Часть 4. Сексуальные варианты. [4.1.] Педофилия

Промышленное развитие буржуазного общества вместе с ростом больших городов и крушением ряда феодальных пережитков в общественных, а вместе с тем и сексуальных отношениях, вызволило женщину, а вернее значительную часть ее природы из мрака семейного быта, бросив в пучину индустрии заводов и офисов. Поставив ее в значительной мере наравне с мужчинами. Ни мужчины, ни женщины такого развития событий не ожидали. «Слабый пол» начал осваиваться на месте новой социальной роли почти наравне с мужчинами, шаг за шагом преобразуясь в иной тип личности. Вместе с этим мужчины тоже не прекратили свою социальную эволюция и постепенно стали утрачивать патриархальные модели поведения, привыкая к наступающему равенству полов. Вслед за этим бюрократия столкнулась с проблемой поставки кадров отвечающих меркам необходимой для данного вида деятельности личности. Выход был найден в привлечении к аппаратно-управленческой работе женщин консервативной ценностной ориентации, которые хотя и небыли уже замкнуты в семье, но все же не представляли собой тип прогрессивной леди. Они были сексуально подавлены больше чем их коллеги мужчины, послушны, целеустремленны - преданы бюрократическим жизненным ориентирам.


Некоторые мужчины-чиновники приняли наступившие перемены в характере социальных ролей полов с интересом, некоторые сдержанно, но большинство было шокировано. Неистово потрясено новыми дамами, которые не в чем не желали уступать мужчинам, не желали оставаться забитыми, не смущались быть смелыми, даже наглыми и грубыми. При этих колоссальных переменах в психике «слабого пола» произошли и значительные перемены в психике мужчин. Перемены эти были вызваны разрушением основ их патриархального могущества, что сказалось даже в наиболее консервативной среде русского общества - его бюрократии.


Описанные изменения с социальной природой полов произошли из потери для общественного производства прежнего значения физического труда, который тысячелетиями был обязанностью сильного пола. Утратив социальное «господство мышц» мужчины потеряли свое привилегированное, но не свободное, положение.


Сексуальные отношения и даже малозаметные детали эротических игр и ласк всегда были связаны в истории человечества с производством и социально-хозяйственными связями, преобразуясь вместе с ними. Оказавшись под ударом новых социальных ролей, сексуальные черты полов не могли не измениться даже у бюрократов. Именно в этом кроются причины распространения педофилии у мужчин, небольшой, но симптоматичный рост ее среди женщин в наше время. Однако современная педофилия по своей сути существенно отличается от педофилии предыдущих эпох.


Нельзя сказать, чтобы в прежние века мужчины были педофилами в меньшей степени. Но в те времена, будь то прежнее буржуазное общество, феодализм или рабовладельческий строй, это было естественной, продиктованной хозяйственными причинами, нормальной формой подчинений женщины мужчине, которое происходило через вступление ее в брак в раннем возрасте, когда формирование основ психики еще далеко не завершено [6]. Аналогичным образом в определенных социально-исторических условиях подавляли и молодых мужчин, по принуждению родственников вступавших в брак с женщинами намного старше их самих. Однако сегодня все эти традиционные формы отношений рушатся под натиском технического прогресса, разрушается и прежняя социально-половая функция мужчин быть главным и самым сильным, брать только на себя ответственность и все решать. Вместе с этим распадается и функция женщин подчиняться мужчине, не возражать и все делать как говорят. «Слабый пол» перестает быть родом людей второго сорта.


Но этот процесс не завершен, а только идет, и формирование новой психики, моральных норм у обоих полов не закончено, а лишь разворачивается. В его динамике можно выделить прогрессивные явления, как-то распад буржуазного брака, или признание юридического равенства полов, но существуют и некоторые консервативные этические нормы. К их числу можно, прежде всего, отнести сохраняющуюся педофильскую буржуазную мораль, довольно прочно держащуюся в среде русской бюрократии. Нравственность, согласно которой мужчины сохраняют молодость дольше женщин, этику, согласно которой в браке мужчина должен быть старше женщины. Однако и эти принципы активно разрушаются в современном мире.


Мужская педофилия основана как на страхе, испытываемом консервативным представителем «сильного пола» перед уверенной женщиной, так и на травмах получаемых мужчиной от невротического поведения «слабого пола», выражающего глубокие внутренние противоречия - симптом ломки ценностей. Женская педофилия, потребность в сексуальных отношениях с мальчиками-подростками, имея те же социальные корни, что и мужская, в психике основывается на страхе перед мужчиной, комплексах собственной непривлекательности и глубоких романтических разочарованиях во взрослых мужчинах. Нередко семейные отношения приводят к росту у чиновников интереса к юным любовникам.


Николай, 39 лет, чиновник московской мэрии, живет с Настей уже год - вместе они три года. С 15 летней девушкой он познакомился в ночном клубе, где отмечал служебное повышение приятеля. Не слишком робкая Настя легко пошла на контакт, только в начале немного смутившись разницей в возрасте. Развивая завязанные отношения, Николай не стремился сразу завлечь в постель свою молодую подругу, а решил «лучше развить отношения, чтобы потом сохранить их в дальнейшем».


Настя - девушка из простой небогатой семьи. Николай - симпатичный и сдержанный мужчина, карьера для которого складывается удачно. Настя решила связать свою судьбу с этим зрелым мужчиной не просто под влиянием чувств. Девушка честолюбива и стремится многого добиться в жизни, а без Николая ей не удалось бы даже поступить в университет. Материальная составляющая жизни с мужчиной много старше себе устраивает ее вполне.


«С женщинами мне не везло, не то чтобы я был по характеру слабым или не уверенным - неуверенным конечно был, но давно. Дело, наверное, в чем-то другом, женщины в наши дни изменились. Стали какими-то пошлые, циничные и еще очень наглые… Испортились, что ли. С одной стороны им хочется от мужчины успешности, защиты и разных благ, а с другой они только нервы мотают и видно, что в их голове только одни сравнения тебя с кем-то другим… Не нравится мне когда меня, который для них должен быть единственным и самым лучшим, сравнивают с кем-то, кто у них уже был. Женщина должна быть чистой, мужчина у нее должен быть один,- говорит Николай.- В прошлом у меня было достаточно женщин, на одной даже был женат. Мы прожили вместе 7 лет: это был кошмар. Детей у нас к счастью нет, и мы давно расстались. Потом я решил попробовать отношения с девушкой, которую наше общество еще не успело испортить… По началу все складывалось хорошо, но потом она начинала вести себя по-другому и мы расставались. Переживал сильно, винил себя, говорил себе, что не смог удержать. И только теперь появилась Настя. С ней у нас все здорово, я не торопился как прежде, помогаю ей, она учится в университете, через год мы поженимся… Когда первый раз оказался с ней в постели сума сходил, ей всего 16, она боится, дрожит, все у нее в первый раз… Мне с ней и в моральном плане хорошо… она послушная».


Часто первое представление о сексе российские чиновники получают еще в детстве, наблюдая за родителями. В этом возрасте они копируют в играх и усваивают модели социального поведения свойственного старшим. Затем, зафиксированные отношениями в бюрократическом коллективе, эти навыки станут основным препятствием для самостоятельного сексуального поиска. Во многом благодаря этому консервативный чиновник мужского либо женского пола станет не вырабатывать новые формы отношений с представителями противоположного пола, а пытаться моделировать старые, традиционные сексуальные связи, с молодым и несформированным партнером.


«Когда мы первый раз оказались с ним, и Коля в меня вошел, мне было страшновато,- рассказывает Настя,- но было и очень интересно, и я ощущала к нему какое-то необычное влечение - потом поняла, что как с мужчиной мне с ним даже нравится. Было особенно приятно, когда он целовал меня всюду и даже в анус… Он это любит особенно часто проделывать, но анальный секс считает аморальным, низким. Счастлив, что он у меня первый мужчина,…не думаю, что единственный, и что навсегда…»


Нередко травмы нанесенные психике чиновника в детстве ведут к его педофильским интересам. Подобные явления могут быть связанны с садистками или педофильским наклонностями родителей (не редкость - более того, норма - сочетание того и другого). Но чаще всего ребенок становится жертвой обычной сексуальной неудовлетворенности старших, которые при помощи истеричного поведения переносят на него свои комплексы. Потом, уже став взрослым человеком и оказавшись в консервативной, бюрократической системе контактов бывший мальчик или девочка вполне может испытывать страх перед половозрелыми партнерами, видя в них копию своих родителей, и, наоборот, в «юношеской чистоте» ощущая источник подлинных чувств и отношений.


Екатерина 34 года. Это немного полноватая энергичная женщина, работающая всю жизнь в органах государственной власти. Екатерину воспитывала мать, строгая консервативная дама, рано потерявшая мужа и не сумевшая создать отношения с другими мужчинами. В детстве Катю часто наказывали старшие: мать и бабушка. Они считали, что «только требовательность поможет правильно воспитать порядочную» девушку. В школе Екатерина училась хорошо, но в пионерской и комсомольской среде никак особенно себя не проявила, хотя числилась исполнительной.


Напряженная, но целеустремленная девушка получила сперва среднее образование в колледже, а затем, уже став работать в одной из районных администраций Новосибирска, высшее - в академии государственной службы. С детства мать (завуч школы) и бабушка («правильная» женщина фронтовик) были для Екатерины жизненным примером. Она не просто старалась угодить родителям, но и боялась вызвать на себя их гнев, неизбежно влекущий за собой отчуждение. Это существенно повлияло на ее характер, смягчение которого произошло только после начала сексуальной связи Екатерины с сыном.


С мужчинами Екатерина стала встречаться довольно поздно. Молодой предприниматель Олег ставший ее первым мужем был и первым ее мужчиной. Но отношения не сложились и женщина, уже имея одного ребенка, вышла замуж второй раз. И снова ее придирчивая требовательность и «совершено правильный» характер подвели Екатерину. Второй муж ушел через два года, оставив ее одну уже с двумя детьми. Оба мужа женщины были недовольны сексуальной зажатостью супруги, считая семейную сексуальную жизнь плохой. Оставаясь довольно стандартными мужчинами, второй муж Екатерины также был предприниматель, супруги женщины прибегали к услугам проституток и часто ссорились в «фригидной и стервозной» женой.


Не сложившаяся семейная жизнь Екатерины привела к серьезной психической травме: полному разочарованию в сильном поле, «воспитанном не так как должно». Женщина решила сосредоточиться только на работе и воспитании детей: 3-х летней дочери и 11-ти летнего сына. Перенеся на мальчика свое требовательное обращение с бывшими мужьями («Где ты был? Почему ты мне врешь? Не смей мне врать! Я сказала тебе сделай это…»), женщина не только тотально контролировала Станислава, но и часто срывала на ребенке накопленный гнев. Внешне успешная карьера давалась тяжело, а сексуальной жизни не было.


Однажды рассердившись из-за «упрямства» мальчика мать ударила его и тут же ощутила новые для себя переживания. Ей стало жаль ребенка («будущего нормального мужчину»). Чувство, которое она прежде в себе контролировала и подавляла, полностью ей завладело. Она взяла ребенка, мальчика 9 лет, с собой в постель, неожиданно ощутив, что воспринимает его как мужчину. Прикосновения к мальчику возбуждали ее, наводя на редкие моменты сексуальных воспоминаний. Через некоторое время Екатерина начала брать Стаса в постель каждый раз. Постепенно она стала не просто «по-матерински» ласкать ребенка, но и заставлять его проделывать с ней сексуальные действия: целовать, трогать грудь и половые органы, орально ласкать гениталии. Проделывая эротические действия в ответ на прикосновения ребенка, женщина объясняла себе (для этого она даже написала специальную моралистическую статью), что во всем этом нет ничего аморального, пока она не совершает с мальчиком половой акт. В тех же «нравственных» целях женщина не ложится спать в одежде, «чтобы не раздеваться и исключить сексуальный элемент в играх». Интересной деталью отношений матери и сына являются эротические игры в доктора, учителя, маму и папу. Последний вариант больше всего возбуждает Екатерину и используется ей чаще всего.


Брак, как осуществившаяся форма отношений, является важным источником проявления латентной педофилии. Как у мужчин, так и у женщин в силу семейных противоречий основанных на традиционной схеме формирования сексуально-экономического союза, в ходе совместной жизни может развиваться тяга к мальчикам или девочкам. При этом брак ведет так же и к садистскому характеру гетеросексуальной, бисексуальной либо гомосексуальной связи с ребенком.


Виктор работает в милиции много лет. Но то, что испытывает сексуальное влечение к девочкам подросткам он почувствовал только на пятнадцатом году семейной жизни. Обнаружив, что ощущает интерес к старшей дочери, он не сразу решился на какие либо действия в отношении 13 летней Ксении. В ходе одного из рабочих дней им с коллегами были «взяты» малолетние проститутки, которых милиционеры в качестве дани заставили заниматься с ними сексом. Виктор впервые «делал любовь с 14 летней девочкой, и неожиданно для себя вместо заслуженно грубого обращения с этой падалью был с подростком очень ласков и даже дал немного денег». После этого эпизода мужчина неоднократно принуждал к сексу малолетних проституток. Но только спустя год, на даче в отсутствии жены он решился «соблазнить» собственную дочь. Она привлекала его девственной чистотой и нежным обращением с грубоватым отцом. Подпоив подростка «вкусным вином», отец-милиционер упростил себе задачу, но не решился в первый раз совершить половой акт. Прошло несколько месяцев, прежде чем Виктор отважился продолжить «забытый девушкой от алкоголя урок». На несколько дней уехав с дочерью в гости к друзьям он получил необходимую возможность. «Действовал я не спеша. О том эпизоде на даче она ничего не помнила, но было заметно, что девочку уже интересуют парни, а значит, задача упрощалась… На одной вечеринке мы как бы в шутку стали изображать пару, а потом тоже в шутку удалились в нашу комнату и тогда, я ее впервые поцеловал, а она мне неумело, но ответила…- Рассказывал Виктор.- Я ей сказал, что кое-чему нужно научиться, прежде чем она выберет себе парня по вкусу. И я готов ее этому научить… Мы много ласкали друг друга - ничего подобного у нас женой никогда не было. В остальном я не торопился, растягивал удовольствие. Ее тело влекло меня, оно было таким юным и совсем еще детским, в этом было что-то, что превращало меня в одну сплошную страсть…»


Жена, с которой Виктор недавно развелся, ничего не знает о его отношениях с дочерью. Девушка навещает отца раз в неделю и не брезгует брать от него деньги. В сексуальном плане, считает Виктор, у него все хорошо и «малышка вполне его удовлетворяет». У Ксении есть друг, но он ничего не знает о ее связи с отцом.


Среди российских чиновников много подофилов - не всегда проявленных. Не мало из них впервые почувствовали половое влечение к детям и подросткам именно в ходе неудачной, с точки зрения эмоционального удовлетворения, реализации семейных идеалов.


Усиливаясь благодаря традиционной семейной жизни, скрытые педофильские желания могут не просто быть формой бегства от сексуальных отношений со сверстниками, но и видом искаженной реализации модели родительской заботы. Подобное поведение «отца» или «матери» по отношению к своему юному любовнику или любовнице широко распространено в чиновной среде. При этом мужчины редко реализуют такую модель отношений с мальчиком, а женщины - с девочкой. Не испытывая потребность в связи с партнером собственного пола, они могут в эротической игре брать на себя роль «мамочки» либо «папочки», либо делать из мальчика «дочку», а из девочки «сына».


Ирина сотрудник налоговой инспекции в Туле. Ей 37 лет, в прошлом она сменила несколько профессий: работала в банке, потом неудачно руководила собственным кафе. С 8 летней дочерью разведенная мама имеет явно эротические отношения, остающиеся при этом довольно осторожными. Построенные только на игровой, ролевой основе, они как считает Ирина, не признающаяся себе полностью в сексуальном аспекте, должны помочь девочке научиться правильно вести себя в будущем. Постельный характер игр мама-чиновник объясняет отсутствием времени и просто семейным теплом. Но, несмотря на такое «очертание границ», объятия, длительные поцелуи и даже иногда имитация полового акта в игре «папа-мама» не могут существовать как неэротические действия. Другой игрой Ирины с дочерью является «мамина забота», когда дочь изображает маленького ребенка и сосет грудь женщины.


Мужчины у Ирины нет уж больше 6 лет. Отношения не налаживаются, как она считает из-за того, что у нее есть ребенок и она слишком самостоятельная, а нынешним «мачо нужна только самка-домохозяйка и куча шлюх». Энергичная и требовательная по натуре Ирина в прошлом имела много сексуальных контактов, но в последние годы по причине многократных измен последнего «поклонника» решила, «что с нее хватит уже страданий». «Меня воспитывали для семьи, учили, как себя нужно вести, но я же всего этого вокруг почти не вижу… Отношения изуродованы, опошлены»,- признается она.


В оценке педофильских отношений у русских чиновников особый интерес представляет то, что они далеко не всегда испытывают потребность в половом акте с ребенком. Гораздо чаще главным источником удовольствия выступают ласки. Такое ограниченное сексуальное поведение, типичное для всех консервативных социальных слоев, выражает глубокую «романтическую» табуированность сексуальных отношений для данных представителей общества вообще, а не только в рамках половой связи с ребенком. При этом эмоциональная сторона отношений является очень сильной. Взрослый партнер привязывается к ребенку глубже, чем к взрослому человеку, поскольку не видит для себя иного варианта реализации собственных социально-эротических желаний.


Имитация неудавшейся семейной жизни взрослым с ребенком является важным механизмом защиты чиновником традиционных ценностей от изменяющегося мира. Закрываясь, таким образом, от реальности государственный управленец сохраняет в себе воспитанные с детства идеалы и поведенческие нормы, что на время снимает для него остроту внутренних противоречий.


Одним из основных признаков склонности к педофилии у чиновников является потребность в «чистоте» отношений, в наличии девственности у девочек и отсутствии сексуального опыта у мальчиков. Иногда от того насколько присутствуют у малолетнего партнера эти «черты» зависит не только половое возбуждение, но возможность и острота оргазма.


Евгений судья во Владимирской области. Ему 44 года, женат, сыну 19 лет, есть 15 летняя дочь. Впервые интерес к мальчикам собственного пола он почувствовал пятнадцать лет назад, но не позволил себе связи с собственным сыном, считая это аморальным в рамках общей семьи. Отношения с женой, 42 летней домохозяйкой, у Евгения последние годы холодные и больше деловые. Между супругами почти не возникает ссор, но никакого интереса друг к другу у них не сохранилось. Эмоционально Евгений не чувствует к жене ничего, просто считая, что иметь супругу удобно в бытовом плане.


Только спустя пять лет, после того как Евгений понял, что его интересуют мальчики, он решился попробовать сексуальную связь с подростком. Первым любовником Евгения стал 17 летний Александр, с которым судья познакомился в баре для гомосексуалистов. Потом появились другие знакомства, а возраст партнеров стал снижаться. При этом сексуальные отношения потерявшего интерес к женщинам в «чистом виде» судьи и его друзей были жестко разделены по ролям: Евгений всегда брал на себя только «мужские функции», оставляя за партнером пассивную роль, наряжая своего любовника женщиной (косметика парики, нижнее белье).


Несколько лет Евгений не мог признаться себе в том, что он педофил-гомосексуалист, со склонностью к мальчикам-трансвеститам. С одной стороны мешало строгое моральное воспитание, с другой, как он сам говорит, наличие семьи и «гетеросексуальный» характер любовных игр. Сейчас он уже не так переживает из-за своих связей и сексуальной ориентации, но его по-прежнему интересуют только к юношам. В данный момент его любовнику 15 лет.


«Среди моих коллег, только мужчин, есть и другие педофилы,- признается Евгений.- Многие из них отдают предпочтение мальчикам, но большинство все же выбирают девочек. Мы встречаемся в одном из баров в городе, где делимся впечатлениями и иногда даже обмениваемся партнерами, все это конечно держится в тайне… Однажды я попробовал секс с девочкой, ей было не боле 12 лет, подруга одного знакомого, но не получил удовольствия».


Педофилия больше распространена среди чиновников-мужчин, чем среди женщин-бюрократов. Проявляясь в многообразных видах половых связей, она в своем латентном роде может быть без труда обнаружена в таких признаках, как популярность у мужчин стиля «бэби». Испытывая бессознательную потребность видеть в женщине ребенка, русские чиновники, как и другие джентльмены, часто предпочитают блондинок из-за большего, чем у леди другой тональности сходства с молоденькими девушками. По тем же причинам многим мужчинам не нравится видеть у женщин волосяной покров в интимных местах. Консервативные женщины чувствуют подобные влечения «сильного пола» и с возрастом теряя юную привлекательность, начинают активно перевоплощаться в белокурых бестий.