I. СИЛА БЕЗМОЛВИЯ В СИМПТОМАХ


...

3. Нано заигрывания и мудрость тела


В классической лекции,15 возвещающей эру нано науки, Ричард Фейнман, выступая на ежегодном собрании Американского Физического Общества 29 декабря 1959 г., говорил:


15 Эта лекция была прочитана в Калифорнийском Институте Технологии и впервые опубликована в февральском номере за 1960 г. издаваемого этим Институтом журнала «Техника и наука» (которому принадлежат авторские права), но доступна в сети на странице http: //www.zyvex.com/nanotech/feynman.html


Принципы физики… не противоречат возможности манипулировать вещами, перебирая их атом за атомом… Это не делалось на практике потому, что мы чересчур большие… Я не боюсь задавать решающий вопрос, сможем ли мы в конечном итоге — в далеком будущем — устраивать атомы так, как нам хочется… Что бы случилось, если бы мы могли выстраивать атомы по одному так, как нам требуется (разумеется, в разумных пределах; например, их нельзя расположить так, что они будут химически неустойчивы)?


В предыдущей главе было обнаружено, что мерцающие, крохотные восприятия, ощущения, или заигрывания, несут в себе немало разума. Эти крохотные, подобные заигрываниям восприятия представляют собой своего рода «нано осознание» — то есть, осознание мельчайших, самых неуловимых переживаний.



Заигрывания моего родственника


Мне на ум приходит следующая история о заигрываниях. Однажды, когда мне наскучило разговаривать с одним из моих родственников на семейной встрече, я рассказал ему, какого рода работой я занимаюсь, и попросил его попробовать упражнение, которое было описано в одной из моих книг. Мы оба сели на диван, и я предложил ему расслабиться и просто сосредоточиваться на дыхании. Спустя минуту, я попросил, чтобы он внимательно обследовал свое тело и рассказал мне обо всем, даже о самой малейшей вещи, что привлекает его внимание. После короткой паузы он сказал, что не понимает почему, но у него что-то вроде «сухости» в горле. «Это слишком мало, чтобы причинять беспокойство, но это то, о чем вы спрашивали» — заверил он меня.

Тогда я предложил ему сосредоточиться на этой сухости, поскольку она «заигрывала» с его вниманием. Я сказал ему, что понимаю — он не такой человек, чтобы уделять много внимания этим глупым фантазиям — однако, ему следует попытаться сделать это сейчас. Я говорил что-то вроде: «Сосредоточьтесь на том незначительном слабом ощущении, которое появилось, когда вы обратили внимание на свое тело. Переживите его снова, даже усильте его, пока вы не сможете легко его себе представить».

Он закрыл глаза, наморщил лоб, как будто серьезно думал о чем-то, а затем улыбнулся и открыл глаза. С огромным волнением он рассказал мне, что, сосредоточившись на сухости, он увидел себя в обширной сухой области: «Это была пустыня…нет — это был индеец, сидящий на земле бескрайней пустыни. Ну, разве не странная фантазия?»

Едва скрывая свое собственное волнение, я спросил, что делал этот человек в пустыне. Мой родственник сказал: «Он… ну… он вроде как прислушивался к тому, что казалось ему говорящими с ним голосами предков… говорящими ему, чтобы он перестал думать о всех своих проблемах взаимоотношений, и не чувствовал себя ответственным за всех!» В этот момент мой родственник был вне себя. Он был потрясен и смеялся, рассказывая мне, что всегда чувствовал чрезмерную ответственность за всех, кто его окружает. Он сказал: «Тот голос предка этого индейца в пустыне, должно быть, обращался ко мне!»

Я сказал — «А что плохого в том, чтобы чувствовать себя ответственным?» Он ответил — «В этом должно быть что-то не так. Каждый раз, когда я о ком-нибудь забочусь, у меня бывают приступы кашля — как это связано с ощущением сухости?» Я предложил, чтобы он сам узнал ответ на этот вопрос. Спустя мгновенье он сказал — «Ага! Мне следует не чувствовать себя ответственным, а быть более ответственным по отношению к “предкам”».

Помимо того, что эта история скрасила мне семейную встречу, она иллюстрирует несколько моментов:

Едва заметные ощущения или заигрывания служат началом творчества и фантазии, историй и сновидений (сухость в горле привела к образу «индейца, сидящего на земле бескрайней пустыни»).

Заигрывания составляют основу симптомов. (Сухость была связана с приступами кашля).

Заигрывания являются основой или сущностью симптомов и, в то же самое время, лекарством от них. (Ощущение сухого горла предлагало рецепт для избавления от кашля: быть с «предками» вместо того, чтобы быть опекуном).

Симптомы представляют собой свое собственное лекарство.