[4.2.] Садомазохизм

Чиновник, формируясь как личность в системе иерархичных, неравноправных, несправедливых, жестоких и циничных отношений, всегда знал свое место и четко представлял себе, как он должен вести себя с высшими или с низшими по отношению к себе индивидами. Страдая лично и наблюдая страдания других, русский бюрократ с детства привыкает испытывать и видеть муки унижения, стыда и горя утраты. Но нельзя сказать, что подобные отношения не накладывают отпечаток на его сексуальный интерес.


Еще во времена средневековья в психике у человека формируется мощная бессознательная потребность страдать и причинять страдания другим, но постепенно с демократизацией общественных отношений, связанной в значительной мере с первыми социалистическими революциями, эта черта сменяется общественным интересом к радости. Однако там, где больше всего сохранены патриархальные схемы отношений, она удерживается в виде эмоционального и сексуального садомазохизма. Укореняясь в подсознании, садомазохизм часто незаметен для индивида, что не мешает ему через иррациональные мотивы направлять поступки человека на получение удовольствия от собственных душевных мук, или причинения страдания окружающим. Существуя в подсознании человека, садомазохистская потребность прорывается, побуждая индивида к иррациональным поступкам.


Садомазохизм, как сексуальное поведение, у русских чиновников является потребностью бессознательно отражающей природу бюрократических отношений сформировавших ее. Но, прежде всего он находит свое выражение не в видах сексуальной близости, а в эмоциональном стремлении к страданию. Приведем два характерных для российских чиновников примера, выбрав для них обезличенную форму.


Один молодой человек страстно желал красивую девушку. Он долго ухаживал за ней, причем делал это настолько консервативно и униженно, что он не испытывала к нему сексуального влечения, как к слабому и низшему созданию. Однако они были вместе, причем она разнообразно оскорбляла его, а он всячески унижался и делал это с известным сладострастием. Они встречались около двух лет и расстались только потому, что эта девушка нашла другого мужчину. Но все это время, пока предыдущий партнер дарил ей море подарков, водил по различным «развлекательным местам», всячески ублажал, при этом, стараясь как можно более явно уничтожить свое самолюбие, а она помогала ему в этом, длилась их садомазохистская связь. В этой связи она выступала в роли садистки, испытывая при этом естественно определенную долю мазохистского удовольствия жалости к нему и себе, а также презрения к самой себе за свою никчемность. В это время он сам, заставляя себя страдать от унижения, слабости и подчиненности, был жертвой и палачом, садистом и мазохистом одномоментно.


Вот противоположный по полу, но аналогичный по сути пример, когда в явной роли садиста выступает мужчина (в скрытом виде роли являясь мазохистом), а в роли жертвы выступает женщина, истязающая себя сама, и потому скрыто являющаяся садисткой. Пара встречалась какое-то время и у них, как принято говорить, был обычный роман. Потом девушка совершила недостойный поступок, пренебрежительно отозвалась на публике о своем мужчине, и он открыто заявил ей, что не любит ее больше. С этого момента и началась их очевидная садомазохистская связь. Она начала «выпрашивать у него любовь», а он отталкивал ее. Но делал это так, что ее страдания не прекращались, а только усиливались.


Оба эпизода, несмотря на различный пол явно садистских и мазохистских персонажей, демонстрирую общую модель сексуальных отношений. В них мы видим бессознательные садомазохистские желания обоих партнеров. Оба эпизода закончились одинаково. Утомившись от взаимного истязания, партнеры прекратили свои отношения, сохранив в себе горькие и приятные воспоминая садомазохистской связи.


Воспоминания - особое явление в садомазохизме. Нося сознательно сохраняемый характер, и происходя из иррациональных бессознательных желаний, они вынуждают человека испытывать страдание, на длительные периоды погружаться в депрессию. Сознание в попытке избавиться от назойливых садомазохистских воспоминаний наталкивается на сильные психические преграды, вызванные потребностью психики в сохранении мучительных образов прошлого. Воспитанная у целых поколений чиновников склонность к садомазохизму особенно сильно проявляется в наше время, когда, противореча тенденции социального прогресса, в России растет количественно и все более консервируется качественно реакционная бюрократия.


Политически садомазохизм в наше время, как и многие другие сексуальные симптомы у чиновников, является признаком разложения государственной системы аппаратного управления. Аналогично, но далеко не так ярко, выглядит ситуация и в корпоративном офисе. Однако садомазохизм как эмоциональное, бессознательное явление и садомазохизм как сексуальное действие не совсем одно и то же.


Константин, в прошлом менеджер торговой компании, перешедший несколько лет назад на работу в прокуратуру. Садомазохистские сексуальные отношения попробовал впервые четыре года назад вместе со своей женой Маргаритой. Константину 37 лет, Маргарите 43 года. Супруги живут вместе около десяти лет, детей у них нет.


«Постепенно мы начали терять друг к другу половой интерес, раньше все было просто безумно хорошо, но потом желание стало ослабевать… Возможно мы просто устали друг от друга… Решили на время попробовать секс с другими партнерами, я даже имела связь с девушкой - это длилось не долго. Помню, как было приятно щипать ей соски и кусать грудь. Тогда мне было еще не понятно, чего я на самом деле хочу»,- рассказывает Маргарита.


«Ничего из обычной смены партнеров у нас не вышло, мы от этого надолго отказались - вернулись к этому только теперь в садомазо варианте. Хотя, по началу наш взаимный интерес немного вырос… Отношения у нас с Марго всегда были теплыми и дружными, только иногда бывали конфликты. Но теперь, когда наше занятие сексом только садомазохистское мы больше вообще не ссоримся. Очевидно, как вы говорите, переносим возникающие противоречия в постель и там разрешаем, не меняя бытовую модель отношений… Возможно именно это помогло нам сохранить брак, когда мои коллеги только и делают, что разводятся,- говорит Константин.- Первое что решили попробовать - это «школу», она была учительницей, потом я… Наказание плетью меня сильно возбуждает, Марго просто с ума сходит, когда ее связывают, и на коленях заставляют делать минет. Есть, конечно, и более изощренные игры - «инквизиция» например. Потом мы еще играли в НКВД и ГУЛАГ, тоже увлекательно».


Интересной стороной садомазохистской практики в сексе выступает отсутствие сексуального желания по отношению к партнеру, которое вызывается искусственными способами. Подобное состояние половых отношений весьма характерно для семейных пар русских чиновников, где потеря взаимного интереса часто ведет к сексуальной реализации садомазохизма как чувства. При этом у чиновников как индивидов с довольно консервативной психикой виды садомазохистского сексуального контакта могут быть очень необычными - богатыми воспроизведением сексуально переигранных социальных картин.


Другая пара: 30 летний Сергей и 29 летняя Инна - в прошлом жизнерадостная, немного наивная и романтичная девушка. Он менеджер-строитель - человек с очень напряженной работой в большой компании, она государственный служащий. Вместе они более 8 лет, познакомились еще в студенческие годы. Есть 2 летняя дочь.


Инна и Сергей не сразу пришли к садомазохизму в сексуальной жизни. Первоначально, в первые годы отношений, до того как начались их рабочие бюрократические будни, молодые люди не чувствовали потребности в новых формах секса. Только спустя несколько лет они стали чаще прибегать к «насилию» в сексе. Потом, все больше погрузившись в мрачную социальную среду управленческой системы - он коммерческой, она государственной, они почувствовали, что в некогда нормальных отношениях что-то изменилось.


«Вообще я не сразу поняла,- рассказывает Инна,- что атмосфера на работе на меня давит, вся эта упорядоченность, пирамидальность… Не знаю как выразиться - он чувствовал тоже самое, хотя наверное у них в фирме было немного проще, надомной все время что-то довлело… Настроение из жизнерадостного стало плохим, появилась агрессия. Мы начали ссориться, но однажды, после того как я поругалась с Сергеем, он затащил меня в постель и буквально изнасиловал. Специально делал мне больно. И мне почему-то это понравилось, было потом какое-то удовлетворение, короткое, но спокойствие. Я сказала ему об этом, и он удивился, а потом рассказал, что давно хотел попробовать какие-нибудь игры. До этого, все, что мы делали это, только привязывали друг друга, теперь стали причинять друг другу боль - легкую и приятную. Попробовали разные «постановки»: мне больше всего нравится, когда мы играем в «императрицу» или «императора». В игре может даже участвовать наша собака - она «изображает» льва. И если я императрица, тогда я говорю моему рабу: «Слушайся меня или я отдам тебя льву - перезрелый раб!» И если он плохо исполняет мои желания, тогда я бью его плетью, приковываю к стене или «насилую» искусственным членом. И мне, и ему это очень нравится. Еще он любит, когда я впиваюсь в его тело когтями, кусаю и колю его.


Не меньше чем госпожой, мне нравится быть рабыней - пусть он наказывает меня плетью, засовывая ее рукоять в анус или влагалище. Когда он сжимает мне соски или половые губы - это тоже приятно. Хорошо ощущать себя всю заполненной искусственными членами, прикованной, с кляпом во рту и видеть, как он кончает на меня. Больше всего приятно само унижение, например, когда я делаю ему минет, а он оскорбляет меня, причиняет мне легкую боль… Но ко всему этому мы пришли не сразу. Поначалу у нас почти не было никаких приспособлений, после появились разные аксессуары: щипцы, иглы, оковы, плети, фалоимитаторы разных размеров…»


Представляя собой удовольствие через страдание, садомазохизм при помощи многообразных по форме игр уводит человека от возможности получать наслаждение через радость, оставляя только боль и унижение. Однако подобная (позитивная) форма эмоционально-половой жизни почти невозможна для индивида занятого в бюрократической системе, в силу ее довлеющей над ним природы. И даже если позитивный, ориентированный на радость и счастье человек приходит в бюрократическую систему, она рано или поздно ломает его - переделывает под себя, изменяя всю половую жизнь индивида, или заставляет скрывать свое сексуальное Я.


«Раб и госпожа», «господин и рабыня» - самая популярная игровая форма садомазохистской сексуальной практики. Различаясь по сюжетному построению и образному наполнению, они всегда выступают искаженным отражением социальной жизни личности. Являются переносом из нее страданий в сексуальную сферу.


Садомазохизм, набирающий сегодня популярность у бюрократии, возможен только для человека с ценностями присущими эксплуататорскому обществу, у индивида готового вопреки собственной потребности подчиняться иерархии - заполнять свою жизнь бессмысленным, неинтересным делом. По существу такие ориентиры калечат внутренний мир личности, противопоставляя ее творческому движению общества, его эмоциональному и культурному освобождению. Люди не ориентированные на обладание, на иерархический рост, постепенно избавляются от заложенных в них системой буржуазных отношений установок и утрачивают садомазохизм в своей психической природе. В их сексуальной жизни унижение и боль перестают существовать как в эмоциональном, так и физически выраженном виде. Перестают они быть и основой, благодаря которой все еще существует буржуазный брак.