Ступор

Я играю в разные спортивные игры. Но в Чикаго всего несколько частных спортивных лиг для взрослых. Они находят разные места, где проводят семинедельные сезоны, за которыми следуют две недели повторных встреч, включая все виды: баскетбол, хоккей, регби, теннис и даже кикбол.

«Чикаго спорт» и «Общественный клуб» – одни из таких лиг. Их работа ориентирована в основном на социальные аспекты спорта и фокусируется преимущественно на проведении таких мероприятий, как лыжные прогулки и групповой отдых в Европе. «Игроки» – лига иного рода. Там соревнования проходят на высочайшем уровне, но судейство не всегда осуществляется должным образом, что приводит к ожесточенным дебатам во время игр. Еще одной хорошей спортивной лигой является «Спортс монстер», она имеет свои отделения в разных городах и потому на соревнования выставляет спортсменов гораздо более высокого класса, что повышает уровень состязаний в целом. Я познакомился со множеством женщин с теми же предпочтениями относительно спортивных лиг, с некоторыми из них даже встречался.

Волейбол – один самых популярных видов спорта, особенно у женщин. Нет никакого контакта, мяч ударяет не больно, а уровень мастерства может быть самый разный. Летом на пляжах Чикаго полно всяких волейбольных клубов, приехавших на недельный отдых. Хотя я предпочитаю играть в настоящий, спортивный, волейбол, я не один год играл в одной из таких «общественных» команд каждое лето. Среди моих друзей находились как мужчины, так и женщины, желавшие участвовать в подобного рода играх. Таким образом я составил команду, которая могла более-менее неплохо играть как между собой, так и с другими.

Подавляющее число набранных мной женщин были симпатичные, но не представляли для меня никакого интереса. Я знал, что другим парням они понравятся. Я никогда и никого не пытался тренировать и вовсе не помешан на том, чтобы орать на кого-то. Я просто собирал людей в команду – и что будет, то будет. Пару лет назад я перестал набирать такую «общественную» команду, потому что женщины постоянно ссорились. Они не воспринимали волейбол всерьез, и это было заметно. Как правило, вели себя глупо или неосмотрительно, нередко и то и другое. Они были замечательные и ничего плохого не хотели, просто не привыкли думать о других, так что команды с ними не получалось.

Проблема заключалась в том, что эти фемины были настолько хорошенькие, что привыкли к тому, что все их прихоти исполняются. Мужчины мирились с их поведением, потому что надеялись переспать с ними. Их подруги мирились с этим, потому что такие девушки всегда привлекали других мужчин ко всей группе. Команда, организованная мной в последний раз, переполнила чашу моего терпения. Одна из девушек позвонила мне как-то ночью за несколько часов до начала игры:

– Привет, Ян. Я не приду сегодня на игру.

– Спасибо, что позвонила. Все в порядке, надеюсь? Ты не заболела?

– Нет, все хорошо. Просто погода мерзкая, не люблю выходить из дому в такую погоду. Я потом себя чувствую мерзко, а я этого не люблю.

Она, что, издевается надо мной? Команда рассчитывает на нее, а она думает, что у нее веская причина не приходить?

– Что ж, спасибо, что предупредила. Поищу замену.

– Не надо искать замену. Возможно, мое настроение улучшится и я приду.

Какой же я дурак!

– Послушай, если ты не хочешь приходить, не надо, ничего страшного, но я должен найти замену, иначе у нас будет недостаточно игроков. Я не могу сидеть и ждать, появишься ты или нет.

Ответа нет. Она в шоке: она всегда поступала так, и никто никогда ни в чем ее не упрекал. Кем я себя вообразил? И я еще смею надеяться на чью-то учтивость?

– Ладно, не ищи замену. Я приду.

Фигня какая-то. Только что сказала, что придет, если погода улучшится. Я нашел замену, полагая, что эта ненадежная девушка не появится. (Она-таки не пришла.) Другая пропустила матч на следующей неделе. Когда игрок не приходит, не предупредив меня, я автоматически начинаю опасаться, что произошло нечто трагическое. Я оставил ей сообщение с просьбой позвонить мне и дать знать, все ли у нее в порядке. Она не позвонила. Через неделю как ни в чем не бывало пришла на очередную игру.

– Ян, как сыграли на прошлой неделе?

– Знаешь, у нас не хватало людей и мы вынуждены были отказаться. Мы просто покидали мяч с другой командой.

– Какая досада.

– Ты болела или что-то случилось? Ты не ответила на звонок.

– Нет, я не была больна. Я собиралась сюда, когда меня перехватила другая команда и попросила сыграть за них. Вот я и сыграла.

Я не знал, что ответить. Хотелось зарыть ее в песок и оставить там. Один парень из моей команды, услышав это, вмешался:

– Хорошо, молодец, что выручила их.

Тут я взорвался.

– Что хорошего?! Ты – член команды, которая расчитывает на то, что ты придешь и будешь играть. Если не можешь, что ж, ладно, только предупреди меня об этом заранее.

Тут за нее вступился еще кто-то. Типичная ситуация. Такие женщины привыкли не обращать внимания на чувства мужчин только потому, что у них замечательные сиськи и попки. Мужчины впадают чуть ли не в обморочное состояние в их присутствии. Теперь понимаете, почему они меня не интересовали? Представляте, какой это был бы кошмар – встречаться с одной из них? Я в ступор от этих краль не впадаю. Толпы им подобных пытаются познакомиться со мной после шоу, однако я быстро понял, что большинству из них предложить нечего. В конце концов, мириться со всей их фигней просто невыгодно. Такие женщины могут испортить мужчине всю жизнь, запустив эффект домино, который затронет множество других людей. Я-то знаю. Моя старшая сестра, Мэри, – одна из них, и я на собственном опыте убедился, что может произойти, когда она запускает свои коготки в какого-нибудь ничего не подозревающего бедолагу.

Мэри – одно из милейших созданий на планете. У нее доброе сердце, и она всегда думает о людях только лучшее. К сожалению, она не честна с собой относительно того, кто она есть на самом деле, у нее низкая самооценка, что делает ее просто чудовищем, когда дело касается свиданий. В то же время, если верить другим мужчинам (я ее брат, поэтому не могу судить об этом), она очень хорошенькая. Я неоднократно наблюдал, как такая убийственная комбинация наносила всем огромный ущерб. Могу рассказать множество историй вроде следующей.

Когда Мэри было уже под тридцать, у нее вдруг возникла причуда – стать водителем грузовика. Она хотела водить эти огромные восемнадцатиколесные фуры через всю страну. Желание довольно странное, хотя «зов крови» в нем просматривался: мой отец, до того как женился на маме, бредил путешествиями, он не задерживался на одном месте или на одной работе более года. Мне тоже нравилось, что моя работа связана с переездами, еще и платили за то, что я объехал все Штаты и Канаду. И моя мама в возрасте двадцати с небольшим тоже накаталась по Европе.

Прибытие Мэри в школу водителей грузовиков в Айове сразу же вызвало замешательство. Женщины там были, как на подбор, крупные, любимым их занятием являлся армрестлинг. Мэри же – среднего роста хрупкая блондинка, и ее хобби в то время был танец живота. Она привезла всю экипировку для этого с собой и упражнялась на открытом воздухе. Парни просто из кожи лезли, добиваясь Мэри. Другие, естественно, завидовали такому вниманию. То и дело возникали споры и драки. Инструкторов обвиняли в том, что они ставят Мэри завышенные оценки только за красивые глазки. Один из них взял и показал Мэри предварительные тесты, которые необходимо пройти для сдачи экзамена на получение лицензии, хотя законы Айовы запрещали инструкторам делать это.

Придя на госэкзамен, сестра принесла с собой то, что ей дал инструктор, чтобы она изучила, потому как не знала о законе. Проверяющий конфисковал все у нее и сообщил в школу. Программа обучения была временно отложена, студенты распущены по домам. Самое удивительное, что сестренка все же получила в тот день лицензию – даже на экзаменатора ее красота произвела впечатление.

Все это, конечно, произошло не по прямой вине моей сестры, вряд ли ее можно в чем-то обвинить. Разумеется, она замечала, что к ней относятся не так, как к другим, и знала, почему. Она могла бы прекратить это, дав понять, что ни в ком из школы не заинтересована, что она там только для того, чтобы стать водителем. Но ей нравилось внимание, потому она позволяла все это. Она водила парней за нос, вела себя двусмысленно по отношению к ним, пренебрегая их чувствами.

Первую свою работу в качестве водителя грузовика Мэри получила в Техасе. Ее наняли помощницей к более опытному водителю, чтобы перевозить скот в разные части штата. Продержавшись месяц, она вернулась к маме в Чикаго. Будучи еще в Техасе, она познакомилась с другим водителем, Гэри, славным малым, но не очень привлекательным. Он был ниже ее ростом, и у него остались жуткие шрамы от прыщей. Что было делать? Он так втюрился в мою сестренку, что однажды уговорил напарника отклониться на целых 300 миль с пути, чтобы навестить ее в Индиане, во время одного из моих выступлений там. Гэри мне нравился. Я понимал, что у него доброе сердце. Также то, что он совершенно очарован Мэри. Он не виделся с ней месяцами, и у них никогда не было ни единого свидания, но это не мешало ему дарить ей цветы и другие подарки. Я его предупредил.

– Держись подальше от моей сестры, приятель. Она – моя сестра, и я люблю ее до смерти, но она приносит всем только неприятности. Она не знает, чего хочет от жизни и кто она такая, поэтому тебе с ней лучше не встречаться. Когда она поймет, чего хочет, с ней можно будет иметь дело, но до тех пор от нее будут одни проблемы.

– Спасибо за предупреждение, я знаю, что делаю.

Что ж, все правильно. Гэри был на пару дней старше меня, ему было двадцать два. Ни одна женщина вроде моей сестры никогда не уделяла ему внимания вообще. Он, видимо, потерял голову. Его напарник, лет тридцати с небольшим, тоже видел это и пытался его предостеречь. Гэри преследовал мою сестру в течение полугода: звонил ей по шесть раз в день, присылал цветы, писал длинные письма. Она не проявляла никакого интереса по отношению к нему, но продолжала поддерживать контакт. Она знала, что поймает крупную рыбу в один прекрасный день, а его я держала под рукой на всякий случай, без всякого злого умысла, просто хотела иметь выбор.

Маме порядком надоело, что сестра живет у нее, не работая. В перерывах между гастролями я тоже жил у мамы. (Мне не было смысла снимать себе квартиру, когда я месяцами находился в разъездах.) Сестра иногда делала какие-то глупости, скажем, воровала мои носки, что приводило к жутким ссорам.

Однажды я собирался в долгую поездку и не нашел ни одного носка, хотя купил в тот день несколько новых пар. Я предъявил претензии Мэри. Она все отрицала. Я стал обыскивать принадлежащие ей вещи, отталкивая ее, она пыталась помешать мне. Разумеется, я нашел все свои новые носки. Взяв их, я собрался уходить, как вдруг она набросилась на меня. Мама зашла в комнату посмотреть, из-за чего весь сыр-бор. Я отшвырнул Мэри на кровать и рассказал, что произошло, потрясая носками. В тот момент сестра ударила меня со всей силы по спине. Маму это достало. Она выставила Мэри из дому. Я все еще испытываю угрызения совести по этому поводу, хотя вся вина лежала на Мэри. Но все же она моя сестра, и я всегда буду переживать из-за случившегося тогда. Так уж мы устроены.

Идти Мэри было некуда. Она позвонила Гэри. Не знаю, что она сказала, но тот уволился с работы и на следующий же день приехал в Чикаго. Они поселились в дешевом мотеле. Я пару раз навещал ее, там было довольно жутковато. Клерк сидел за регистрационной стойкой из пуленепробиваемого стекла. Нужно было оставить у него удостоверение личности, чтобы подняться в номер. Вскоре Гэри работал уже на двух работах, а Мэри по-прежнему нет. Она делала с ним все, что хотела, он не мог поверить в то, что они вместе.

Гэри занимался местной доставкой товаров. Однажды он позвонил проверить, как там Мэри. Она настояла на том, чтобы он приехал немедленно. Он так торопился, что оставил трейлер открытым. Вернувшись, обнаружил, что весь товар похищен. Компания, на которую Гэри работал, потеряла своего страховщика. С ними уже случалось такое, когда они по ошибке или неосторожности теряли страховщиков. Оставался только один, который брал на себя высокие риски, к кому они могли обратиться за выплатой страховки. Ставки и удержания были очень высоки, и компанию предупредили, что если в течение девяноста дней они обратятся еще раз, их страховой полис будет прекращен.

Через два месяца после того, как моя сестра переехала жить с Гэри, пришло сообщение, что у матери моей мамы болезнь Альцгеймера и она быстро прогрессирует. Дедушка умер за два года до того, бабушка жила одна, в трех часах езды от ближайшего члена семьи. Мама переговорила со своими братьями и сестрами, а затем с Мэри. Та согласилась ехать жить к бабушке, чтобы присматривать за ней и готовить дом к продаже. Мама и ее родня должны были присоединиться к ней через пару месяцев, как только смогут уладить свои дела. Они собирались поместить бабушку в дом престарелых, а ее дом продать.

Мэри готовилась отправиться в Канаду, где жила бабушка. Семья мамы целиком из Канады. Она познакомилась с моим отцом в федеральном округе Колумбии во время работы в канадском посольстве. Когда отца перевели в Чикаго, мама уволилась из посольства и вышла за него замуж. Это потрясно, потому что мы все – граждане как Канады, так и США. Есть огромные преимущества в том, чтобы быть канадскими подданными, например, так легче ездить в Австралию. Кроме того, я пользуюсь большими скидками на хоккейные принадлежности и коньки.

Гэри расстроился, что Мэри уезжает в Канаду, что вполне понятно: он бросил все, чтобы быть с ней, дал ей все, что мог, и просто обожал ее. Но Мэри он уже был не нужен: жить с бабушкой в ее доме куда лучше, чем жить с Гэри в грязном мотеле. Сестра не хотела быть жестокой по отношению к Гэри. Она, как и девушки из моей волейбольной команды, не привыкла думать о других. Ей и не надо было, потому что, как правило, люди ставили на первое место ее. Отсутствие привычки думать о других позволяло быть нечестной по отношению к Гэри. Ему она сказала, что не хочет ехать, но ее вынуждает семья.

В семь часов утра воскресным утром мама, Мэри и я отправились на железнодорожную станцию. Мэри провела ночь у нас дома, ей предстояло находиться в пути целый день. Мамин брат должен был подобрать ее в Торонто и отвезти на следующий день в Оуэн-Саунд, мамин родной городок, в трех часах езды от Торонто. В то утро шел проливной дождь, такой, что в десяти шагах ни зги не видно. Когда мы поехали со стоянки вниз по улице, мне показалось, что за нами следует грузовик. Из-за дождя я потерял его из виду, однако решил, что мне показалось. Несколько минут спустя я услышал грохот позади. Мне почудилось, что тот самый грузовик врезался в дерево, но все исчезло в пелене дождя.

– Вы слышали?

– Просто гром.

Возможно, мама права, просто гром. Мы прибыли на вокзал, посадили Мэри в поезд и ждали до девяти часов, пока он не тронулся, прежде чем вернуться домой. Сбагрив Мэри, мы потирали руки, поздравляя друг друга. Какая наивность! Мама, отвезя меня домой, уехала на работу. В десять зазвонил телефон. Звонил Гэри.

– Кто-то должен заплатить за это, кто-то должен заплатить! Вы видели, что случилось с моим грузовиком? Это все ваша вина!

Он бросил трубку прежде, чем я успел что-либо ответить. Я отправился в полицейский участок, в квартале от нашего дома, чтобы подать жалобу. И там обнаружил, что все случившееся мне не почудилось. Очевидно, Гэри решил спасти мою сестру от ее гадкой семьи. Он следовал за черной «джеттой» моей мамы, популярной маркой в то время, в своем грузовике. Из-за дождя он потерял ее из виду и нечаянно принял следующую «джетту», которую увидел, за машину моей мамы. Обогнал ее и перекрыл ей путь. Эта «джетта» врезалась в него, а он – в дерево. Гэри застрял в кабине, не в состоянии выбраться и спасти мою сестру. Несчастная семья, ехавшая в «джетте», не имела ни малейшего представления, что происходит, в то время как Гэри пытался докричаться до Мэри из своего грузовика. Когда семья выбралась из искареженной машины, он осознал свою ошибку.

Никогда не причиняйте вреда деревьям в Оук-парке. Деревья в Оук-парке священны, потому что более половины из них были некогда уничтожены какой-то болезнью в 70-е годы. Деревья в Оукпарке охраняются самым серьезным образом. Дерево, в которое врезался Гэри, оказалось одно из самых старых и оценивалось в… 500000 долларов!

Гэри уволили. Компания, в которой он работал, потеряла страховку и разорилась, оставив безработными десятки служащих. Ущерб, нанесенный «джетте» тоже подсчитали. Слава богу, никто серьезно не пострадал, за исключением синяков и ссадин. Мы с мамой порадовались, что не были замешаны в инциденте, и решили, что вся нелепая история закончилась. Через двадцать минут после того, как я вернулся домой из полицейского участка, позвонила мама. Она прокричала сквозь слезы:

– Он снял ее с поезда! Он снял ее с поезда!

Гэри позвонил в полицию в Бэттл-Крик, Мичиган, и сообщил им, что попал в страшную автомобильную аварию. Когда поезд прибыл на станцию, полиция обошла все вагоны в поисках Мэри. Ей рассказали, что произошло, и она сошла с поезда. К счастью, Мэри сделала ошибку, позвонив маме. Мой автомобиль был на ремонте, но я уговорил маму дать мне свой, чтобы подобрать Мэри и отвезти эту дражайшую задницу в Торонто. Мама колебалась.

– Ты же понимаешь, что Гэри сейчас разыскивает ее. Вероятно, обзванивает сейчас всех, кого только знает, в поисках машины.

Мама решила одолжить мне свою тачку, и я за пару часов домчался до Бэттл-Крика, чтобы забрать сестру. (Мэри не очень ладила с математикой: ей не пришло в голову, что она может обменять билет до Торонто на более дешевый обратно в Чикаго.) Я добрался до нее раньше Гэри. Она очень удивилась.

– Что ты тут делаешь?

– Бери сумку и садись в машину или вскоре все остальные члены семейства прибудут на твои похороны.

Она видела, что я более чем серьезен. Большую часть пути в Торонто мы проехали молча, хотя я, конечно же, заверил ее, что Гэри не пострадал, и прочел ей лекцию по поводу ее отношения к нему. Я также объяснил ей, что она живет не в вакууме и что все, что она делает и говорит, может иметь непоправимые последствия. Я ехал целых двенадцать часов, высадил Мэри в два часа утра и поехал обратно, проведя, таким образом, в дороге двадцать четыре часа без передышки. Я должен был сменить отца, работавшего в охране, в день после аварии, но в то время я еще возвращался в Чикаго. Отстояв шестнадцатичасовую смену, отец заболел и пролежал всю следующую неделю. Друг моей мамы вынужден был прервать поездку, чтобы возить ее на работу и с работы, пока я не вернусь.

Наконец миссия завершилась: мы доставили Мэри в целости и сохранности к бабушке. Кроме того, нам посчастливилось не быть убитыми ее бойфрендом в процессе всего этого. Вот так удача!

В тот день, когда я отвозил сестру в Торонто, я понял три вещи.

• Что такое мисска. 3


3 От англ. miss – обращение к девушке или незамужней женщине; титул на разного рода конкурсах красоты: мисс Вселенная и т. п. – Прим. пер.


• Что нельзя влюбляться в миссок.

• Нельзя позволять женщине руководить собой.


Моя сестра – мисска. Это женщина, отвечающая нескольким критериям. Самая важная для нее персона в жизни – она сама, часто неведомая ей же самой. Она подхватывает все новомодные причуды и веяния. Внешность имеет для нее громадное значение. Она гоняется за деньгами и красивой жизнью. Самая большая ее цель – иметь много денег и при этом не работать. У нее низкая самооценка, ею можно манипулировать. Заметьте: у миссок не всегда бывает много денег, и они не всегда модно одеваются. Но они стремятся к этому, иногда успешно, иногда нет.

У Мэри нет денег, но она прочла десятки книг о том, как заполучить богатенького мужа и стать миллионершей. Она не может позволить себе одеваться по последнему писку моды, однако у нее всегда куча свежих журналов, демонстрирующих эту самую последнюю моду. Она крайне обеспокоена своей внешностью, ежедневно часами просиживает у зеркала, нанося грим или укладывая волосы. Если у нее, не дай бог, выскочит прыщ, она никуда не пойдет и отменит то, что запланировано. Смешно и глупо.

Заметьте: мою сестру никоим образом не задело все, что произошло в тот день, когда она уезжала к бабушке, как это часто бывает с миссками. Пострадали Гэри, транспортная компания и ее служащие, семья, оказавшая в той «джетте», моя мама, я, мой дядя (ему пришлось вставать в два часа ночи, чтобы впустить ее в дом), друг моей мамы и наш отец. Стоит влюбиться в такую мисску, и вот что получается. Она часто добивается своего, не ударив и палец о палец. В ее жизни редко бывают какие-то неприятные последствия, они ей неведомы, ибо она не осознает связи между своими действиями и реакцией на них, потому что ее всегда оберегают другие, которые не обращают особого внимания на ее поведение из-за ее внешнего вида.

Мисски должны понимать, что обречены на жалкое существование. Встретив богатого мужчину, о коем так мечтают, они могут не получить от него того, на что надеются. Они всего лишь – трофеи. Мужья почти неизбежно обманывают их и уделяют им мало внимания. Когда внешность блекнет, их выбрасывают на обочину ради более молодой мисски. Обычно на таких миссок тратят время только два типа мужчин: неудачники и те, кто хочет лишь переспать с ними.

Неудачникам не достаются красивые женщины обычно из-за их низкой самооценки, поэтому, когда кто-то проявляет к ним хотя бы малейший интерес, они делают все возможное, чтобы сохранить внимание. Неудачники зачастую ладят с миссками, ибо нужны им для осуществления их целей. Подобные отношения редко бывают продолжительными: как только мисска получает, что ей нужно, тут-то все и заканчивается.

Мисску легче затащить в постель, чем избавиться от нее. Их кривляние быстро надоедает, так что мужчины не испытывают к ним эмоциональной привязанности. В то же время они бывают довольно сексуальны, воздействуя на мужчин на гормональном уровне. Иными словами, нам хочется быть с их телами, а не с ними самими. Заполучив тело, мы теряем интерес к самой мисске. Да, мисски – отличная цель для мужчин, которым только и надо, что удовлетворить похоть. Вас интересуют мисски? Забудьте. Не можете? Что ж, подскажу два способа, как их склеить.

Станьте сущим олухом, досаждайте ей месяцами. В конце концов ей понадобится что-нибудь, и она сломается. Это может быть что-то очень простенькое, скажем, поездка. Пользуйтесь случаем компенсировать свои усилия.

Не хотите ждать месяцами? Обращайтесь с ней, как с дерьмом. Да-да, как с дерьмом. Мисски привыкли, чтобы с ними обращались, как с принцессами. Они будут жаловаться и стенать по поводу такого обращения, но постараются как-то смириться. Идите дальше и дальше, вынуждайте ее доказывать свою состоятельность. Бросайте всякого рода обвинения сексуального характера.

– Я видел, как мужчины весь вечер угощали тебя. Не понимаю, ты ведь не так уж сексуальна. И целоваться-то, наверное, не умеешь.

– Я хорошо целуюсь.

– Докажи.

– Я не стану целовать тебя.

– Ну конечно, потому что не умеешь.

– Неправда.

– Тогда докажи… Хорошо, допустим, ты умеешь целоваться, но твоя задница… не больно хороша.

– У меня хорошая задница!

Шлепните ее по заду.

– Ладно, пусть будет так. Но держу пари, когда ты снимаешь трусы, она теряет форму.

Усекли? Дальше, дальше и больше. Мисску можно склеить за один вечер. Нам всем не раз приходилось становиться свидетелями подобных разговоров, и мы были шокированы, когда женщина позволяли мужчине оскорблять ее вновь и вновь, а затем наблюдали, как она уходила с ним спустя несколько минут после знакомства. Как ему это удалось? Почему она позволила ему лапать себя практически у всех на глазах ? Да просто она – мисска, потому это и срабатывает. Кроме того, надо постараться выглядеть весьма привлекательно, модно одеться или нацепить что-нибудь очень яркое, чтобы привлечь внимание мисски. Помните: внешность крайне важна, ей нравится все модное, и она хочет заполучить парня с большими деньгами.

У меня как-то был друг, который втравливал меня в разного рода неприятности всякий раз, когда мы шли с ним в бар. Он одевался по последней моде, и у него была классная тачка. Он уговаривает мисску (вышеприведенный диалог – фрагмент его подлинной беседы) пойти посмотреть его автомобиль. На деле денег у него не было, просто он выглядел так, будто они у него есть. Его квартира была настоящей дырой, но это не имело значения, так как он обычно дрючил эту самую мисску прямо в авто, а потом, как только она выходила, тут же линял. Я перестал с ним показываться на людях, потому что он превратился в настоящего мудака и вызывал отвращение у женщин, с которыми мне хотелось познакомиться, вынуждая их ретироваться одну за другой.

Откуда берутся мисски? Отовсюду. Они могут быть бедными, богатыми, из больших городов, из провинции – не имеет значения. Что действительно имеет значение, так это то, как они воспитывались. Большинство миссок в какой-то момент своей жизни начинают думать, что самое ценное у них – внешность. Их учат, что их внешность такая замечательная, что они заслуживают большего, чем другие. Они делают все возможное, чтобы сохранить эту свою внешность, уделяя огромное внимание макияжу и модным тенденциям. Часть внимания исходит от отцов. Как мисски приходят к ошибочному мнению, что все, что они могут предложить, – их внешняя привлекательность? Зачастую это происходит на ранних этапах жизни. Когда-нибудь видели, как люди умиляются, видя славную малютку?

«Какая ты хорошенькая!»

«Ах, какая же ты миленькая!»

«Ты такая красивая, ну прямо как принцесса».

Если ей бесконечно повторяют нечто подобное, неудивительно, что девочка становится мисской. Смазливые мальчики могут превратиться в таких же самовлюбленных очаровашек (их чаще называют пай-мальчиками), но такое случается реже, потому что мальчиков хвалят более сдержанно.

«Ты такой милый!»

«Ты такой сильный!»

«Какой ты быстрый!»

«Какой смышленый малыш!»

Большинство поздно созревающих девочек редко становятся миссками, потому что не выслушивали все эти похвалы в детском возрасте. Их хвалили за то, что они сообразительные, талантливые и так далее и тому подобное. Они знают, что обладают некой ценностью помимо внешности.

Взять мою старшую сестру. В детстве все восхищались ее волосами и шелковистой кожей. Все – учителя, друзья, родственники. Она усиленно пытается сохранить эти черты, ошибочно опасаясь, что без них она – ничто. Детей надо хвалить умеренно, чтобы они в дальнейшем не превращались в миссок или тупых красавцев.

Еще одно последнее замечание о миссках для тех, кто хочет снять одну из них. Убедитесь, что женщина, на которую вы нацелились, действительно мисска. Если нет, то оскорблениями вы не вынудите ее сбросить с себя трусики; вместо того она как следует врежет вам по морде.

Правила секс-охоты по-быстрому

Мужчины всегда должны иметь собственные презервативы на ранней стадии отношений или случайных свиданий на одну ночь. Почему?

У меня был друг, чья девушка полагала, что он хочет порвать с ней. Она знала, что он станет классным актером, и решила воспользоваться этим. Спустя четыре месяца после того, как они начали встречаться, она проколола дырку в презервативе и переспала с ним. Она забеременела, и он женился на ней. Теперь у них ребенок и неудачный брак. Когда ребенку исполнилось пять лет, она призналась ему в том, что совершила, еще более испортив и так не очень хорошие взаимоотношения.

Несколько актеров, с которыми мне довелось работать, знакомились с женщинами в маленьких городках. Этим дамочкам отчаянно хотелось выбраться оттуда. Они делали дырки в презервативах и беременели в расчете на то, что актеры женятся на них и увезут с собой. Все, что они получали, так это головную боль от походов в суды, чтобы добиться алиментов на детишек… Ах да, им еще приходилось растить ребенка, которого они на самом деле не желали.

Обзаводиться ребенком по какой-то иной причине, кроме как любовь между двумя людьми, низко и жестоко, особенно по отношению к ребенку, который не виноват ни в чем и не сделал ничего такого, за что его следовало наказывать подобным образом. Глупо и нечестно заводить ребенка в семье, где нет любви, или вовсе лишать его отца.


Всегда имейте при себе презервативы и следите, чтобы упаковка оставалась нетронутой. Не выпускайте их из виду. Не позволяйте женщинам открывать их. Это единственный способ не дать им совершить диверсию. Лучше позаботиться о своей безопасности, чем потом сожалеть, что не сделали этого. Либо секс с презервативом, либо отсутствие секса – и точка.