11. Ягуар – Олень - Владыка

На радостях от удачного противопоставления «Мировое Дерево – Ягуар», мы забыли одну обещанную характеристику. Напомню, что каждый знак майя ориентирован по четырём «сторонам света», символизирующим четыре психологические функции или ипостаси личности: «Север» (интуиция, творчество), «Восток» (ощущение, дух), «Юг» (чувство, душа), Запад (мышление, мастерство).

Обобщённый психологический портрет Мирового Дерева не оставляет сомнений в творческом характере этого знака. Чтобы принять в свой круг и найти место в общей гармонии любому встречному – необходимы глубокая интуиция и творческий подход.

Чередование «ориентаций» обусловлено в целом теми же причинами, что и смена волн мотивации. Знаки «Севера», что называется у Л.Гумилёва, комплиментарны ко всем, готовы принять и найти место в своём кругу для каждого. Однако всякая тенденция хоро­ша в меру. В какой-то момент усложнение системы и взаимные противоречия перевеши­вают энергию творческого центра. Возникает потребность в ограничении, отборе и отсе­чении лишнего. А это уже функция духовного опыта, для которой нужен «восточный» психотип. Как Ягуар, выпрыгивающий из джунглей, за которыми уже совсем не видно корней Мирового Дерева. Вот теперь символическое описание пары «Мировое Дерево – Ягуар» завершено.

Следующая, вторая смена мотиваций – от Ягуара к Оленю. На уровне заглавных символов уже читается противопоставление «хищник – добыча».

Олень – весьма двойственный символ, добычей может быть и он сам, и его интерес. Ведь олени тоже пасутся, причём на просторе, стремясь расширить пастбища. Охота бывает и грибная, и ягодная.

В прошлый раз мы нашли хороший инструмент для анализа психологических типов по отношению к границам своего круга. Интерес М.Д. сфокусирован внутри круга, который имеет к расширению за счёт вовлечения внешних, «чужих». Интерес Ягуара сфокусирован вовне, его установка определяет тенденцию к сужению изначального числа «своих», но к расширению числа «удерживаемых» в своем круге.

Э, нет, оказывается, мы ещё не всё рассказали про первую пару. Любая антитеза всегда опирается на некоторое сходство, провести границу можно лишь в общем простра­нстве (нельзя сравнить или противопоставить зеленое круглому или тихому, а только белое черному и дальнее ближнему). Ягуар и Дерево можно противопоставить, в том числе потому, что их общий интерес сосредоточен на отношениях людей, а не на материа­льных объектах. Это вообще общий признак знаков «Севера» и «Востока», а что касается психологических функций интуиции и ощущения, то их первооткрыватель доктор Юнг тоже дал им общее название «иррациональных». В этом их отличие от рациональных функций чувства и мышления, сосредоточенных на материальном мире (или на идеях, отражающих материальные объекты, в случае интроверсии).

Поэтому для проведения различия Оленя от Ягуара, сначала найдём общее между ними. Похоже, что таким общим является стремление к добыче и расширению круга «уде­рживаемого». При этом Олень стремится к контролю над материальным, а Ягуар – над людьми и их отношениями. Олень свободолюбив и не считает прочные связи ценностью, но легко устанавливает новые, а Ягуар против излишней свободы связей вообще. Это объ­ясняет, почему в период под знаком Ягуара возрастает именно либеральная мотивация Оленя. Однако при этом активность под знаком Оленя ведёт к расширению физического пространства, в котором знаки «Востока», включая Ягуара, впоследствии найдут свою добычу, в том числе, в виде ослабленных Оленей.

Несовместимость образа действий Оленя с мотивацией Ягуара вытекает, во-пер­вых, из разного поля деятельности: Ягуар удерживает физическую границу, Олень стре­мится к свободной экспансии. Во-вторых, у них антагонистические интересы: Ягуар сос­редоточен на недопущении излишних внешних связей и удержании внутренних, Олень ровно наоборот – стремится к установлению новых связей вовне и к освобождению от сдерживающих связей исходного круга. Поэтому психотип «Олень в Ягуаре» невозможен и на смену «Черепу в Ягуаре» идёт «Олень в Олене».

Но при этом в Цолькине существует психотип «Ягуар в Олене». Образ действия Ягуара отчасти совместим с мотивацией Оленя, ибо богатство несвободно от социальных отношений. Поэтому «ягуары», подчинённые мотивации «оленей» иногда служат для удержания территорий, консервации отсталости. Таковы диктаторские режимы, пиратские анклавы или мафиозные вотчины, торгующие с либеральными импе­риями дешевым сырьем или рабским трудом.

Естественно, что душевный Олень ведом, в первую очередь, чувством. Мотивация к материальной экспансии требует, прежде всего, очень хорошего нюха на добычу, то есть функции оценки по шкале потенциального богатства. Например, Буш-младший (Олень в Тростнике) искал богатую добычу в богатом нефтью Ираке.

Можно добавить к этому, что Олень – это «южный» знак из первой четверки «исторических» знаков, соответствует середине предварительной четверти Надлома. Ны­нешние США, включая период правления семейства Бушей, находятся в конце этой фазы своего развития, на пороге смены центра от национальной элиты к интернациональной, как в своё время в России. В нашей истории Олень как образ действия был наиболее вос­требован во второй половине XIX века, при Александре II – в период внешней экспансии, продиктованной капиталистическими интересами.

Третья смена мотиваций – от Оленя к Владыке, последнему, «западному» знаку завершающей четверки.

В 20-дневном цикле Владыка предшествует Мировому Дереву, и как образ дейст­вия должен иметь с ним большое сходство при важном отличии – преобладании матери­ального интереса и рационального мышления. Владыка прекращает экспансию предшест­вующего периода Оленя, очерчивает и обустраивает тот круг, в котором будет расти очередное Дерево (а позднее и Тростник как следующая волна мотивации).

Общее между Оленем и Владыкой – рациональность, материальный интерес. При этом Олень видит смысл в накоплении ресурсов, захвате новых «пастбищ», а Владыка – в рациональном обустройстве уже имеющегося. То есть фокус интереса у одного вне круга, у другого – внутри, и образ действия Владыки – активное руководство своим кругом – несовместим с экспансивной мотивацией Оленя.

Психология bookap

Наоборот – пожалуйста, Олень может послужить в качестве добытчика – например, заказов для организации, подчиненной мотивации обустройства. Лично я знаком с одним Оленем, который был руководителем солидной реставрационной организации, но был уволен буквально в день поступления на счёт первых денег по отвоеванному им большо­му долгосрочному контракту. Потому как функцию свою сполна исполнил, а в остальном – психологически несовместим. И то правду сказать – застать его на рабочем месте в урочное время было трудно, вся активность – вовне, с контрагентами и консультантами для получения заказа. А вот если бы, как раньше, добывал небольшие заказы и сохранял потребность в добытчике, то и до сих пор директорствовал бы.

Здесь следует сделать паузу, ибо наверняка, судя по опыту, что-то упустил. Тем более что первую четверку знаков всех ориентаций мы уже описали.