Своеобразие языка Арнольда Минделла. Предисловие переводчика


При переводе любого текста с иностранного языка всегда возникает дилемма: попытаться точно передать ход мыслей и манеру изложения автора или просто пересказать содержание текста своими словами. Второй метод хорош для художественной и популярной литературы, но совершенно не походит для научных статей или книг, в силу наличия в них специфической терминологии. Это, в особенности, касается текстов в области психологии и исследований сознания.

Хотя эта книга задумана автором, скорее, как популярная, а не научная, она содержит довольно много специальных терминов из области психологии, физики и биологии, равно как и собственных терминов А. Минделла, в которые он специально вкладывает множественный смысл, соединяющий в себе идеи современной науки и духовных традиций.

Однако, попытка точно передать авторский текст неизбежно сталкивается с затруднениями, обусловленными так называемым «принципом лингвистической относительности», эмпирически найденным антропологами Сепиром и Уорфом, и теоретически сформулированным философом Куэйном в середине XX в. Согласно этому принципу, реальность, в которой мы живем, зависит от нашего естественного языка; одним из следствий принципа лингвистической относительности является принципиальная невозможность точного перевода с одного языка на другой текстов, касающихся основных характеристик реальности. Именно такой текст представляет собой книга, которую вы сейчас держите в руках — и потому ее перевод потребовал переистолкования некоторых понятий, отсутствующих или имеющих другое значение в русском языке. Я надеюсь, что это не привело к существенным искажениям мыслей автора, и постараюсь разъяснить основные термины в кратком предисловии. Оно относится, в основном, к данной книге — «Сила безмолвия» — но может быть полезно и для понимания других работ А. Минделла, в особенности, двух предыдущих книг этой серии — «Сновидение в бодрствовании» и «Ученик создателя сновидений».

Прежде всего, о названии — «Сила безмолвия». Его смысл легче всего понять, если вспомнить знаменитую фразу Л. Виттгенштейна: «О том, что нельзя выразить ясно, следует молчать». «Сила безмолвия» — это не сила кого-то или чего-то безмолвствующего, или самого состояния безмолвия (как в русской фразе: «В таких ситуациях он предпочитает молчать, и в этом его сила»). «Сила безмолвия» — это «сила невыразимого» — сам Минделл ясно дает это понять, сравнивая ее с Дао. В первой книге этой серии «Сновидение в бодрствовании», он называл ее «Сновидением» — понятием из духовной традиции австралийских аборигенов. «Сновидение» с большой буквы, в отличие от «сновидения» — это не то, что нам снится, а сила или процесс, создающие то, что нам снится; во второй книге серии эта сила названа «Создателем сновидений», но в «Силе безмолвия» автор, по-видимому, решил отказаться от такой очевидной религиозной аналогии, и говорит просто о «сущности». Во всех трех книгах встречается термин «времена Сновидения», который в духовной традиции аборигенов означает состояние, предшествующее возникновению «реальности». Минделл проводит параллель между этим состоянием и существованием «квантово-волновой функции» в «мнимом времени» в момент возникновения Вселенной, предполагаемым теорией Большого Взрыва. Глубоко измененное состояние сознания, соответствующее «времени Сновидения» — это «мир» или «уровень сущности».

Сила безмолвия (или сущность) первоначально проявляется в «Стране грез». У Минделла, «Страна грез» — это не только мир наших сновидений, фантазий, грез, а также едва уловимых телесных ощущений, или «заигрываний», но также особое измененное состояние сознания и особая виртуальная реальность, в которой еще не реализованные возможности существуют как «параллельные миры» в предложенной Хьюго Эвереттом интерпретации квантовой теории. Мы выбираем из этих миров «наиболее вероятный» путем «маргинализации»; Минделл подробно объясняет смысл этого термина в книге «Сновидение в бодрствовании». «Маргинализация» означает вытеснение какого-либо переживания на границы сознательного восприятия; этот термин почти аналогичен термину «вытеснение» в глубинной психологии В состоянии бодрствования мы забываем большинство своих снов; мы притворяемся, что Сновидение (сила безмолвия, сущность) и Страна грез не существуют, подобно тому, как согласно Копенгагенской интерпретации квантовой механики, после измерения не существует («коллапсирует») квантово-волновая функция. Результатом такого рода «маргинализации» или «измерения» становится «общепринятая реальность».

Это понятие и различные производные от него встречаются в книге наиболее часто. В английском тексте для него используется термин “consensus reality” (буквально, «реальность консенсуса» — то есть, реальность, в отношении которой достигнуто общее соглашение). Хотя этот термин широко распространен в англоязычной психологической литературе и ее русских переводах, в русском тексте данной книги вместо него чаще используются два других термина — «общепринятая реальность» и «обусловленная реальность». Первый из них выбран по очевидным стилистическим соображениям. Второй используется для построения антонимов понятия «реальность консенсуса» и его производных («nonconsensual reality» = «необусловленная реальность»). Этот второй термин (англ. “conditioned” или “conditional reality”) предложил в своей книге «Пробуждение» Ч. Тарт, который указал на неточность понятия «реальность консенсуса»: никто не спрашивает согласия детей, хотят ли они жить в «общепринятой реальности», к которой их в процессе воспитания приучают путем «обусловливания» — буквально, выработки условных рефлексов посредством поощрения правильного восприятия и поведения и наказания неправильного.

Общепринятой (повседневной, обыденной) реальности соответствует «обыденный ум». У Минделла, «обыденный ум» — это не только субъект понятийного восприятия и мышления (как в большинстве духовных традиций и в психологической литературе), а прежде всего состояние сознания, в котором человек отождествляется со своим индивидуальным «я» в общепринятой реальности, и считает эту реальность единственно реальной.

Наряду с «общепринятой реальностью» существует «необусловленная реальность» — «параллельные миры», которые доступны «осознанию». Это самый трудный термин, поскольку для него не существует точного аналога в русском языке. Английское слово “awareness”, которое в русскоязычной литературе принято переводить как «осознание», буквально означает «осведомленность», то есть, по-русски, «знание о чем-либо». Однако, в английском языке оно имеет и более узкое значение «личное знание, не доступное никому другому» — то есть, чисто субъективное переживание, которое не обязательно выражено словами, то есть, представлено понятийному сознанию (у Минделла и в духовных традициях — обыденному уму). Когда объект осведомленности выражен словами (представлен понятийному сознанию), в английском языке используется термин “conscious awareness” — буквально, «сознательная осведомленность» (по-русски это было бы сознательное осознание — масло масленое).

Дело в том, что в большинстве европейских языков слово «сознание» (consciousness) генетически связано со словом «совесть» (conscience), первоначально означавшим знание, потенциально доступное всем (отсюда муки совести: «а вдруг об этом узнают?!»; понятие совести, как «сверхэго», появилось гораздо позже, с распространением монотеизма — «Бог всеведущ»). Поэтому для обозначения «интимной» разновидности сознания стали использовать термин “awareness” — осведомленность. Таким образом, можно «быть осведомленным» о невыразимом — «тенденциях движения» и «едва уловимых телесных ощущениях», а также о собственном состоянии сознания — что и составляет основу психотерапевтических методов Минделла.

Есть еще два понятия, непосредственно связанных с «осознанием» и требующих разъяснения. Объектом осознания может быть чувственный опыт («тенденции», «заигрывания», ощущения, фантазии и т. п.), либо состояние сознания (глубокий сон, сон со сновидениями, бодрствование, какое-либо измененное состояние и т. д.).

В первом случае, Минделл использует термин “sentient experience”. Слово “sentience” переводится на русский язык как «чувствительность», либо «разумность». Минделл имеет в виду именно первое значение, первичную чувствительность, которой обладают все живые существа (а в духовных традициях — вообще все сущее). Таким образом «чувственный опыт» у Минделла чаще всего означает «опыт первичной чувствительности», а не «опыт органов чувств» (уже проинтерпретированный умом в качестве зрительного, слухового, осязательного и т. д.). Применительно к осознанию опыта органов чувств, в данной книге используется термин «чувственное осознание». Очень часто, особенно в книгах «Сновидение в бодрствовании» и «Ученик создателя сновидений», Минделл заменяет понятие «осознание чувственного опыта» одним термином “lucidity” (буквально, «ясность», «прозрачность»), который во всех трех книгах переводится как «осознанность».

Этот термин появился в психологической литературе в результате исследований так называемых «прозрачных» или «осознанных» сновидений. В осознанном сновидении человек «осведомлен» не только о содержании сновидения, но и о собственном состоянии сознания — то есть, о том, что он спит и видит сон. Таким образом, когда Минделл говорит о наличии «осознанности» в отношении чувственного опыта, это означает «осведомленность» не только об этом опыте, но и о том, что вы о нем «осведомлены». Кроме того, он использует для обозначения такого осознания собственного состояния сознания термин “lucid awareness”, который в данной книге переводится как «рефлексивное осознание», то есть, осознание, которое осознает не только свой объект, но и само себя как процесс. Этот термин не следует путать с само-осознанием (self-awareness), которое означает само-осведомленность субъекта осознания (самости, эго и т. д.).

Из всего сказанного легко понять смысл основного термина Минделла «сновидящее тело», который означает, что тело непрерывно переживает поток «чувственного опыта», подобно частице в теории Дэвида Бома, испытывая направляющее влияние «пилот-волны» или Силы Безмолвия.

Я не даю объяснений физических и биологических терминов, которые принадлежат к «универсальному языку» науки — при желании, их легко найти в справочной литературе. В авторской библиографии я постарался в большинстве случаев дать ссылки на русские переводы (если таковые существуют).

Я искренне надеюсь, что мой перевод не испортил эту замечательную книгу (и две предыдущих). Очень рекомендую всем читателям попробовать на себе упражнения, которые предлагает автор: можете мне поверить — они работают!


Александр. Киселёв1


1 Замечания, вопросы и предложения можно направлять по адресу kiselev.mind@ru.net