, именно Большая Бомба, дающая глобальную защиту и скрепляющая бывшие зоны оккупации в защищенную систему, делает ненужным прежний принцип самозащиты элиты на основе всеобщего страха и перманентных потрясений. Не было бы Бомбы, и после Сталина при живом Берии или другом диктаторе СССР съёжился бы до масштабов глобальной Северной Кореи, сохраняя автаркию и боеспособность, необходимую для внешних заказчиков этого шоу – американского ВПК. Кстати, именно в 1953 году завершилась корейская война, которую можно назвать последней битвой «эпохи потрясения Земли» и одновременно первым локальным кризисом выстроенного биполярного мира – переходный проект, соединяющий в себе образы действия уходящей и наступающей эпохи.

Неопределённость по поводу состояния и потенциала советской политической и военной системы, продлила «эпоху Землетрясения» до лета 1953 года, хотя тенденция к формированию биполярной системы наметилась гораздо раньше. Между тем символика «Кремня» (то есть острого резца из твердого материала, скальпеля) означает жёсткое разделение общего пространства на сферы влияния соответственно некоторым общим принципам, опирающимся на авторитетное знание. Заметим, что в «эпоху Кремня» авто­ритет твёрдого научного знания был на невиданной высоте во всех частях разделённого глобуса. Источником авторитета был решающий вклад Науки в Великую Победу и в создание ракетно-ядерного щита.

Психология bookap

Симптоматично, что каждый следующий успех науки и техники, советской и американской – первые спутники и первые люди в космосе, первые АЭС и реактивные лайнеры – всё это только укрепляло не только авторитет науки, но и разделительную Стену между системами. Но вот что удивительно: сразу же после оглушительного с виду успеха американских вояжей на Луну авторитет учёных резко упал и для советских, и для американских руководителей. Может быть потому, что это был такой же переходный проект от гонки научно-технического прогресса к эпохе глобальных шоу?

Похоже, что первые четыре ступеньки «майянской лестницы», ведущие вглубь истории, весьма точно соответствуют узловым событиям и духу каждой из эпох. Так что придётся продолжить нашу проверку и перейти к следующей паре катунов.