Предисловие


Как наши мысли воздействую на наши тела? Как мы используем осознание для преобразования опыта телесных симптомов?

В этой книге, названной «Сила безмолвия», я исследую связи между традиционной биомедициной и альтернативными медицинскими методами, и предлагаю эмпирические и квантово-механические основания телесного разума. Моя терапевтическая работа с отдельными людьми и группами побудила меня изучать специальные области психологии, физики и медицины, чтобы соединять эти науки. Эта книга базируется на открытии сходных фундаментальных закономерностей, лежащих в основе наших тончайших переживаний и субатомных частиц. Открытие этих принципов позволило мне начать по-новому думать о людях и работать с телесными симптомами.

Исследование нанособытий и наномедицины («нано» означает атомные и молекулярные процессы, имеющие размерность порядка одной миллиардной доли сантиметра) вскоре приведет к многим прорывам в сегодняшней медицине. Медицина и связанные с ней дисциплины психологии и физики станут еще ближе друг к другу, чем сейчас. В то же время, известно мало объединяющих парадигм, которые бы связывали исследования в анатомии, психологии, психобиологии, биофизике, медицинской инженерии, медицинском образовании, общей практической медицине и медицинской диагностике с различными видами психотерапии (в том числе, с использованием движения и музыки).

Первая цель этой книги — сосредоточение на телесных симптомах. Она задумана, в первую очередь, как практическая. В то же самое время, ее вторая цель состоит в том, чтобы предложить объединяющие идеи, направленные на сближение перечисленных выше областей. Практика, предлагаемая в этой книге, основана на научных открытиях и идеях из древних традиций. Я подробно рассказываю об этих открытиях и традициях в разделах, содержащих «более подробную информацию о» всем том, что я резюмировал в тексте. Научно ориентированный читатель сможет найти дополнительное разъяснение идей и теорий в приложениях.

Написание этой книги пробудило во мне множество чувств. Вечером, перед тем, как начать писать окончательный вариант, я проснулся во сне. В этом сне я понимал, что нахожусь высоко в горах, в холодном ночном воздухе. Какая-то величественная сила заставила меня бродить в горах, пока я не остановился в одиночестве на дороге, лицом к скальной стене, склону высокой угловатой вершины. В сгустившихся сумерках я мог ощущать присутствие какой-то внушающей благоговение силы, исходящей от склона горы. Я мог чувствовать, но не мог описать эту силу.

Просыпаясь, я сразу же понял, как должна называться эта книга о телесных симптомах: «Сила безмолвия». В полусне я писал следующие абзацы, которые казались посланием от той силы горного склона, адресованным всем нам людям. Сегодня мой обыденный ум восстает против этих абзацев из-за их очевидной оскорбительности.

Направление вашей жизни ясно предстает в некоторых снах. Однако в повседневной жизни вы ведете себя так, как будто вы не уверены в том, что делать дальше. В течение дня вы ощущаете определенную, но трудно уловимую силу, исходящую из глубочайших пространств ночи, побуждающую ваше тело к жизни, и все же вы обычно предпочитаете игнорировать эту силу.

Оглядываясь на свою жизнь, вы замечаете, что эта сила присутствовала всегда. На самом деле, ваш жизненный путь кажется почти неизбежным. То, что в то или иное время казалось случайным, по размышлении, оказывается неотвратимым. В каждый момент жизнь выглядит хаотической, движущейся наугад. Однако, оглядываясь назад, вы видите, что за каждым, казалось бы, случайным действием, таилась сила безмолвия. Конкретный путь, который вы называете своей «жизнью» кажется неотвратимым, хотя в данные моменты в прошлом вы считали, что можете договориться с этой силой. При взгляде назад путь кажется неумолимым. Задним числом вы понимаете, что могли лишь соглашаться с этой силой и двигаться вместе с ней, либо не соглашаться и подвергнуться уничтожению.

Бесполезно притворяться, что эта сила не существует, поскольку игнорирование ее присутствия превращает ее в ужасающее событие телесных симптомов. Действуйте так, будто этой силы нет — и жизнь обманет ваши ожидания, и все вокруг наполнится призраками. Открывайтесь этой силе безмолвия в повседневной жизни — и жизнь предстанет бесконечным, удивительным путешествием.

Сила безмолвия связана не только с вашим личным существованием, но и с происхождением вселенной. Сила безмолвия для науки является неизмеримой реальностью. Однако ее власть можно видеть в математике, и она не ограничена во времени историей этой планеты, или в пространстве — ее пределами.


После этого сна название «Сила безмолвия» казалось чрезвычайно уместным, поскольку, в конце концов, именно так мы переживаем таинственные телесные события, которые до сих пор приписывались природе, Богу, квантовым процессам (суперпозиии состояний, нелокальности, сцепленности и т. п.), или темной материи (теоретическая невидимая дополнительная материя, требующаяся во вселенной, чтобы объяснить темп ее изменения).

О взаимосвязи между физиологией, медициной, физикой и психологией спорят уже многие годы. В этой книге высказывается воззрение, что математические выражения, описывающие элементарные частицы, молекулы и человеческие тела, представляют собой проекции опыта сновидения.

«Сила безмолвия» обращается к той части вас, которую интересуют понимание симптомов и эмпирическая работа с вашими симптомами и неприятностями других людей. Для той части вас, что страдает от симптомов, есть бесчисленное количество методов подхода к этим симптомов и обогащения ими. Для ученого, заинтересованного в объединении различных областей, моя точка зрения на науку проста: Первопричиной является человеческое осознание. Основу любого наблюдения или любой теории составляет то, как мы замечаем те или иные вещи, то есть, природа нашего восприятия и опыта.

Написание этой книги столкнуло меня лицом к лицу с самой «реалистичной» частью меня самого, с той частью, которая порой игнорирует субъективный опыт. Живущий во мне консервативный ученый полагает, что в течение одной жизни лучше заниматься чем-то одним. Я согласен. Однако, поскольку меня всю жизнь интересовала работа с симптомами, что-то во мне не могло связать себя той скрупулезностью, которой требует приверженность одной научной дисциплине. Я могу лишь признать, что в меру своих способностей постарался сделать эту работу как можно более рациональной, обоснованной и понятной.

Моя борьба напоминает мне о словах Эрвина Шрёдингера, одного из основателей квантовой механики. Во введении к своей небольшой книжке «Что такое жизнь?» он пишет:

«Предполагается, что ученый обладает полным и доскональным знанием из первых рук о некоторых предметах, и не должен писать на любую тему, которой он не владеет. Принято считать, что «положение обязывает». Для целей данной книги я прошу лишить меня «положения», если таковое есть, и освободить от вытекающего из него «обязательства»…

Одному уму стало почти невозможно владеть больше, чем небольшой, специализированной частью науки… Я не вижу другого выхода из этой дилеммы (чтобы наша подлинная цель не была потеряна навсегда), кроме того, что некоторым из нас следует заняться синтезом фактов и теорий — хотя и с неполным и полученным из вторых рук знанием некоторых из них — и рискуя поставить себя в глупое положение».


Работа с симптомами не оставляет некоторым из нас иного выхода, кроме как связывать воедино то, что мы знаем о психологии, медицине, физике и духовных традициях, без овладения ими всеми.

По этим причинам, и стремясь больше узнать о теле и о психологии, я выжидал более двадцати лет после написания «Сновидящего тела» для того, чтобы обосновать свое понимание того, каким образом сновидения связаны с телесными симптомами и влияют на них. Во второй главе книги «Сновидящее тело», вышедшей в 1982 г., я говорил о том, что у сновидящего тела много общего с квантовой теорией. В то время я не стал дальше развивать эту тему, вместо этого сосредоточившись, главным образом, на мифологии сновидящего тела. В течение прошедших с тех пор двадцати лет я был удовлетворен результатами психологической и соматической работы со сновидящим телом. Я исследовал и расширял основные идеи, делая их применимыми к работе с отдельными людьми и группами во всевозможных состояниях сознания. Сегодня мой опыт, а также эксперименты, и практика с более чем ста тысячами человек по всему миру, подвели меня к написанию данной книги: к попытке связать медицину и психологию с физикой нелокальности.

Наши тела находятся там, где мы есть. С другой стороны, тело нелокально, испытывая влияние взаимоотношений и групп, событий непосредственного окружения и далекого космоса. Не только природное и человеческое окружение влияет на нас, но и то, что происходит внутри нас, изменяет мир. Продвигаясь по страницам этой книги, читатель узнает, что подобные изменения, которые предсказывает квантовая теория, теперь должны стать частью новой «квантовой» или нелокальной медицины. Мы не можем разрешать телесные проблемы, глядя только внутрь тела. Для решения некоторых из наших проблем, нам нужно работать со всем миром точно таким же образом, как мы его переживаем.

Пусть эта книга принесет пациентам, врачам и теоретикам большее понимание и избавление от физической боли.


Яхатс, Орегон, 2002


Заявление

Предлагаемые в этой книге методы работы с симптомами иногда требуют вхождения во временные измененные состояния сознания. Если вы, дорогой читатель, чувствуете неловкость в отношении измененных состояний сознания, то позаботьтесь о психологической или медицинской поддержке, прежде чем пробовать некоторые из упражнений, предлагаемых в тексте.