[3.4.] Ритуалы ухаживания

Половые отношения у пар чиновников начинаются со знакомства. Здесь по утвержденной и твердо соблюдаемой русской бюрократией традиции мужчине принадлежит первая, активная роль. Люди в наше время знакомятся всюду: на улице, в транспорте, в кино, театрах, кафе, ночных клубах, на работе, праздниках и просто случайно. Поводом для знакомства может быть любой пустяк. В последние годы этот ритуал, раньше имевший много ограничений (например, не принято было знакомиться на улице и в транспорте), значительно упростился и потерял ряд социальных границ.


Знакомясь, чиновники обоего пола ведут себя почти также как нормальные люди, за исключением того, что при оценке партнерши, мужчины бюрократы, несмотря на испытываемое ими почти всегда чувство стыда при подобной церемонии, уделяют больше внимания материальной и статусной обеспеченности девушки. Ее внешность оценивается в первую очередь не по выражению лица, движениям или даже фигуре, а по тому, на какую сумму она выглядит. Подсознание чиновника-мужчины сразу определяет не только сексуальную привлекательность фигуры, но и «рыночную стоимость» понравившейся особы. Аналогичным образом рассматривают мужчин и женщины из государственной бюрократии, с первого момента ощущая, подходит ли им по социальному статусу мужчина или нет. Часто дорогой автомобиль и громкая директорская должность помогает женщине сделать выбор в пользу определенного мужчины, даже если он не привлекателен внешне.


Хотя для обоих полов бюрократии важно в первую очередь, чтобы будущий партнер отвечал их представлениям о статусе, мужчины в выборе женщин имеют некоторые психологические преимущества. Чиновники «главного пола» в силу сохранения патриархальных, отводящих мужчине социальное лидерство, правил не просто ориентированы на женщину как материальный предмет, средство поднятия собственного значения, но и как на объект сексуального удовольствия. Оценивая противоположный пол, они рассматривают не только выражаемый вещами статус женщины, но и ее сексуальное воздействие на них. Однако, в наше время, под влиянием процессов эмансипации, женщины-бюрократы постепенно начинают все больше внимания уделять мужской сексуальности, не редко выводя ее на первый план по сравнению с материальным положением мужчины. Выражая заинтересованность в отношениях с эротически привлекательным представителем противоположного пола, они способны даже на некоторую инициативу. Но среди леди-чиновников старшего поколения большинство все еще ориентировано на свою пассивную социальную и любовную, лишенную удовольствия в сексе, роль. Это, кстати, является одной из причин женского ожирения у государственных управленцев, когда подавляемое сексуальное желание слабый пол бюрократии пытается заменить обильным приемом пищи - чрезмерно удовлетворяя другую потребность. Подобная компенсация характерна и для мужчин страдающих сексуальной неудовлетворенностью по причине своих психических проблем. Процент таких людей среди федеральных ведомств и в разнообразных аппаратах крайне велик.


Иногда, в момент знакомства с мужчиной, женщины чиновники чтобы подогреть страсть незнакомца делают вид, что не интересуются им, но потом, как бы очарованные соглашаются обратить внимание. Среди наиболее архаичных женщин (большинства в бюрократии), тоже не принято явно давать мужчине понять, что он им интересен. Редкость в российской чиновной среде и сексуальные домогательства женщин по отношению к мужчине, в то время как мужчины часто считают своим долгом «ухаживать» за коллегами в юбке.


Часто российские государственные управленцы придают большое значение условиям знакомства: его месту, времени и обстоятельствам. Это связанно с тем, что если для наиболее внутренне свободных людей нашего времени значение имеет человек, отношения с ним, то есть внутренняя, эмоциональная сторона, то для бюрократии гораздо важнее выглядеть «правильно» и соблюсти все нормы. Чиновники обоего пола предпочитают лучше упустить потенциально интересного партнера, чем выйти за узкие границы своей морали. Также согласно патриархальной этической схеме имеющей еще прочные позиции у бюрократов, мужчина должен выбрать женщину сам. Женщина не может выбирать мужчину, она не может проявлять инициативу при знакомстве и затем на первой фазе отношений. Эта норма соблюдается практически всеми поколениями русских чиновников.


За знакомством наступает первый этап отношений. Мужчина должен пригласить женщину на свидание. Для этого необходимо, чтобы он воспользовался телефоном, который взял у нее в момент их «случайной» встречи. Женщина ждет его звонка. И хотя принято не давать телефон не понравившимся кавалерам, часто дамы-чиновники решают (руководствуясь материальной стороной и своими иррациональными переживаниями) это не сразу. Иногда, уже после прохождения партнерами ряда этапов «обольщения», леди-бюрократы вдруг неожиданно «понимают», что данный мужчина им не интересен. Мужчины, нацеливаясь не столько на «удовольствие» от ухаживания, сколько на сексуальную близость, как правило, сразу определят, привлекателен ли для них объект.


Потребительский характер сексуальных отношений у чиновников проявляется уже на первом свидании, когда мужчина часто изображает ненасытно возбужденного искателя ласки, а женщина стремится закрепить свою роль потребителя материальных благ за счет мужчины. Часто первое свидание проходит в кафе или ресторане, где в четком и неуклонном соответствии с архаичными нормами «подкупа женщины», очарования ее пищей и алкоголем, платит мужчина. Также у русских чиновников мужчина платит и во время походов в кино или театр. В то время, когда в обществе уже активно формируется материальное и нравственное равноправное полов, у бюрократии по-прежнему прочно держатся отжившие ритуалы. Интересная деталь: данный консерватизм управленческой каты не характерен только для России. Он существует и в других странах, в том числе и там, где внешнее равноправие полов уже стало нормой.


Вслед за первым свиданием, наступает череда из нескольких встреч под различными предлогами - сексуальный интерес индивидов обязательно должен быть прикрыт. Чаще всего у чиновников это потребительские, развлекательные (мужчина должен «делать даме интересно») походы в кино, ночные клубы, сидения в кафе, или просто прогулки. На одной из подобных встреч (чаще всего уже на второй, если мужчина достаточно смел) между партнерами совершается первый сексуальный контакт - поцелуй. Инициатива здесь, как и на всем предыдущем этапе отношений, принадлежит мужчине. Хотя и женщины даже в бюрократической среде сегодня имеют право ее проявить.


Любопытно, что посещение кафе и ресторанов излюбленный консервативными женщинами «прием их покорения мужчиной». Практически всегда он состоит из публичного поедания большого количества пищи - разговор и прием блюд парой происходит в плотно заполненном людьми помещении. При этом в силу того, что мужчина всегда оплачивает заказ и пытается держаться в духе «руководителя мероприятия», явно вырисовывается смысл данного ритуала. Бессознательно демонстрируя окружающим, что пища, которую поедает дама, его собственность, самец-чиновник пытается создать впечатление, что и женщина принадлежит ему. Все это очень важно для его уверенности в себе и сохранения «правильного понимания» начинающейся связи. Обоюдное удовольствие, как моральное, так и физиологическое (пищеварительное) выступает условным залогом успешного выполнения данного ритуала.


Отношения пары до первого секса, как и после него, несмотря на идиллию бесконфликтной «влюбленности», по интересам партнеров лишь частично являются сексуальными. Имея традиционную социально-экономическую природу движение к браку и его ритуальному закреплению, эротически-романтические связи в паре только маскируют при помощи фетишей-подарков (брошек, цветов и колечек) акт купли-продажи между субъектом-мужчиной и объектом-женщиной. Однако в этой «финансовой операции» женщина, играя менее активную роль, все же из-за своей более традиционной психики является морально самой заинтересованной стороной. Вместе с этим, отношения полов в цепочке обрядов, не несут в себе даже небольшого подлинного внимания партнеров к личности друг друга.


Поцелуй - важный шаг в развитии отношений пары. Добившись его, мужчина приступает к главному для него ритуалу - соблазнению девушки. В итоге партнеры должны совершить половой акт или, как минимум, оказаться в одной постели, если девушка еще девственница и испытывает страх. Чиновники-мужчины, как и женщины-бюрократы, имея консервативные жизненные установки, стараются выбирать наиболее традиционных по взглядам партнерш. Это связано не только с эмоциональной совместимостью, но и с устойчивыми страхами собственной неполноценности, испытываемыми государственными управленцами «сильного пола» при контакте с женщинами, представляющими более передовые социальные отношения. Такие женщины, как правило, активны, позитивно эмоциональны, уверенны в себе. Их представление о сексуально привлекательном мужчине сильно отличается от «бюрократического». И они не склоны положительно оценивать мужчину только по тому насколько точно он соблюдает ритуал и какую должность занимает.


Интересно, что многие аппаратные работники, знакомясь с женщинами и стараясь поразить их свои социальным статусом, даже показывают им свои рабочие удостоверения. Подобная тактика помогает далеко не всегда, но зато она сразу выделяет из женщин тех, с кем мужчина чиновник может завязать отношения. В подобной схеме поведения важно отметить, что мужчина чиновник обладая традиционным мышлением, считает, что принадлежность к государственной машине делает его более привлекательным сексуально. Однако в современной России отношение к государству у передовой части общества не может не быть враждебным, а вытекающая отсюда негативная реакция ничем не может сблизить мужчину чиновника и избранный им объект.


Женщины из бюрократической среды не могут, в силу большего, чем у мужчин числа табу и нравственных правил, вести себя так же, как их коллеги сильного пола. Добиваясь желаемого, они прибегают к традиционным чарам - заманиванию самца при помощи заигрывания, флирта, притворства, косметических средств и иногда интриги.


Первое занятие любовью между партнерами у чиновников происходит, как правило, не раньше чем через месяц знакомства. Принято, что мужчина приглашает к себе женщину домой и она, предварительно отказав один или несколько раз, соглашается. В момент приглашения о сексе не принято говорить, люди идут смотреть на «морскую черепаху» или «рыбок», слушать музыку и «пить чай» (алкоголь часто используется мужчинами для снятия собственной половой зажатости).


Первый половой акт партнеров редко бывает особенно удачным. Оказавшись у себя дома с подругой (могут быть и похожие сценарии), когда там нет никого кроме них, мужчина, после нескольких общих сцен общения, обнимает и начинает целовать женщину. Она немного сопротивляется и если видит в дальнейшей близости с партнером социальный интерес (брак или длительная связь) и чувствует, что хочет с ним секса, то уступает. Иногда, однако, когда «слабый пол» рассматривает половую близость как предмет сделки, дама может и отказать мужчине, рассчитывая возбудить в нем большее влечение и породить большую привязанность. Нередко такая тактика покорения мужского сердца оказывается для леди-чиновников очень эффективной. Но далеко не всегда подобный спектакль разыгрывается сознательно: нередко женщина подсознательно ощущает, что «еще нельзя», ей овладевает стыд за свое поведение и желание перейти к сексуальному контакту уже на «более зрелой» эмоциональной фазе. В подобной ситуации мужчина, если он достаточно уверен в себе, разочаровавшись, может оставить недоступную подругу.


После первого сексуального контакта отношения пары переходят в принципиально новую фазу. Если прежде мужчина вел женщину к «своим» целям, то теперь направляющей постепенно становится она. Выделяя вложенные в нее родителями и консервативной средой цели удержания мужчины и прикрепления его к себе при помощи брака, самка-чиновник или консервативная избранница бюрократа-мужчины начинает выстраивать из своего сексуального партнера «нерушимый союз» семьи.


Важной особенностью описанных ритуалов ухаживания у чиновников является их жесткое распределение ролей. Согласно ему: активная роль в движении к сексу отводится, в силу большей психической свободы, мужчине, в то время как, более консервативно ориентированная, женщина берет на себя роль семейного строителя. Тяга прикрепления к себе мужчины и сексуальная пассивность (фригидность), тесно связаны у женщин российской бюрократии и происходят из нравственных установок «правильности» и «чистоты». Мужчины чиновники, тоже воспитанные в консервативных ценностях, всячески поддерживают в своих сексуальных партнершах эти черты, при этом постоянно переживая из-за их сексуальной пассивности. С детства мужчин-бюрократов учат тому, что при девочке нельзя произносить слова-ругательства сексуального значения. Им так же внушается представление о хрупкости и слабости противоположного пола, в их головы вкладывается идея защищать и оберегать «слабый пол». Будущим женщинам делается установка на то, что обязанность мужчины заботиться о них, обслуживать их материальные интересы - создавать «каменную стену» за которой находится дама сердца. Все это в дальнейшем будет играть важную роль в ритуальном спектакле образования пары.


Находясь в остром конфликте с общественными процессами изменения полового характера, когда женщина активно приобретает «мужские» черты, а мужчина «женские», нравственные установки чиновников делают их людьми испуганными и слабыми. Существами, цепляющимися за рушащиеся социальные формы. По этим же причинам, ориентируясь больше на защиту от мира с помощью традиций, а не на творческий поиск, бюрократы обоего пола оказываются плохими любовниками. Скованные и невротичные, они непрерывно переживают из-за своих комплексов, испытывают навязчивые страхи сексуального характера, борются с «аморальностью» собственных желаний.


Изложенная ритуальная цепочка сексуального поведения, в силу распада социально-экономической базы бюрократии как института, активно разрушается не только во всем обществе, заменяясь свободными отношениями полов, но и у самих русских чиновников. Поэтому в жизни она часто нарушается и дает сбои. Характер повальной эпидемии среди женщин государственных управленцев имеет сбой в программе, вызванный распадом брака и представления о вечности отношений с одним партнером. Теряя эти представления, оставаясь, однако, завязанными на схемы, многие женщины-чиновники стараются многократно повторить с разными или одним и тем же мужчиной всю архаичную линию: пройти от знакомства до первого полового контакта. Специально разрушая после секса с партнером личные отношения при помощи «внезапной ссоры», женщины потом стараются помириться с мужчиной и повторить весь цикл снова. Очень важно, что подобные циклические схемы выражают бессознательную потребность консервативных женщин в любви, реализовать которую без кардинального пересмотра собственных ценностей они не могут, что ведет их, в условиях внешнего освобождения, к желанию имитировать ощущение любви при помощи многократных повторов ритуалов.


В различных сексуальных отклонениях у чиновников также проявляется склонность к эпизодической реализации стандартных ритуалов. Но здесь они не играют той сексуально ограничительной роли, какую имеют у гетеросексуальных пар. Механически повторяя заложенные в подсознание обряды, представители сексуальных отклонений среди чиновников тем самым просто удовлетворяют свою потребность в бессознательном «по всем правилам» снятии табу на секс. Любопытно, что большинство геев и лесбиянок среди чиновников в общении друг с другом испытывают те же комплексы «запрещенных слов» и «постыдных действий». Имея большую свободу отношений, чем архаичные гетеросексуалы, они все же платят за нее существенной психической травмой. В том числе: комплексом неполноценности, страхами и стыдом.