32. Слияние потоков истории

Другая тайна майянского календаря является скорее загадкой другого календаря – григорианского, введённого в действие в католических странах в октябре 1582 года. После возвращения дня весеннего равноденствия на 21 марта, как это было в 325 году, перед Никейским собором, произошло невероятное совпадение. Начало столетия Чинквеченто 1 января 1500 года точно совпало с началом большой эпохи Орла (1.1.1500-7.4.1756).

Есть уверенность, что к этому моменту майянский календарь был известен узкому кругу иезуитов и учёных, работавших по заказу Ватикана над календарной реформой. Так что выбор, пусть и небольшой, между 325 годом и 33 или 29 годом по Р.Х. в качестве эталона для отсчёта пасхалий не только имел место, но и оказался не в пользу начала христианской эры. Но при том почему-то оказался согласован с началом майянской эпохи.

Плюс-минус три или даже 12 дней несильно ухудшили бы сам факт совпадения круглых дат западноевропейского и майянского календаря. Но ещё более впечатляющим совпадением стало открытие европейцами майянской цивилизации точно в этот момент. Четвёртая экспедиция Колумба достигла побережья Гондураса 30 июля 1502 года, но эта же экспедиция узнала от индейцев в Панаме, что двумя годами ранее здесь уже побывали европейцы, видимо, с островов Карибского моря.

Это двойное совпадение уже никак не спишешь на происки масонов или иезуитов, манипуляции с календарями и летописями. Возможна лишь одна инстанция, руководящая исполнением тысячелетних планов в масштабах, охватывающих отдалённые друг от друга цивилизации. И эта инстанция много выше дворцов Ватикана или Теночтитлана.

Конечно, есть и другая вероятность – совсем случайного совпадения в автономном тысячелетнем развитии Нового и Старого Света. Только вот математически выраженная доля такой вероятности стремится к нулю тем надёжнее, чем надёжнее отсутствие связи между берегами Атлантики в предшествующие столетия. Даже если односторонняя связь в виде унесённых течением финикийских кораблей когда-то случалась, это не объясняет такой синхронности в развитии.

Честно признаюсь, что прочёсывал анналы, прочёл адептов и критиков в поисках зацепки для ещё одного теоретически возможного ответа в духе «новохроноложцев». Подогнать календарь под начало эпохи с 1 января возможно. Почему бы не подогнать ещё и начало столетия в ходе реформы календаря, всеобщего перехода с византийского счёта годов от сотворения мира к западному счёту от Р.Х. Современная глобальная хронология, сведённая воедино (но не созданная!) Иосифом Скалигером, заменила отдельные хронологии, существовавшие в рамках разных цивилизаций – европейской, византийской (и русской), исламской, но тем надёжнее её связь с несколькими потоками истории.

Безусловно, вполне возможны ошибки, накладки и пробелы в отдалённых смутных веках времен распада Рима и переселения народов, но в Средние века тесные контакты трёх или четырёх цивилизаций обеспечивают ровно тот же эффект, что и наличие трёх хронометров в рубке океанской каравеллы. Так что рукотворных подвижек календаря в масштабах более двух недель в XVI веке уже быть не могло.

Тем не менее, этот достаточно очевидный вывод должен быть ещё раз тщательно перепроверен в подробном исследовании всей четырёхвековой Алхимической эпохи, хотя и за рамками этой практически завершённой книги. Нам осталось в порядке анонса и предвкушения будущего «алхимического квеста» ещё раз окинуть взглядом XVI век и коротко, пунктиром обозначить самые яркие параллели с ХХ веком.

Основательные параллели между двумя однополярными «эпохами Восхода» (1598-1618 и 1992-2012) мы уже разобрали, включая правление на Руси двух Борисов в начале. Посмотрим внимательнее на аналогичные пары эпох:

«Гроза» (1578-1598 и 1973-1992). Две елизаветинские эпохи в Англии, одна рождает шекспировский театр, другая – всемирно популярный британский рок. В России это мирная эпоха политического застоя и экономического роста при Федоре Иоанновиче и Леониде Ильиче соответственно. Во Франции власть переходит к умеренным левым, при­сягнувшим на верность мондиализму своего времени. И даже сообщения испанцев об открытии Южного континента рифмуются с репортажами американцев о высадке на Луну. Но это было чуть раньше, на переходе от эпохи противостояния к эпохе «разрядки», от Кремня к Грозе.

«Кремень» (1559-1578 и 1953-1973). Разделение политического глобуса надвое между Испанией и Португалией случилось ранее, но этот колониальный раздел не был центральным процессом эпохи, каким был антиколониальный раздел мира между США и СССР и космическая гонка. Географические знания и морские технологии становятся основой геополитики так же, как ядерная физика и ракетные технологии в ХХ веке.

Ближе к европейскому центру геополитики случилась Ливонская война, также прочертившая идеологическую черту между Западом и Востоком христианского мира. Европа разделена на католиков и протестантов, Россия на земщину и опричнину. Протес­тантская свадьба в Лувре и «варфоломеевская» реакция в 1572 году вполне рифмуется с парижскими событиями 1968 года, а аналогом подавления «пражской весны» служит новгородская опричная резня двумя годами ранее.

После сдерживания на Западе Россия выплеснула свою энергию за Урал, достойно поучаствовав в Великих географических открытиях. Храм Василия Блаженного стал таким же символом России как в наше время ракета «Восток».

«Землетрясение» (1539-1559 и 1933-1953). Для становления России как державы значение взятия Казани, присоединения Астрахани, Кабарды, ногайцев и башкир ничуть не меньше взятия Берлина в ХХ веке. Реки крови в Европе: католическая реакция в Англии бьет рекорды даже в сравнении с Генрихом XVIII, впрочем, и кальвинисты не отстают. Потрясений хватает, но не только политических. Нострадамус и его катрены были в XVI веке таким же ярким явлением, как Булгаков со своим пророческим романом.

«Гриф» (1519-1539 и 1913-1933). В период первой мировой войны происходит «чистка» глобуса от нескольких империй, то же самое происходит во время конкисты в Новом Свете. Историки с некоторым удивлением отмечают, что осенью 1519 года с Кортесом случилась перемена от любопытства к жестокости. Причём именно в то время, как он обручился с майянской элитой против ацтеков, и произошла смена эпох, элитных установок. Впрочем, революционная жестокость Генриха XVIII в поисках ангельской чистоты жен тоже стала притчей во языцех. Аналогом могут быть разве что чистки элиты в РСФСР. И всё же для алхимической эпохи Грифа самой символичной фигурой был Парацельс с его медицинской аналитикой, как для одноимённой естественнонаучной эпохи – Эйнштейн, изрядно почистивший физику от устаревших догм.

«Орёл» (1500-1519 и 1894-1913). Двойной знак Орла отмечает вершину Ренессанса – Леонардо, Микеланджело, Рафаэль, Дюрер – не только художники, но исследователи, творцы новой эпохи в искусстве. Однако и в начале ХХ века с новыми течениями и техниками в искусстве было не так уж плохо – взять хотя бы постимпрессионистов. Сезанн, Ван Гог, Гоген, Тулуз-Лотрек получили признание тоже на рубеже веков.

Психология bookap

При анализе изменений элитных установок на рубеже эпох Ягуара и Орла в 1894 году мы отметили один важный факт. То, что в эпоху Ягуара было уделом одиночек и бессребреников, особенно в части научных исследований, вдруг превращалось в дело многих, получало финансовую поддержку, превращалось в мощные бренды и корпорации. Примеры с Теслой и «GE», кока-колой, Олимпийским комитетом показательны. Но и четырьмя веками ранее при переходе от эпохи первооткрывателей (Ягуара) к эпохе накоп­ления знаний (Орла) произошло такое же изменение установок. До третьего плавания Колумба исследование Вест-Индии было уделом авантюристов, романтиков, фанатиков на свой страх и риск. После подключения к делу финансистов и нанятых ими картографов дело пошло намного живее. Настолько, что сам континент пророчески получил имя не адмирала Колумба, а финансиста Америго Веспуччи.

Пожалуй, для анонса продолжения будет достаточно приведённых исторических рифм, наверняка найдутся и другие. На этом разрешите перейти к подведению итогов.