29. Перекрестные параллели

К изложенной выше политической картине стоит добавить один штрих из сферы экономической геополитики. На нулевые годы XVII века приходится вершина кривой сто­летней инфляции испанской монеты и пирамиды долгов, хотя связанный с этим мировой кризис бушевал уже полстолетия и был главной причиной религиозных войн. То есть и в этом пункте «эпоха Владыки в Орле» строго параллельна с нашей «эпохой Владыки в Восходе», когда завершилась глобальная экспансия доллара США. Финансовый гегемон вынужден перейти к удержанию глобального статус-кво путем разжигания конфликтов и ослабления всех конкурентов.

Такое продолжение параллели несколько удручает, но у нас есть надежда не только на смену образа действия от однополярного диктата (Владыка) к родственным коалициям (М.Дерево), но и второго знака мотивации с прямолинейного прогресса (в Восходе) на гармонизацию отношений (в М.Дереве). В начале XVII века не менялась мотивация под знаком Орла, то есть получение или удержание высокого социального статуса за счёт обладания Знанием. Хотя начался переходный период от прежней системы знаний и мировоззрения к его переходной форме. Поэтому «большая эпоха Орла» разделена на две части – Возрождение и Просвещение.

Покажем этот переход на примере известных деятелей философии и науки. Так, Кеплер и его наставник в астрономии Тихо Браге с точки зрения социального статуса были в первую очередь астрологами при пражском дворе Рудольфа II. И лишь во вторую очередь, для своего узкого круга – астрономами и математиками. Первый труд Кеплера назван в духе уходящей алхимической эпохи «Тайна мира», и в нём научные открытия являются деталями астрологического описания тайной гармонии мироздания. Античная вера Кеплера в предустановленную гармонию чисел и геометрических фигур в основе мироздания – это феномен Возрождения. Однако именно из этой глубокой веры вырастет интеллектуальное упорство, преобразующее в дальнейших трудах Кеплера астрологию в новую астрономию, а алхимическую веру – в научное мировоззрение. Ключевое научное открытие трёх законов Кеплера произойдёт к 1618 году, завершающему не только эпоху Владыки, но и предшествующий цикл из 16 эпох–катунов, в которых Алхимия и Церковь были в центре процессов познания.

Заметим также, что переезд двух протестантов – Тихо Браге и Кеплера под крыло Рудольфа II, не только алхимика и католика, но и князя из дома Габсбургов, по времени совпадает с началом «однополярной» эпохи. Так и в начале нашей «эпохи Владыки в Восходе» (1992-2012) уезжали в США и в Европу учёные из коммунистических стран, испытавших не меньшие финансовые трудности, чем протестантские Дания или немецкие княжества на рубеже XVII века.

Биография Кеплера вдвойне показательна не только эмансипацией ровно за 20 лет от астрологии путем открытия математически точных законов движения планет. На исходе «эпохе Владыки» ему пришлось защищать свою мать от обвинений инквизиции в ведьмовстве. Суд Кеплер выиграл, но годы тюрьмы и следствия свели мать в могилу.

Трагичная история жизни Галилея более известна, но нам интересны её повороты на рубеже эпох. Для Галилея «эпоха Владыки» начинается с переписки с Кеплером, где он выступает критиком ненаучной части «Тайны мира». Хотя сам Галилей был католиком и работал в относительно свободной Венецианской республике, но сам стремился быть ближе к Риму, опрометчиво предлагая князьям Церкви оценить свои открытия. Кризис «однополярного мира» приводит к неожиданной для просвещённой Италии реакции – запрету в 1616 году гелиоцентрической системы. Это примерно как сегодня подвергаются остракизму нелиберальные идеи, даже если либеральные очевидно обанкротились.

Несмотря на запрет церкви, а может быть из-за общей установки новой эпохи, свободной от прежних авторитетов, Галилей продолжает отстаивать найденную им вместе с Кеплером гармонию гелиоцентрической системы. При этом главный труд Галилея написан не на церковно-алхимической латыни, а на природном итальянском языке. Это тоже веяние духа новой эпохи.

Двадцатилетие 1618-38 в жизни Галилея – период активного научно-литературного творчества, и борьба за торжество истины и достоинство учёного. Нетрудно увидеть параллели между скрытым под сутаной рыцарством Ришельё и жизненным подвигом Галилея, внешне уступившего инквизиции, но делавшего всё возможное для торжества нового мировоззрения.

В конце этого двадцатилетия после военной карьеры, в том числе под началом Ришельё, пишет свои первые трактаты Рене Декарт, развивший механицизм Галилея до универсальной философской системы. Впрочем, такая система не стала единственной – механистический материализм Гоббса тоже начинается со встречи с Галилеем в 1638 году.

Для лорда Бэкона 1618 год – пик государственной карьеры (под знаком Владыки), а затем начало опалы и активного литературного творчества. Философский труд «Великое восстановление наук» осмысляет предшествующий опыт алхимиков и этим закладывает методологическую основу естествознания. Имя Бэкона не отделить от елизаветинской эпохи, а значит – и от Шекспира, официально почившего в 1616 году. Соответственно, и всё творчество Шекспира принадлежит Возрождению, сначала подражанию классическим образцам, а затем осмыслению исторического наследия. В начале «эпохи Владыки» мы видим отражение феномена власти в «Гамлете». В последней пьесе «Буря» тоже – и о власти, и о творце, и о культуре.

Психология bookap

К слову, «елизаветинская эпоха» под знаком Орла неплохо рифмуется со столь же долгим правлением Елизаветы II под знаком Восхода. Так же и в России царствование Бориса I (1598-1606) повторяется в правлении первого президента РФ Бориса Ельцина (1991-99), то есть первые семь лет «эпохи Владыки». Чтобы продолжить эту параллель, достаточно понять, что странное стремление московских бояр и украинских казаков заполучить в цари польского короля или хотя бы «мужа Марины» неплохо коррелирует с общей однополярной установкой эпохи. Мотивация под знаком Орла диктует московской элите ориентацию на Запад, но в провинциальной элите та же установка на единоначалие однозначно ориентирована на Кремль. Вот и приходилось всеми силами изворачиваться, чтобы совместить несовместимое. Впрочем, и в нашу эпоху Владыки то же самое – для элит жёсткая ориентация на Запад, для народа – шоу «суверенной демократии».

Закончу многообещающие параллели любопытным примечанием: Строго научная теория Кеплера тоже родилась от чрезмерного увлечения гороскопами, желания лучше понять влияние светил на ход земных событий. Как и жрецы майя, Кеплер твёрдо верил, что момент рождения человека во многом определяет его судьбу. Методологической ошибкой было только стремление к большей точности, чем сутки. Однако и такие отчасти заблуждения при глубокой вере в гармонию мироздания ведут к фундаментальным откры­тиям. Так что мы не первые, кто нашёл путь к научному знанию под влиянием или прикрытием моды на гороскопы и предсказания.