7. Открытие лунного цикла

Вот так всегда бывает, только соберешься возвращаться из леса домой, как грибы сами начинают выскакивать навстречу, вновь заманивая в чащу. Только собрался оставить энтузиастам «большие циклы» календаря майя и вернуться к Цолькину, как наткнулся не просто на совпадение, а фактически – на ключ ко всему календарю.

Дело было так. мы с профессором «после вчерашнего» скромно дегустировали белое аргентинское и обсуждали влияние Цолькина на циклы личной жизни. Вот в прош­лый раз, когда был день моего знака, работать так и не получилось, пришлось быть ближе к природе и семье. Выдвигаем гипотезу, что кроме общего для всех цикла цолькинов, у каждого есть свой собственный, в котором цолькины отсчитывается от дня рождения. То есть, если, например, по общему календарю твой знак – «Кремень в Ягуаре» (18), то в персональном цикле этот же день будет первым как «1 Имиш».

Собственно, гипотеза простая, но всё равно неплохо проверить, нет ли совпадений. А потому давай с помощью нашего скрипта посмотрим, когда был ближайший день твоего знака. Загружаю страничку с гороскопом и выбираю «Кремень в Ягуаре». – Надо же, доктор, в этом году твой знак был ровно в твой день рождения? Сколько тебе стукнуло? 42! А ну-ка, посмотрим, какой знак был, когда мне стукнуло 42? Точно, так и есть, мой знак.

Точно, точно. Ещё в прошлый раз, когда искали совпадение начала цолькина с началом года, кроме 1500 года, двойной знак Мирового Дерева выпадал на 1 января ещё и в 1542-м, и в 1458, то есть с разницей ровно 42 года.

Проверяем на других примерах. Работает, но в половине случаев с погрешностью в один день – в зависимости от расположения дня рождения между двумя високосными днями 29 февраля. Ели начальный день в первой половине четырёхлетнего промежутка, то через 42 года этот же день григорианского календаря придётся на тот же самый знак Цолькина. А если начало 42-летнего цикла лежит во второй половине високосного четырёхлетия, то персональный знак выпадет на день раньше дня рождения. Таким образом, мы имеем большой календарный цикл, в котором 42 юлианских солнечных года (по 365 с четвертью дней) практически точно равны 59-ти 260-дневным циклам.

Между тем 42 года – это очень важный рубеж в развитии личности, завершение кризиса среднего возраста или, другими словами, полное социально-психологическое созревание личности. Можно также вспомнить, что число 42 – одно из любимых про­роками. Так, у Иоанна Богослова оно имеет символический смысл обретения мудрости после длительного периода испытаний.

Здесь нам стоит сделать небольшое философское отступление на предмет ценности различных теорий. Теория ценна лишь в том случае, если соединяет в единую систему эмпирические обобщения и позволяет находить новые. Например, магический треуголь­ник со сторонами 3, 4, 5 был открыт древними египтянами эмпирически. А теоретическое обобщение Пифагора позволяет найти другие магические треугольники такого рода, обеспечивая выполнение теории на практике.

Всем известна классическая формула свободного рынка: «товар – деньги – товар», в общем случае: «Т – Д – Д’ – T’». А если цепочка выглядит так: «Т – Д – Д’ – Д” –…», то речь идёт о спекулятивном рынке, в котором производные деньги оторваны от реальной практики производства и обмена, а потому ведут к системному кризису.

Точно также и разумные теоретические системы должны строиться на основе практичных цепочек: «Ф<–>А<=>А’<–>Ф’», где фактографии Ф сопоставлена абстракция А. Отношение <–> есть эмпирическое обобщение, а <=> – теоретическое обобщение, устанавливающее закономерности.

В теоретической сфере также весьма часто случаются самые настоящие спекуляции типа «Ф<–>А=>А’=>А”=>…», ведущие к кризису теории. Такой тип отрыва теории от реальности через превращение первичного теоретического обобщения в объект для «теории» якобы высшего ранга можно смело назвать «гностической спекуляцией». Бывает ещё спекуляция герметического или каббалистического типа, когда вместо исследования сложной эмпирической системы она редуцируется до набора элементов с некоторым простым порядком, который всегда находит формальное соответствие в хаотично расползающейся «абстракции», но не порождает практически значимых закономерностей. В вышеописанной цепочке происходит необратимая подмена факта элементами другого уровня рассмотрения (Ф–>Э<–>А<=>А’<–>Э’<–Ф’), от чего предостерегал ещё Секст Эмпирик. Типичный образчик такой всеядной редуцированной абстракции – объяснение сложных феноменов в физиологии и даже психологии влиянием «генов».

Возвратимся к вновь обретенному циклу из 59 цолькинов, равных 42 солнечным годам. Мы нашли дополнительную связь между двумя эмпирическими обобщениями, лежащими строго в одной сфере социально-психологических наблюдений. Есть доста­точно надёжная фактография соответствия знаков Цолькина социально-психологическим типам майянского гороскопа, есть не менее надёжная фактография аналитической психо­логии, относящая возраст 42 года на рубеж преодоления важнейшего кризиса, и есть простая и надёжная связь между этими эмпирическими обобщениями.

Однако и это ещё не все. На первый взгляд, простое число 59, соединяющее цикл цолькина с циклом из 42 юлианских лет, ни на какие более простые циклы не делится. Но это так, если бы мы занимались абстрактно-математическими спекуляциями. А если искать эмпирические природные циклы, то можно снова вспомнить о явном недостатке майянских календарей, совсем не учитывающих лунные природные циклы, с которыми обязательно соотносится психологическое развитие личности.

Для социальной психологии изначально, с самых древних этапов антропогенеза, имеет значение «синодический» лунный цикл. Период точного повторения фаз Луны составляет 29,53 земных суток. На этом подробном числе основан так называемый 19-летний «золотой цикл» Метона (он же с уточнением – цикл Каллипа). Для астрономиче­ских целей близкое совпадение 19 юлианских лет с 235 лунными месяцами работало.

Но в том то и дело, что по заветам первого научного скептика Секста Эмпирика эмпирическое обобщение, включая округление измерений той или иной абстрактной шкалы, должно точно соответствовать природе предмета исследования. В нашем случае речь идёт о влиянии лунных циклов на социально-психологические отношения, а не на астрономические наблюдения. Поэтому округление лунного цикла 29,53 до целых было бы слишком грубым, а сохранение точности до сотых слишком подробно, в реальном влиянии лунных циклов на психику оптимальным приближением является именно 29,5.

Таким образом, 42 солнечных года очень точно равны двум 260 лунным циклам по 29,5 дней. В таком случае один 260-месячный цикл так же точно равен 21 году. Но между прочим 21 год – это тоже важный рубеж развития личности, полное совершеннолетие. К этому времени завершается физиологический рост организма и физическое развитие мозга. Не случайно лишь после 21 года во многих странах разрешено спиртное.

Что же получается? Сакральное майянское число «260» получает дополнительную теоретическую опору как наиболее простая абстрактная связь между солнечным и лунным циклами, влияющими на социально-психологическое развитие личности.

Нетрудно также установить простую теоретическую связь между обнаруженными 21-летними циклами и ещё одним эмпирическим обобщением – схемой «Подъём–Над­лом–Гармоническая фаза». 21 год – это завершение Подъёма личности и начало Надлома, 42 года – завершение Надлома и начало Гармонической фазы. При этом после 42-го дня рождения человек как бы рождается заново в смысле повторения майянского календаря. А вот 21-й день рождения приходится на противоположный знак в круге Цолькина, то есть большая стадия Надлома как будто отрицает изначальный ритм Подъёма.

Возникает логичный вопрос, почему ни майянские жрецы, ни их наследники сами не додумались до столь простого цикла. Хотя, судя по преклонению ацтеков перед циклом в 73 цолькина, равного 52 двум годам по 365 дней, они пытались найти такого рода соответствия. Однако, во-первых, у майя и ацтеков не было солнечного календаря, столь же точного, как юлианский. Информация о том, что майя якобы высчитали год ещё точ­нее, не относится к цивилизации, а только к записям в одной из дальних заброшенных обсерваторий. Во-вторых, после обретения Цолькина европейцы и не могли искать каких-то иных совпадений лунных и солнечных циклов, ибо над ними довлел авторитет Каллипа и Скалигера, использовавших более точный (для астрономии, но не для психологии) 19-летний цикл. Наконец, ни у майя, ни у иезуитов не было моей небольшой, но очень удоб­ной программки для вычислений циклов.

Психология bookap

Итак, выходит, что мы с доктором 22 марта 2010 года совершили открытие, даю­щее надёжный ключ к древним эмпирическим знаниям цивилизации майя. Кроме всего прочего, из этого открытия вытекает, что так называемый священный год жрецов «тун» из 360 дней вполне может быть абстрактной спекуляцией для борьбы клерикалов со светским влиянием. Абстрактная победа схоластики над реальностью была обусловлена слабостью светского летосчисления с очень неточным солнечным годом из 365 дней.

Это означает, в частности, что большие циклы из 260 лет могут быть привязаны к солнечным годам. Что же касается самой большой майянской эпохи – цикла из 260-ти поколений, то вовсе не исключено, что базой для этого большого цикла должен быть «катун», состоящий из 21 года, а не из 20 тунов. Погрешность измерения столь больших циклов вполне допускает и такую замену. Стало быть, вопрос о «конце света» и сроках завершения большой майянской эпохи остаётся открытым.