ПРИЛОЖЕНИЯ


...

Приложение II. МИРЫ: Множественные миры Эверетта


Существует много концепций, которые физики используют для понимания загадки волнового уравнения — почему его нужно умножать, чтобы получать вероятности, и что происходит с его параллельными мирами, когда оно становится реальным в повседневной жизни.

Самым известным построением, вероятно, следует считать так называемую «Копенгагенскую интерпретацию квантовой механики». Из этой интерпретации следует, что события, не принадлежащие к общепринятой реальности, как то, параллельные миры, представляют собой математические странности, и их можно не принимать во внимание как мнимые, а потому лишенные (физического) смысла.

Однако, из психологии нам известно, что мы склонны выделять некоторые переживания и называть их реальными, при этом забывая, игнорируя или отбрасывая другие. Мы обычно, так сказать, высвечиваем обычный внешний вид друга и игнорируем незначительные изменения в нем, которые не имеют для нас непосредственного смысла. Как наблюдатели, мы обладаем большей властью создавать реальности и придерживаться их (как в случае внешности друга), чем сами это осознаем.

Хьюго Эверетт, будучи аспирантом у Джона Уиллера в 1957 г., придумал альтернативу Копенгагенскому пониманию того, как реальность возникает в результате наблюдения.172 По слухам, Эверетт был большим выдумщиком. Майкл Прайс пишет, что «Эверетт, очевидно, был очень проницательным, говорил резко и предвосхищал суть вопросов через несколько слов. Ах да, мелочь, он ездил на Кадиллаке с горном вместо гудка».173


172 Более подробную информацию можно найти в книге Майкла Прайса «Типичные вопросы об Эверетте» (Michael Price, “The Everett Faqs”) на веб-сайте www.hedweb.com/everett/everett.html

173 Там же.


Эверетт рассматривал наблюдателя более глубоко демократичным образом, чем другие физики. По его теории, квантовые состояния представляют собой параллельные миры; все эти миры существуют в одно и то же время, хотя тот, в котором мы находимся, является наиболее вероятным с точки зрения того, что мы будем воспринимать и наблюдать в общепринятой реальности. Иными словами, для Эверетта, все параллельные миры — это «реальные» состояния. Таким образом, в любой данный момент в одном мире мы можем быть живы, тогда как в другом мы мертвы.

Понятия Эверетта навели меня на мысль о маргинализации. Если мы рассматриваем все миры как реальные, то мир, в отношении которого мы соглашаемся — это просто «самый вероятный мир», тот, который мы, скорее всего, будем наблюдать. Что происходит с другими? Почему мы их не видим? Я отвечаю на это, что мы маргинализируем остальные миры, говоря себе, что они не существуют… даже хотя они налицо вне поля нашего зрения.

Эверетт показал, что перед тем, как две системы взаимодействуют друг с другом, они на короткое время переходят на одну и туже «длину волны». Затем одна система регистрирует эту длину волны как измерение. В другой момент наблюдатель может переходить на другую длину волны или в другой мир с наблюдаемым. Таким образом, не происходит никакого коллапса волновой функции (как в Копенгагенской интерпретации); теперь есть столько же миров, сколько квантовых состояний всей системы.

В психологии нам хорошо известно подобное представление. В один день мы встречаемся с приятелем и вместе входим в один мир. На следующий день мы взаимодействуем в другом мире и находимся с этим приятелем на совершенно другой «волне». Таким образом, мы все знакомы с параллельными мирами (равно как с двойными ролями и множественными мирами во взаимоотношениях).

Подобно тому, как для понимания музыки нам нужно слышать различные инструменты и звуки в симфонии, различные тона и обертоны песни, так теперь для понимания психологии и физики нам будет необходимо настраиваться на различные миры и их воображаемые пространства и времена.

Параллельно с каждым и всяким наблюдением в мире общепринятой реальности или непосредственно за ним существуют множественные вселенные. Рядом с каждым из нас находится множество переживаний и вселенных. Учитесь их замечать.