III. Старение: химия, буддизм и энтропия. Биология, физика и психология старения

15. Старение и буддизм

19. Смерть, конец?


...

Хаос и творчество


Чтобы понять кое-что в отношении пугающего хаоса и творчества в околосмертных переживаниях, и подготовиться к подобным состояниям, посмотрите на эту картинку. Давайте поэкспериментируем с вашим процессом осознания, используя эту картинку. Вы готовы?

Когда вы будете готовы, сделайте глубокий вздох, и «отпуститесь». Войдите в как можно более мечтательное состояние, и позвольте картинке заигрывать с вами — то есть, не спешите, и позвольте чему-нибудь мельком привлечь ваше внимание — чему-нибудь иррациональному. Удержите это в своей памяти. Что привлекло ваше внимание?


Поначалу большинство людей не могут ничего увидеть на этой картинке, и их раздражает ее хаотичность. Но затем, при наличии терпения, в их осознании начинают мелькать всевозможные вещи. Например, некоторые люди видят симметричные звезды или изображение вселенной; другие видят пустое пространство, музыкальные ноты, дождь и солнечный свет, стаи мотыльков и оберточную бумагу. Кто-то даже видел знак «Стоп»!

Если вы проделали этот эксперимент, то он, возможно, показал вам, что когда вы расслабляетесь и принимаете хаос, когда вы капитулируете, сила безмолвия неизбежно создает новые вещи. Суть в том, что нечто, выглядящее хаосом и «беспорядком» в одном мире, в другом мире представляет собой паттерн, полный потенциальной информации. В смерти или на пороге смерти, когда хаотические состояния беспорядка нарушают наш общепринятый порядок, нередко могут возникать новая вселенная новый образ жизни. Понятие жизнь не относится только к существованию физического тела; оно также включает в себя спонтанность и творческие способности осознания. Сновидение воссоздает вселенную.133


133 У многих людей потеря памяти, связанная со старением, представляет собой утрату того, что вы намеревались делать. Вы забываете «почему» вы что-либо делали. Процессуально-ориентированная точка зрения на такую потерю памяти заключается в том, что вам «нужно» освободиться от знания того, почему вы намеревались что-то делать, и позволить «этому» двигать вами, позволить едва уловимым «тенденциям» и силе безмолвия создавать жизнь.


Понятие Смерти может быть пугающим, но когда она открывает вас, старые отождествления отпадают, и возникает возможность изменения. Это напоминает мне о словах «Петера», с которым мы с Эми работали несколько лет назад — мужественного человека, умиравшего от лейкемии. (Я упоминаю о нем в своей книге о коме). С нашей помощью он вышел из комы и временно вернулся к жизни перед тем, как спокойно умереть. Перед смертью он, задыхаясь от исступления, кричал в своей больничной палате в Цюрихе:

«Я… нашел…это. Я… нашел… то… что… я… всегда… искал. Ключ… к… жизни… ключ это новый план… трамвая… в плане есть все… Все… он… был здесь… еще до того, как вы начали работать со мной».134


134 См. А. Минделл, «Кома, ключ к пробуждению», в книге «На краю жизни и смерти», Изд-во Трансперсонального Института — «Класс», М. 2000, стр. 41-42



Вплоть до последней стадии своей жизни, Петер работал в популярной цюрихской газете «Тагес Анцайгер» и писал о новостях в Швейцарии. Мы могли бы сказать, что он был реальным человеком только в общепринятой реальности. План, который появился только теперь, в конце его жизни, был своего рода пилот-волной — картой городской трамвайной системы с ее многочисленными путями, пересекающими Цюрих. Его интенциональной волной была новая карта Цюриха.

С наиболее широкой точки зрения, мы все представляем собой карты; мы все состоим из линей интенциональных полей, физически переживаемых как сила безмолвия. Когда беспорядок становится неизбежным в результате переживания болезни, утраты, или какой-то резкой перемены, он разрушает ваш путь в общепринятой реальности. Однако упорядоченный план, который был всегда, может проявиться снова. Если мы ослабляем свое самоотождествление в качестве человека, пребывающего в теле, которое типично для общепринятой реальности, то наша подлинная сущность проявляется как своего рода бессмертный замысел, нелокальный план, распространяющийся повсюду и включающий в себя всех, чей замысел аналогичен.

Лауреат Нобелевской премии физик Вольфганг Пули, должно быть, тоже это понял, поскольку перед самой смертью сказал: «Сновидение — подоплека физики». Ранее я цитировал поговорку австралийских аборигенов: «Можно убить кенгуру, но нельзя убить сновидение кенгуру». Я рассказывал о старейшине аборигенов, Льюисе О’Брайене, который показал, что план улиц города Аделаиды повторяет очертания Красного Кенгуру, причем при строительстве никто этого не осознавал.135


135 Интервью Дэвида Нанкервиса с Льюисом О’Брайеном, «Мы строились как гигантский кенгуру» (“We’re Built Like a Giant Kangaroo”, Adelaide Times, November 1996)