1. Корни и завязка

Признаюсь, что очень долго думал, браться или нет за эту тему. Потому как вслух признать серьёзный интерес к гороскопам разного рода – нет ничего разрушительнее для репутации серьёзного аналитика. Впрочем, после фантазий на тему расшифровки «кода Булгакова» этой репутации и так ничего не грозило.

С другой стороны, где ещё найти актуальную тему для исследования, чтобы была сложнее и интереснее, чем булгаковщина. Предсказанный жрецами майя конец счёта дней в декабре 2012 года – ныне самая популярная тема. Поэтому всё же признаюсь – да, таки угораздило меня, увлёкся гороскопами… Речь, разумеется, не о банальных зодиакальных знаках и «ретроградных сатурнах».

Вряд ли я вообще стал даже пролистывать книгу с названием «2012. Сенсационное исследование древних пророчеств», если бы не фамилия авторов – Зима. Эх, раз уж на то пошло, то признаюсь и в этом: Две книжки Зим, посвященные расшифровке пророчеств Нострадамуса, прочёл в своё время, в конце прошлого века, с большим интеллектуальным удовольствием. Не то чтобы их трактовки меня устроили, но в нахождении ключей и выстраивании гипотез Д.и Н.Зима проявили изрядное остроумие, сильно отличающее их подход от других опусов на эту тему.

В данном случае, что касается изложения символики майянского календаря, а также комментариев к ним из древних майянских текстов, то здесь Зимы превзошли сами себя в скромности и корректности интерпретаций. В отличие от всех прочих книг о «майя­нском апокалипсисе» 2012 года, здесь отсутствует обычная «гороскопическая» мешанина и отсебятина, а есть просто написанный дайджест достаточно серьёзных исследований, позволяющий детально разобраться в первоначальном источнике.

Однако наибольшим сюрпризом для почитателя обеих версий «психоистории» от А.Азимова и Л.Гумилёва стал приложенный «гороскоп майя» или, скорее, таблица социа­льно-психологических типов, вроде соционики, но не формальная схема, а удобная и работающая на практике эмпирическая система.

Для дальнейшего изложения придётся описать базовый цикл календаря майя как схему «гороскопа» из 20 знаков, имеющих символические имена:

1) Мировое Дерево 2) Ветер 3) Ночь 4) Зерно
5) Змей 6) Череп 7) Олень 8) Восход
9) Вода 10) Собака 11) Мастер 12) Лестница
13) Тростник 14) Ягуар 15) Орел 16) Гриф
17) Землетрясение 18) Кремень 19) Гроза 20) Владыка

Кроме первичного цикла из 20 дней есть вторичный, он же основной цикл, охваты­вающий 20 периодов по 13 дней, то есть всего 260. Люди, родившиеся в дни, отстоящие друг от друга на число, кратное 260, принадлежат не просто к одному знаку, а являются двойными «тёзками». С одним уточнением: день у майя считается, начиная и заканчивая восходом солнца.

Здесь можно привести несколько примеров, заставляющих отнестись к «гороскопу майя» намного серьёзнее, нежели к схемам той же наукообразной секты «социоников». Например, такие любопытные пары, как Ленин и Маркс (общий знак Лестница в цикле Владыка), Юнг и Фрейд (Тростник в Зерне). Или такой факт, как общий знак у Сталина и Брежнева (Ягуар), которые при этом оба официально праздновали день рождения в иной день, маскировались – Брежнев (Ягуар в Ночи) прикидывался «деревом», а Сталин (Ягуар в Лестнице) оборачивался столь же природным «ветром». Если же прибавить к этому, что царь Иван Грозный был «Ягуар в Ягуаре», то это и вовсе выглядит великолепно.

Что же это получается, одноимённые знаки тянет друг к другу, люди ощущают себя продолжателями дела близких к ним по знаку деятелей? Можно даже проверить в обратном порядке на других примерах. Вот, скажем, философ Шопенгауэр не скрывал восхищения Вольтером. Используя таблицу вычислений в книге Зим, обнаруживаем, что оба попадают в одну и ту же 203-ю из 260 ячеек – «Ночь в Грифе»

Такого рода единичные совпадения – пока всего лишь почва для предположений, а не доказательный аргумент. Намного интереснее и содержательнее совпадение социально-психологических портретов с символическим описанием майянских знаков. Например, знак «Лестница» несет в себе ряд смыслов – во-первых, идеи равенства и упорядочения, а во-вторых, опора для движения наверх. Люди этого знака воспринимают общее (в том числе и имущество) как своё личное дело, и стремятся руководить этим. Поэтому совсем не удивительно, что кроме Ленина и Маркса здесь же оказался и Чубайс.

Второй знак в марксистко-ленинском «гороскопе» – «Владыка» тоже говорит сам за себя: стремление руководить людьми, оказывать влияние. И так далее. Поверьте мне на слово, таких содержательных совпадений в майянском гороскопе очень много. Хотя опять же нужно сделать скидку на то, что знаки описаны через символы, а не прямым текстом, так что интерпретировать можно и иначе.

Намного большей доказательной силой обладает другой ряд фактов: Заполучив новый гороскоп, мы с друзьями стали развлекаться, вычисляя знаки для себя и родных. И вскоре обнаружилось совпадение, общее для прочных семей. Знаки детей находятся рядом со знаком матери (реже отца), причём один слева, другой справа. Так, сын по знаку – Вода, мать – Собака, дочь – Мастер. Пары последовательных знаков «сын-мать» или «мать-дочь» практически в каждой полной семье.

Встречаются такие примеры и среди известных семей. Например, Дж.Буш–стар­ший – Череп в Черепе (66 из 260), а Дж.Буш–младший – Змей в Тростнике (65). Причём Череп – знак крайней осторожности, «как бы чего не вышло». Старший Буш, победив Саддама, не стал захватывать побеждённый Ирак. А вот Змей – символ внезапного напа­дения, попытка революционного воздействия на внешние обстоятельства, так что Буш–сын продолжил дело отца в своём стиле.

Обнаружив значимые совпадения с простой эмпирической моделью, начинающий психоисторик встаёт перед серьёзным вызовом. Ведь буквально за год до этого была найдена и исчислена другая «психоисторическая» модель, зашифрованная в тексте иного пророчества – булгаковского Романа. Эта модель и её методы-ключи постепенно находит всё большее подтверждение при наблюдении за параллельными процессами «перестроек» и «модернизаций». При таком удвоении «тайных знаний» остаётся одно: попробовать найти точки соприкосновения и линии совпадения двух неплохо работающих моделей – «русской» и «майянской», создать единую непротиворечивую интерпретацию. Отчасти нам в этом поможет теория психотипов К.Г.Юнга, которую нынче используют соционики «для забивания гвоздей».

По Юнгу есть четыре основных психологических функции – мышление, чувство, ощущение, интуиция. В майянском гороскопе также все 20 знаков разделены на 4 типа или «ориентации», условно названные: «север, восток, юг, запад». Однако эта условность не так уж абстрактна, потому что вполне соответствует четверке «интуиция, ощущение, чувство, мышление». Не знаю, как в древней Центральной Америке, но у нас в Старом Свете, в исторической Ойкумене народы Запада опираются на рациональное мышление, народы Востока – созерцательны, на Юге люди – более чувственны, а у нас на Севере – без развитой интуиции попросту не выжить. Через юнгианскую четверку типов легче перейти к её аналогу у Апостола Павла (плоть, душа, дух, внутреннейшее) и к повторению евангельской символики у Булгакова: «мастер (мастерство), жена (душа), муж (дух), мес­сир (творческий дух)». Так что уже становится «теплее» в наших поисках разгадки.

Если в последовательности из 20 знаков чередуются проявления четырёх ведущих психологических функций, то это хорошее объяснение тому, почему для крепкой и счаст­ливой семьи матери нужно родить себе «соседей по таблице». Психологические функции, точнее, реализующие их ипостаси личности, взаимно зависят друг от друга (по кругу). Мыслительная, исполнительская деятельность «мастерства» требует чувствующей, эмо­циональной оценки «души». Она в свою очередь должна быть послушна «духу» – средо­точию жизненного опыта поколений, а «дух» формируется и направляется надличностной творческой ипостасью. В свою очередь творческая интуиция зависит от мастерства и кон­кретных практических задач. Вот такой круговорот ипостасей в психической природе. Поэтому в семьях, где родители и дети взаимно дополняют друг друга по ориентации «знаков майя», отношения крепче. Это, разумеется, гипотеза, но вполне рабочая.

Однако это предварительное наблюдение вовсе не объясняет главной особенности «майянской модели»: А почему знаков именно 20? Зачем нужны именно 20 социо-психо­логических типов, то есть пять групп по четыре? И почему в главном цикле из 260 типов «знаки» сгруппированы по 13 штук?

Возможный ответ содержится в структуре нашей «русской модели». Напомню, что полная, а не учебная, социализация личности, активное участие в историческом процессе или в поддержании традиции, происходит именно на большой стадии Надлома личности. На большой стадии Подъёма личность обучается, находясь в том или ином традиционном окружении, семье и местной общине. На третьей большой стадии Покоя личность вновь возвращается к семье и общине, участвуя, как правило, в воспитании нового поколения.

В свою очередь, внешний социальный контекст развития личности в виде племени или нации, цивилизации – может находиться либо в состоянии гомеостаза (поддержания традиции), либо в состоянии трансформации, то есть на одной из четырёх четвертей (больших фаз) большой стадии Надлома. Вот оно! Пять возможных вариантов реализации четырёх функций именно с этим и связаны – исходное (оно же конечное) состояние гар­монии с природой (и символика соответствует – Мировое Дерево, Ветер, Ночь, Зерно); плюс четыре раза по четыре социально активных «знаков».

Можно для наглядности привести первую четверть Надлома российской истории, которая начинается с подготовки и восстания декабристов. Поэтому символика творче­ского знака «Змей», из своего укрытия наблюдавшего за событиями, и вдруг внезапно жалящего потенциального обидчика, соответствует демаршу дворян, до того забавлявши­хся стихами и социальными прожектами в свом кругу.

Психология bookap

Николаевская сухая эпоха чрезмерной осторожности вполне соответствует знаку Черепа. Последовавшая александровская эпоха реформ и внешней экспансии, стремления к захватам на Балканах и в Азии – это эпоха для чувственного «Оленя». Эпоха Александра III – это время модернизации. Если бы понятие Прогресса было известно жрецам майя, то они бы именно так и назвали знак «Восход». Но и без этого символика прямолинейного и быстрого движения наверх вполне понятна. В предреволюционный период начала ХХ века на коне оказываются люди знака «Воды», способные копить внутреннюю энергию и выплескивать её в периоды испытаний. Не случайно именно Вода – типичный знак для многих боевых генералов.

Внутри каждой четверти Надлома так же можно выделить по четыре периода, где требуются люди с соответствующим социопсихологическим типом. Так что это вполне логичное объяснение, для чего необходимы именно 20 знаков, не меньше и не больше.