8. За волной волна

В прошлой главе мы застолбили приоритет открытия феноменального цикла: 21 юлианский год = 260 лунных синодальных месяцев. Этот древний цикл связывает воедино большие фазы развития личности (Подъём и Надлом), а также видимые циклы небесных светил, влияющие на психологическое развитие. Появление в этой формуле сакрального майянского числа 260 было столь же внезапным, сколь и многообещающим. Посему нам некуда деваться, кроме как вернуться к исследованию этого самого числа, точнее его эмпирического воплощения в 260-дневном цикле Цолькина.

Изучение социальных «молекул» даже на небольшой эмпирической выборке убеж­дает в работоспособности древней теории. Впрочем, весомым косвенным доказательством является факт существования большой цивилизации, основанной на этом знании так же, как древнеегипетская цивилизация основывалась на фундаменте первичной астрономии и практической геометрии.

С одной стороны, мы имеем «майянскую модель», работающую в сфере психологи­ческой типологии и межличностной совместимости. Ранее мы с помощью «кода Булга­кова» нашли «русскую модель», развивающую, дополняющую и раскрывающую библей­скую символику4. Но если есть две эмпирических «алгебры», работающие на разных наборах фактов, то есть поверенные гармонией социально-психологической реальности, то между этими моделями можно и нужно установить соответствия. Одно такое соответ­ствие мы уже описали в самом начале исследования, разъяснив с позиции «русской модели» число 20 знаков майянского Цолькина, то есть разных психотипов.


4 см. «MMIX –Год Быка»


Вообще-то изначальных природных психотипов было всего четыре, соответственно четырём психологическим функциям Юнга. Эти четыре знака – «Мировое Дерево» (природная интуиция или иначе творческая энергия), «Ветер» (ощущение или энергия духа), Ночь (чувство или эмоциональная энергия души), Зерно (конкретное мышление или энергия действия). Они составляют «нулевой» или «природный» цикл психотипов, который наверняка существовал ещё на заре антропогенеза.

Кроме природного цикла №0 в первичном 20-дневном цикле мы обнаружили ещё 4 цикла также по четыре знака соответствующей ориентации (Север - творчество, Восток – дух, Юг – чувство, Запад – практическое мышление). Чтобы понять, откуда берутся ещё четыре цикла по четыре знака, достаточно уяснить, что социальные процессы (сообще­ства) бывают в двух главных состояниях – 1) сложившиеся (находящиеся в равновесии или гомеостазе, адаптированные в среде) или 2) находящиеся в процессе адаптации (независимо от результата). Процесс адаптации включает в себя латентную большую фазу Подъёма, когда формируется сознание – язык и понятия, необходимые для адаптации.

Собственно процесс реформирования социальных отношений занимает большую фазу Надлома, разделённую на четверти – 1) предварительную, 2) активную, 3) конструк­тивную и 4) завершающую. Каждой из этих четвертей Надлома и соответствует один из четырёх «исторических» циклов по 4 знака–психотипа (функции): 1) творческий (интуи­ция); 2) духовный (ощущение); 3) душевный (чувство); 4) практический (мышление). В таком порядке знаки в каждом из пяти циклов и расположены.

Исторические процессы представляют собой чередование таких волн адаптации к внешним факторам, последовательно сменяющим друг друга по мере развития. Как правило, очередной Надлом сменяет предыдущий и переходит в новый Надлом. Изредка возникают периоды практически полной адаптации или «золотого века» той или иной цивилизации, нации или субэтноса, сословия. Разумеется, эта адаптация не полная, а приближенная, но в такие краткие моменты ведущими типами в сообществе становятся «природные». (Например, Юрий Гагарин – Ночь в Орле, природная энергия души, эмоциональная поддержка для стремления к знаниям, и «золотым веком» это десятилетие 1957-67 было для научного сообщества.) И в самом глубоком Надломе расколотое сооб­щество опирается на прочные адаптированные сообщества с ведущими «природными» знаками. Но в центре политических процессов оказываются личности других знаков.

Особенность предварительной четверти Надлома заключается в том, что она развивается параллельно со второй половиной завершающей четверти предшествующей волны. Например, первая четверть учреждения Российской Федерации проходила с июня 1989 по ноябрь 1991 года параллельно с завершающими фазами СССР и РСФСР. В предварительной фазе благодаря помощи и давлению прежнего «режима» созревает но­вый центр, и вместе с активной четвертью Надлома начинается новая фаза развития. Перед сменой центра всегда возникает ситуация двоевластия, баланса влияния между старым и новым центрами. В такие периоды востребованы и получают определённую свободу для самовыражения творческие «знаки». При этом у каждой из четырёх четвертей Надлома есть своя собственная предварительная четверть – «творческая» фаза.

Например, перед началом активной четверти Надлома востребован «творческий» знак Воды. Символическое описание этого знака майя означает «запас», «потенциал», как у воды, запруженной плотиной. Копить психическую энергию, чтобы в критический момент, в экстремальной ситуации решительно вступить в действие. Эмпирическая выборка свидетельствует, что знак Воды – один из самых востребованных среди боевых генералов. Если же посмотреть на пример исторических событий, связанных с переходом к активной стадии Надлома, то это революции, которым предшествуют внешние войны, перетекающие в гражданские конфликты. Отсюда востребован тип личности, которая в мирное время копила творческую энергию, чтобы стать лидером во время перемен.

Другой вариант «творческого» знака – Землетрясение относится к переходу от конструктивной к завершающей четверти Надлома. В контексте российской истории мы как раз находимся вблизи завершения третьей четверти Надлома. Значение этого знака (потрясение чувств) дополняется также символом «мёда» как творческого откровения. Нужно только немного подождать, когда этот продукт, рождённый в предварительной фазе завершающей четверти, станет общим достоянием и начнет влиять на отношения между людьми. Аналогичный период после французской «революции» 1830 года, закрывшей фазу постимперской Реставрации, остался в истории вовсе не политическими событиями или войнами, а новым расцветом французской литературы.

Мы ещё вернемся к описаниям «исторических» четверок знаков в контексте соответствующих стадий Надлома. Для дальнейших поисков нам будет достаточно знать, что имеется довольно надёжное соответствие 20 знаков четырём психологическим функциям в контексте пяти вариантов социальных процессов (адаптированный + 4 стадии адаптации). Поэтому теперь попытаемся найти эмпирическое воплощение для второго сомножителя числа Цолькина: 260 = 20х13. Откуда могло взяться это слишком простое, совсем некруглое число тринадцать?

Первое поползновение для тех, кто знаком с «кодом Булгакова», – сопоставить число 13 с длительностью трёх больших фаз – Подъёма, Надлома и Покоя. В самом деле, символическое описание Подъёма занимает в булгаковском Романе главы с 1-й по 13-ю. Описание большой фазы Надлома – также занимает 13 глав с 11-й по 23-ю. При этом главы 11-13 или 21-23 посвящены описанию событий, параллельно происходящих «на свету» и «в тени», в завершающей четверти предыдущего периода и предварительной четверти следующей большой фазы.

И кстати, если в каждой четверти Надлома по три основных фазы, не считая предварительной, то почему для их описания потребовалось не 4х3 =12, а 13 глав? Может, потому, что в завершающей фазе предварительной четверти Надлома событий происходит ничуть не меньше чем в параллельной фазе завершающей стадии Подъёма? Но при этом 12-я видимая фаза Подъёма вдвое длиннее и делится надвое 2-й и 3-й фазой Надлома. Так на практике для описания большой стадии Надлома, обобщенного или конкретного, потребуется не 12 абстрактных фаз, а 13 эмпирически равнозначных отрезков. При этом 12-я и 13-я фазы будут различаться с точки зрения ведущей функции и востребованного типа лидера так же, как фазы 9 и 10 или 13 и 14.

Таким образом, появление некруглого числа 13 в детальном описании модели «Подъём-Надлом-Покой» вполне объяснимо. Но нам это объяснение помогает лишь как предварительное. Потому что между моментами «сменами центра», между одинаковыми фазами последовательных «волн», лежит вовсе не 13 фаз полного Надлома, а только 10 – без трёх фаз предварительной четверти, но включая дополнительную фазу в завершающей четверти. Таким образом, первоначальная версия появления множителя 13 не подходит.

В майянском цикле Цолькин через каждые тринадцать дней происходит смена мотивации. Это очень похоже на смену «волн» в циклах адаптации сообщества к среде, а поскольку эта внешняя среда тоже социальная, то логично, что мотивация (фактор дез­адаптации) описывается такими же символами, что и образы действия в разных фазах адаптации. Не менее логично при этом, что порядок чередования знаков мотивации иной, нежели чередование таких же знаков для образа действия.

Мы уже отмечали выше, что в каждой из четвертей Надлома последовательно будут востребованы по четыре знака действия, а не по три. То есть в один период между «волнами», то есть без предварительной четверти, должны уместиться 3 четверти по 4 типа = 12 типов (знаков) образа действия. Одного всё равно не хватает до 13-ти.

Где же его нам найти, 13-й знак? Было у нас 10 эмпирически наблюдаемых фаз между одинаковыми фазами двух волн. За точку отсчёта взяли узел «смены центра» между 13 и 14 фазами, предварительной и активной четвертями Надлома. Затем вспом­нили, что каждой четверти соответствует четыре своих знака. При этом «творческий знак» образа действия соответствует, скорее, переходному периоду между четвертями (узлу). Добавили к 10 фазам три узла, получили 12. Как так? Посчитали, что один из трёх узлов уже ранее нами был добавлен к завершающей четверти в виде дополнительной 13-й фазы.

Психология bookap

В общем, слегка заплутали в «воде» и «тростнике» со «змеями». Единственно конс­труктивное, что можно предположить, это имеющую место более сложную внутреннюю структуру этой самой 13-й фазы, где вполне может понадобиться ещё один тип действия. Тогда 10 фаз плюс 3 узла будет равно 13 типам образа действия. Однако это предполо­жение не выглядит так же надёжно, как обоснование числа 20 знаков. Поэтому придётся подойти к этому же предмету с другого конца, с выявленного противоречия. Например, вот с этого: Мы сопоставили четыре четверти Надлома с 16-ю из 20 знаков «цолькина», но в самом календаре в 20 периодов по 13 попадают все 20 знаков подряд, включая нулевой, «природный» цикл. Как минимум, знак Змея должен у нас предшествовать первой фазе предварительной четверти (узлу перед 11-й или 21-й фазой). Это, кстати, второй вариант – не утроения 13-й, а добавления узла 10/11 или 20/21, действительно очень важного. С ним у нас получается как раз тринадцать разных типов действий между одинаковыми точками двух последовательных «волн».

То есть с точки зрения внутренней структуры социальных процессов, мы нашли некие 13 сменяющих друг друга периодов, куда могли бы вписаться 13 знаков одного из 20 периодов «цолькина». Теперь нам осталось понять, почему и как в эти тринадцать мгновений Надлома попадают, в том числе, и знаки «природной» четверки, вроде бы свободные от переживания настоящего Надлома. Если удастся разъяснить эту загадку, тогда и предложенное решение загадки числа 13 можно будет считать верным. Иначе придётся искать другое объяснение.