[3.5.] Проституция и семья

Прежде чем у чиновников-мужчин появляются любовницы, они вступают в брак. Но до этого нередко первое знакомство с сексом у них происходит с помощью проституток. В дальнейшем, при семейной жизни, они так же компанией или индивидуально обращаются к их услугам, что является важным симптомом их сексуальных затруднений в общении с женщинами.


Исторически, как отмечал еще Фридрих Энгельс в «Происхождении семьи, частной собственности и государства», появление брака было вызвано с формированием у людей собственности, а затем инструмента ее защиты от низших классов - государства. Вместе с формированием семьи как института, ограничивающего сексуальность людей, неизбежно должна была появиться и проституция. Она зародилась еще в древнейшие времена и выросла, по мере того, как брак все больше, с развитием товарно-денежных отношений и ростом имущественных накоплений, превращался в гражданско-правовую сделку, на первом месте в которой стоит собственность, точнее, вопрос о режиме имущества будущих супругов.


Оформившись как вид материального союза полов, брак изменил и отношение людей друг к другу. Эмоциональную сторону этих перемен хорошо подчеркивает один из основателей неофрейдистской школы психоанализа Эрих Фромм, говоря о союзе людей в браке, что «…вместо того, чтобы любить друг друга, они довольствуются совместным владением тем, что имеют: деньгами, общественным положением, домом, детьми. Таким образом, в некоторых случаях брак, основывавшийся сначала на любви, превращается в мирное совместное владение собственностью, некую корпорацию, в которой эгоизм одного соединяется с эгоизмом другого и образует нечто целое: "семью"»


Чиновничество в целом и русская бюрократия в частности, являясь основным оплотом построенных на частной собственности связей, даже в современных условиях распада брака пытается сохранить его в своей среде. Сопротивляясь общественной тенденции высвобождения сексуальности из-под давления собственности, чиновники продолжают активно воспроизводить в своей жизни отжившие формы половых отношений. От этого тиражируемые ими семейные структуры хотя и сохраняются из-за специфической природы деятельности бюрократии, но делаются непрочными. В них в большей мере, чем прежде, проявляется неудовлетворенность людей характером связей, которые сами они, подчиняясь архаичным правилам, выстраивают. Под воздействием усиливающегося всеобщего кризиса брака выражающегося у чиновников, прежде всего, в личных противоречиях обособленных индивидов обоего пола, «верные жены» стараются выстраивать параллельные семейным сексуальные связи с мужчинами, а «честные мужья» ищут общества любовниц и проституток. Однако, расшатываясь, семья в русской бюрократии все же продолжает существовать, поскольку нерушимыми в большинстве остаются ценностные модели в жизни людей.


Брак, порождая институт проституции, не был далекой от нее структурой сексуальных отношений, поскольку и сам основывался на тех же экономических причинах. Русский революционер начала XX века, Инесса Арманд так писала о нем: «…сам брак буржуа является также одной из форм проституции, так как он основан не на любви, а на приличии, на наживе, на капитале.


Но с исчезновением капиталистического строя и с переходом власти в руки пролетариата исчезнет и «коммунизм жен», то есть официальная и неофициальная проституция, исчезнет и продажный буржуазный брак, брак сделка, брак кабала, который должен быть закреплен как всякая сделка, либо государственными, либо церковными учреждениями.


Таким образом, буржуазная семья не является чем-то извечным. Семья есть следствие определенного строя, и изменяется вместе с ним. Исчезнет и буржуазная семья вместе с уничтожением капитализма».


Единство семьи и проституции в жизни русских чиновников начинается с пышной свадьбы, которую устраивают молодоженам, чтобы богатством разнообразных праздничных образов закрепить в подсознании полов представление о прочности и нерушимости брачного союза. Однако под воздействием технического прогресса, открывающего практически неограниченные возможности не только в создании образов, но и в преобразовании материи, «свадебное зрелище» постепенно превращается в жалкую комедию. Спектакль, в котором при помощи обмена фетишами, обильного употребления пищи большим числом лиц, посещения популярных «памятных» мест, фотографирования и видеосъемок вступающих в брак людей пытаются убедить (в том числе и они сами) в важности совершаемого действия и нерушимости семейных уз. В том, что то, что происходит с ними является чем-то «на всю жизнь», а не обыкновенной инсценировкой: зрелищем, направленным на блокировку сексуальных желаний и возможных отношений не брака.


В отличие от многих чиновников мужчин «вольно» пробующих сексуальную жизнь в общении с проститутками, женщины-чиновники рассматривают свою девственность как нечто важно и стремятся потерять ее в наиболее выгодных условиях, так, чтобы дальнейшие последствия «сексуальной сделки» давали возможность закрепить за собой мужчину получившего «ценный подарок». Мужчины бюрократы, в свою очередь весьма свободно относясь к собственным связям с доступными женщинами, двулично рассматривая отношения с «порядочными девушками», как нечто «совершенно иное». Неожиданную беременность, часто провоцируемую женщинами для закрепления связи при помощи брака, подобные мужчины, в силу нравственной установки, считают серьезной причиной для создания семьи и сильно переживают, в случае если находят силы не закреплять отношения с женщиной, к которой уже не испытывают чувств.


Усиливая сексуальные желания партнеров, ритуалы ухаживания у бюрократов призваны создать у людей ощущение влюбленности и тем самым, через ограниченный, но разрешенный секс подвести их к созданию семьи - важному этапу репродуктивной жизни чиновников. Но прочность брака и его необходимость в наше время все больше ставится под вопрос даже в среде русской бюрократии. Где, несмотря на архаичные ценности у большинства людей, под воздействием изменения, прежде всего, характера женщин, увеличивается число одиноких матерей и не зарегистрированных в государственных и церковных органах пар. Но, даже становясь более активными и самостоятельными, женщины-чиновники, не являясь обычными домохозяйками (предмет мечтаний на тему семьи многих русских бюрократов), по-прежнему считают, что мужчина имеет право на большую сексуальную свободу, чем женщины, поскольку «так устроен от природы».


Изменение жизненных ценностей у мужчин, тоже влияет на их отношение к браку. Все больше представителей сильного пола не хотят узаконивать свои отношения с женщинами, оставаясь в границах конкубината - сожительства. Но и женщины часто не видят смысла в церемониальном и договорном закреплении сексуальных связей. Увеличивается и возраст вступающих в брак чиновников. Однако пока мужчины и женщины управленческого класса государства будут оставаться сексуально неуверенными, живущими в мире консервативных норм и табу, то есть пока останется существовать бюрократия, даже распадаясь и становясь все более неестественным, уродливым и отвратительным, буржуазный брак будет существовать.


Где копятся деньги и вещи, где товар обменивается на товар, где создаются богатства и в хозяйственных интересах подавляется половое влечение людей, там продается секс. Там неизбежно как форма ограничения сексуальности существует брак, и как ответ рынка на это - проституция. Но, когда в материальной и духовной жизни людей происходят перемены, разворачивается борьба старого и нового, даже в бюрократической среде происходит обострение заложенных в сексуальные отношения противоречий. Возникает конфликт между патриархальным мужчиной и добивающейся равноправия женщиной. Иногда, существенно реже, демократичный мужчина натыкается на сопротивление традиционной женщины, но это не меняет суть противоречия между реальной потребностью людей в новых сексуальных отношениях и «патриархальным правом» семьи.


Общественный прогресс, подготавливающий смену устаревших социально-экономических отношений, оказывает влияние даже на наиболее консервативные, реакционные социальные силы, подтачивая фундамент их сексуальных отношений. Все больше среди чиновников семейных пар, где половая жизнь партнеров происходит за рамками брачного института. Растет нетерпимость многих супругов, соединенных традиционной схемой, а не взаимным интересом друг к другу. Обнажаются противоречия характеров.


В момент выполнения добрачных ритуалов женщина в наше время уже не является в душе робкой и забитой, как это было прежде. Теперь «слабый пол» скрывает от мужчины свой характер и лидерские амбиции. Мужчина, в свою очередь, концентрируясь на выполнении обряда, тоже не проявляет многие свои черты. Только после административного закрепления брака, супруги начинают обнаруживать свой подлинный нрав. При этом женщины, чья психика изменена общественным прогрессом сильнее, чем мужская, разворачивают битву за равные и по возможности руководящие позиции в совместной хозяйственной деятельности. Мужчина, отстаивая патриархальную схему своего лидерства, сопротивляется. Возникает длительная борьба. Сексуальная жизнь партнеров постепенно (иногда очень быстро), теряет для них привлекательность. В ответ завязывается поиск удовольствия на стороне, как бегство от реальности. Мужчины начинают пить, уходить в работу, женщины тоже увеличивают трудовое время и становятся еще более истеричными. Противоречия, заложенные с первых шагов отношений в консервативной паре бюрократов, находят свое выражение.


Семейная жизнь Татьяны и Сергея началась 6 лет назад. Сейчас ему 32 года. Он занимает важный пост в городском суде; по характеру въедливый и упрямый, но «иерархично мыслящий» и всегда послушный начальству карьерист. Ей 30 лет - она тихая женщина, работает преподавателем в элитной школе.


У Сергея и Татьяны был обычный, традиционный роман: он ухаживал за ней почти год, потом они «дружили», а затем вступили в брак. Сейчас Татьяны и Сергея есть дочь - 6 летняя Маша, и 3 летний сын Аркадий. Второго ребенка Татьяна решила завести, чтобы удержать мужа возле себя, но ожидаемого эффекта это не дало.


Всегда вспыльчивый, с замашками командира Сергей постепенно (первый раз спустя несколько месяцев после свадьбы) начал устраивать дома скандал, требую от жены «правильно себя вести» и всегда делать, что говорит ей муж. Молчаливая Татьяна терпеливо переносила «указы» супруга, стараясь во всем угодить ему, но вскоре стала замечать, что его сексуальный интерес к ней пропал.


Карьера Сергея складывалась успешно с первых лет. Он из богатой семьи, владеющей рядом собственных магазинов и торговых точек, учился хорошо, потом сам устроился на работу в районный суд. Татьяна из интеллигентной, но консервативной среды. С детства ее воспитывали в традиционных ценностях брака и особой, но второстепенной, роли женщины. Будущий муж понравился ей с первого взгляда, но она считала, что обязана подольше подержать его на расстоянии - в итоге он сделал ей предложение еще до того, как они впервые оказались в постели.


Постепенно теплые отношения влюбленной пары переросли в непрерывные супружеские конфликты. Уставая на работе, Сергей каждый раз стремился преложить свои эмоциональные проблемы на жену. К третьему году супружеской жизни она утратила для него интерес, хотя он и собирался сохранить семью. Примерно с этого времени Сергей стал больше времени проводить в кругу своих «коллег»: бизнесменов и чиновников. Затем перешел от проституток к содержанию нескольких любовниц - доходы позволяли.


Одну из подружек Сергея зовут Рита. Ей 21 год, это привлекательно округлая шатенка с большой грудью (у Татьяны грудь маленькая), бурным темпераментом и солидными финансовыми амбициями. По мнению Сергея, эта женщина не просто обходится дорого, она больше всего способна не только сдержать его нрав, но и удовлетворить его сексуальные желания. «Каждый раз ее грубость и возбуждает меня,- говорит он,- с женой ничего такого произойти не может, она вообще не понимает что нужно, чтобы как следует меня завести. Впрочем, одни женщины - для семьи: чтобы растить детей, стряпать, стирать. Другие - для удовольствия. Из таких шлюх, несмотря на все их умения удовлетворить любое твое желание, конечно настоящей жены получиться не может… Жена это жена, она должна быть верна, обязана слушаться, а муж имеет право на отдых с какой-нибудь девочкой - он ведь работает, у него бизнес. Не все же время с одной женщиной спать…хотя и с Таней у нас иногда что-то бывает».


Нередко плохо приспособленные к активному поиску партнеров на стороне чиновники обоего пола сильно страдают от семейных конфликтов. Заранее предполагая, что брак принесет им вместо стабильности и тепла, противоречия и переживания, многие мужчины и женщины стремятся выбрать для совместной реализации традиционной модели отношений наиболее слабого партнера. Мужчины ищут тихую, эмоционально подавленную девушку, женщины ориентируются на «спокойного» и терпеливого партнера. Но, формируя семью с такими людьми, бюрократы часто обнаруживают, что их «вторая половина» не удовлетворяет их сексуально, а своей личной слабостью травмирует самолюбие. В ответ на собственные отрицательные ощущения от подобных сторон семейной жизни, они развязывают психический террор против супругов. Однако, убеждаясь в неэффективности такой бессознательной «терапии», они, если считают это для себя нравственно приемлемым, начинают поиск любовников и любовниц.


Простейшим «выходом» из подобной ситуации для мужчин-бюрократов является обращение к услугам проституток (нередко с обязательным алкоголем - средством снятия моральных замков). Но для более «нравственных» женщин такого варианта не существует, что делает их еще более озлобленными. Характерно, что именно женщины-чиновники являются наиболее враждебно настроенными к людям, агрессивными в поведении и преданными борющемуся «за порядок» с «анархичными» народными массами руководству.


Заводя любовниц и любовников, русские бюрократы выстраивают с ними отношения по той же ритуальной схеме, что и со своими супругами. Часто, когда неофициальный партнер имеет традиционные нравственные установки, это ведет к конкурентному конфликту за обладание мужчиной или женщиной между законным супругом либо супругой и незаконным партнером. Подобные страсти не только не добавляют в жизнь чиновников сексуального комфорта, но порой разрушают даже его иллюзию.


Являясь ответом на отвратительное состояние секса при условиях отчужденности и эмоциональной войны в семье, любовники и любовницы у русской бюрократии при сохранении устоев буржуазного брака представляют собой давнюю традицию ухода от решения проблемы в отношении полов. Непрерывные ссоры в семье, основанные на глубоких противоречиях, отсутствие удовлетворительного секса и даже относительного эмоционального комфорта делают, при условии сохранения нравственной ценности брака, для чиновников институт супружеской измены единственным «выходом» из существующей ситуации.


Занимаясь сексом с любовниками и любовницами, бюрократы обоего пола получают больше удовольствия, чем, оставаясь один на один со своим сексуальным желанием и вызывающим негативные эмоции партнером по браку. Нередко женатые мужчины «задерживаются на работе» проводя время с проститутками не выдвигающими «политических требований», как любовницы, а ограничивающимися экономическим интересом.


Но половой акт с проституткой в отличие от сексуальной близости с любовницей или женой требует бдительного к себе отношения, чем снимающие комплекс «нарушителя очага» с помощью алкоголя чиновники не всегда могут похвастать. Однако сексуальные связи с проститутками имеют и выигрышную сторону, поскольку позволяют получать часто «запрещенные» с нормальными женщинами виды сексуального контакта. Прежде всего - это анальный секс. Но для некоторых русских государственных управленцев, чьи жены особенно «целомудренны» оральный секс тоже представляет интерес. Быстро набирает популярность в последние годы и такая экзотика как эротическое калаизвержение и мочеиспускание на партнера. Часто недовольные мужья требуют от проституток испражниться на них, всячески оскорбляя, а затем овладевают ими, вводя член в анальное отверстие. Но, нередко чиновники сильного пола, не ограничиваясь подобной реализацией возмездия за собственную слабость и коварную, жестокую женскую природу, просят, чтобы проститутка «трахала их искусственным членом». Все эти виды секса помогают бюрократам, не снимая противоречий в отношении с женщинами и не изменяясь самим, унизиться или почувствовать себя сильными и отомстить противоположному полу в наиболее символической форме, что положительно сказывается на их работоспособности.


Далеко не все российские бюрократы из-за собственных нравственных устоев могут позволить себе роскошь подобного секса не только с «порядочными женщинами», но и с проститутками. Такие мужчины, не имея возможности даже символического выхода, особенно сильно страдают из-за семенных трудностей и неурядиц на работе.


Женщины-чиновники куда более «моральны» чем мужчины. В общественной жизни и сексуальной практике они руководствуются большим количеством правил и табу, нежели их коллеги сильного пола. В сексе даже с близким мужчиной (супругом, например), они часто не могут позволить себе не только анальный секс, которого хотят многие мужчины, но и несложные оральные ласки. Фригидность, несмотря на умение эмитировать желание и оргазм, широко распространена среди государственных управленцев «слабого пола» и не считается чем-то ненормальным. Напротив коллег в юбке «чрезмерно» интересующихся мужчинами в женской бюрократической среде встречают враждебно.


Чиновники в России не считают психические травмы особой проблемой своей жизни. Постоянно получая их в семейных отношениях и на работе, они почти никогда не обращаются к психоаналитикам. Вместо этого бюрократы активно прибегают к витаминам, различным «народным средствам» и иным лекарствам, как способу снятия «сезонной» депрессии либо другого психического расстройства. Психоанализ среди чиновников почти не распространен, едва ли десятая доля русских бюрократов знает о нем, и еще меньше хотя бы раз прибегало к его услугам.


Немалое число женщин-чиновников убеждено, что в браке, к которому они стремятся, терпение и сохранение семьи - их долг. Ради этого они готовы переносить любые нападки мужа, сами выступать тираном или же прибегать к иным бессознательным и осмысленным приемам. Но даже в случае самого агрессивного поведения, такие представительницы «слабого пола» видят в мужчине, прежде всего, защиту от пугающей реальности. Нередко убеждаясь на практике в собственных силах, они все же не могут расстаться с консервативной моделью собственной жизни, что усиливает их психический конфликт с окружающими, ведет к истеричному переносу противоречий на мужа, детей, сотрудников и с особой злобой на обычных людей.


Секс в семье в силу растущего конфликта в ее социально-экономической природе в наше время приобретает все больше нетрадиционных черт. Находясь в скрываемых или явных межличностных противоречиях, супруги постепенно утрачивают влечение друг к другу. В сексе у них начинают проявляться извращенные и просто необычные желания. Последнее время среди гетеросексуальных семейных пар русских чиновников растет применение пищи для эротических игр, потребность в анальном сексе, как у мужчин, так и у женщин, потребность в экзотической обстановке для секса и многое другое. Но самой сильной тенденцией является садомазохизм.


Не редкость в семейной жизни чиновников и смена сексуальной ориентации. Часто женщины начинают интересоваться собственным полом, против чего не возражают многие мужья, видящие в этой ситуации выход для зашедших в тупик отношений. Совсем по-другому выгляди реакция женщин, на смену ориентации их мужьями. Рассматривая гомосексуальные связи супруга как личный позор и катастрофу, женщины делают жизнь своих избранников невыносимой. Что ни только не останавливает тенденцию, но напротив ускоряет ее.


Павел и Марина, оба сотрудники районной администрации в Костроме, семейная пара. Ему - 34, ей - 28. Есть ребенок - мальчик 6 лет.


Супруги познакомились, когда Павел проходил повышение квалификации в ВУЗе, где училась Марина. Долгое время они встречались, прежде чем стали жить вместе. Начальный сексуальный опыт Павла был связан с его первой девушкой в институте, но она отказалась выйти за него замуж, и ушла к другому мужчине. Не просто складывались его отношения с женщинами и в дальнейшем. По характеру мягкий и уступчивый с противоположным полом, Павел не сразу понравился Марине. Ей симпатичными казались более «нахальные парни». С одним из таких молодых людей был ее первый роман, закончившийся глубокой депрессией: разочарование и обида долго мешали девушке решиться на другую серьезную связь.


По воспитанию супруги могут считаться вполне консервативными, «нравственными» людьми. Все их отношения и набор ценностей соответствуют традиционной, патриархальной модели. Именно таким, со многими известными ритуалами, был их роман. Но уже в первые месяцы совместной (семейной) жизни Павел и Марина стали ссориться из-за бытовых мелочей - в действительности из-за поверхностного характера их связи и отсутствия подлинного взаимного интереса. Постепенно, уже, когда появился ребенок (он на время поправил ситуацию), отношения окончательно разладились. Но общее жилье, новая дача и многое другое сдерживали супругов…


Постепенно Павел почувствовал что Марина не вызывает у него больше никакого сексуального желании, потом наступил глубокий эмоциональный кризис. В это время он ощутил, что у него появился «…аморальный, как тогда казалось, интерес к мужчинам». Он попробовал избавиться от него и вместе с приятелем снял проституток. Однако это не принесло желаемого результата - разладились не физиологические функции, изменилось что-то во внутреннем мире молодого мужчины. Только после длительных переживаний и опасений Павел решился вступить в связь с представителем собственного пола. Наличие в Интернете сайтов знакомств упростило задачу дольно сексуально боязливому человеку.


Марина в семейной жизни практически сразу взяла на себя функции руководителя, хотя по служебной лестнице Павел продвинулся выше (после ВУЗа он устроил подругу на работу в одну с ним администрацию). Постепенно в характере девушки бурно проявились истерические ноты. Павел считал, что должен терпеть подобное поведение и даже не пытался повлиять на «слабый пол». В конфликтах он, как правило, уступал. Всегда соглашаясь с требованиями жены, Павел постепенно потерял для Марины личную привлекательность: «…утратил былую мужественность».


Для Марины гомосексуальные связи муже не стали полной неожиданностью, хотя обнаружились они довольно поздно. К тому времени супруги уже не спали вместе, а она сама подозревала мужа в «чем-то подобном». После очередной ссоры с Павлом, когда он, как обычно согласился со всем, Марина решила завести себе любовника - «настоящего мужчину». Таким человеком оказался ее бывший шеф по отделу. Прежде он делал ей знаки внимание, теперь инициативу взяла на себя женщина. Однако их отношения приняли несколько неожиданный характер. Любовник быстро разочаровал Марину своими качествами. Он был с одной стороны своеволен (совсем не походил на Павла), но с другой - относился к Марине не так романтично, как она бы того хотела. Это понемногу привело ее к мысли попробовать сексуальные отношения с девушкой. Своими «новыми интересами» Марина поделилась с любовником, намекнув, что ему тоже найдется место (как половой партнер он продолжал ей нравиться). Неожиданно для Марины ее «нелегальный друг» предложил им попробовать секс втроем - привлечь его жену. 34 летнюю женщину (Ольгу) удалось уговорить попробовать новое без особых усилий. Со временем Марина и Ольга стали часто встречаться без мужа-любовника, но обе женщины не потеряли интерес к противоположному полу. Правда, для Марины здесь характерно большее разочарование в мужчинах («настоящих мужчин больше не осталось…»), чем для ее бисексуальной подруги.


Семья Павла и Марины не распалась, но их отношения приняли характер затяжного совместного проживания с выполнением взятых на себя социально-экономических ролей. Брак, изначально сложившись как традиционный, в современных условиях привел к необычным для патриархального прошлого формам отношений.


Важным отличием потребности в гомосексуальной связи у женщин и мужчин в браке является то, что женщины редко становятся лесбиянками, сохраняя интерес к противоположному полу, в то время как мужчины, как правило, под эмоциональным воздействием жен чаще становятся геями, чем бисексуалами. Характерно, что тенденция смены половой ориентации у чиновников связана, прежде всего, с традиционными формами семьи. В современных условиях порождающими такие межличностные противоречия, что часто единственным выходом для людей без перестроения собственной психики является смена сексуальной ориентации, как форма ухода от социального конфликта.


В среде чиновников-мужчин, как и вообще в кругу людей с буржуазными ценностями, семья в наши дни претерпевает некоторую «революцию семейного омоложения». Суть этого любопытного явления состоит в том, что вместо того, чтобы «тайком» от жены практиковать связи на стороне, представители сильного пола просто разводятся со своими супругами-сверстницами и женятся на молодых девушках. Образовав, таким образом, новый брак, мужчины-бюрократы становятся «идеальными мужьями». Выбрав в качестве следующей супруги фотомодель или просто хорошенькую женщину (как правило, с амбициозно-потребительскими ориентирами), по возрасту годящуюся им в дочери, мужчины оказываются довольны браком. Такая педофилическая практика создания семьи не новость в истории. Любопытным в ней является лишь то, что одна супруга сменяет в жизни мужчины-чиновника другую по мере того, как прежняя женщина теряет в его глазах былую привлекательность. Позволить себе подобное женщины-бюрократы, как правило, не могут, в силу патриархальной правильности своей психической природы. И привилегия «омоложения семьи» остается чисто мужской.


«Революция семейного омоложения» никак не противоречит современному российскому праву. Выражая с одной стороны, в лице мужчины, рыночное, потребительское отношение к противоположному полу, такая форма отношений показывает и на то, что «молодая смена» прежней жены рассматривает своего старшего партнера по браку не иначе как источник материального благополучия. Во всем этом еще раз проявляется циничная и потребительская, проституционная сущность буржуазного брака.