Раздвинь ноги!

Джоан Кьюсак хочет устроить мне свидание вслепую. Она прочла один из моих сценариев, он ей очень понравился (ее комментарии помогли мне найти продюсера), мы с ней разговаривали пару раз, она считает, что я у меня должно неплохо получиться с одной из ее молодых подруг-актрис. Многие мужчины сторонятся свиданий вслепую. Они не желают терять зря время с женщиной, которую даже не видели. А женщины еще говорят, что мужчины ветрены. У меня свидание вслепую произошло только однажды. Хотя ничего серьезного и не произошло, мы просто приятно поговорили и в целом хорошо провели вечер.

Я дал Джоанне зеленый свет, чтобы она выяснила, желает ли кто-то из ее подруг стать объектом эксперимента. Она даже предложила оплатить свидание, от чего я отказался, полагая, что это может не понравиться ее подруге. Вы себе представляете, как бы это выглядело? Получилась бы отличная реклама сотовой связи: Джоан Кьюсак, сидя где-нибудь на лавке, звонит участнице проекта. Та отвечает.

– Привет, это Джоанна. Слушай, наконец устроила тебе свидание. Да, заплатила этому парню, который согласился пригласить тебя. Алло! Алло!

Подруга не расслышала или повесила трубку? Пользуйтесь услугами сотовой связи!

Почему я мало назначал свидания вслепую? Мои друзья никогда не пытались устроить мне их. Они считают, что я легко схожусь с людьми и не нуждаюсь в помощи. Плохо, потому что нет лучшей рекомендации, чем рекомендация друга. Женщинам кажется, что они знают мужчину, если он – друг их знакомых. Они безусловно доверяют своим друзьям. Иногда даже слишком. Пару лет назад я был в одном из клубов в Канкуме, где встретил потрясающую блондинку из Ванкувера. Она была удивительно красива и с безупречной фигурой: ни грамма жира, никаких следов целлюлита, ни одной лишней морщинки. Позже я узнал, что когда-то она была фигуристкой, что объясняло ее исключительно хорошую физическую форму. Я как-то разговорился с ней и ее подругой. Подруга упомянула о каком-то мужчине, по ком она сходила с ума, но порвала.

– Почему ты сделала это?

– Моим подругам он не понравился. Они сказали, что он не для меня.

– Ну и что? Не твои же подруги с ним встречались. Он обращался с тобой неподобающим образом или что?

– Нет, он был супер. Но мои подруги беспокоятся обо мне, и я им доверяю.

Оказалось, что ни у кого из ее подруг на тот момент не имелось бойфренда, за исключением фигуристки, которая была помолвлена. Фигуристка согласилась, что подруги просто ревновали, что она проводила время не с ними, а со своим другом, поэтому и дали не самый лучший совет порвать с ним.

Я встречался с женщинами благодаря их или моим друзьям без их участия, как с теми двумя девушками с вечеринки у Стива. По правде говоря, у меня неплохо получалось с его знакомыми. Женщины находят его милым парнем, а поскольку я – его друг, по их мнению, тоже должен быть таким же милашкой. В то же время я достаточно агрессивен. Несколько раз, будучи представлен Стивом его знакомым, я добивался неплохих успехов.

Недурно у меня получалось и с подружками моих подруг. Если у них обнаруживались хорошенькие подружки, я нередко выведывал их номера телефонов и договаривался о свиданиях после всего каких-нибудь пятнадцати минут знакомства. Некоторые из них оказывались довольно странными и непонятливыми, но с другими мне, случалось, везло и я провел с ними незабываемое время. Однажды моя подруга, работавшая в магизине розничных продаж, привела с собой в бар его владелицу и других сотрудниц. Владелица магазина, Шелли, являлась весьма симпатичной элегантной особой, что делало ее сексуально привлекательной. Ее не портило даже то, что у нее была довольно плотная, но с хорошими пропорциями фигура и весьма увесистая задница. Меня очень притягивают сильные независимые женщины, Шелли была одной из них. Она владела магазином и домом. (Обратите внимание, парни.) За те недолгие десять минут, что я говорил с ней, Шелли не раз упомянула о том, какая она занятая и как редко ей удается вырваться куда-нибудь из-за того, что ей самой приходится вести бизнес. Я сразу же понял, к чему она клонит, взял у нее номер телефона и ушел.

Мы встречались с ней пару раз, все шло великолепно. Шелли оказалась остроумной собеседницей, с ней было интересно общаться. Обо всем у нее имелось свое веское мнение, она достаточно хорошо рассуждала и изъяснялась. Одно из наших лучших свиданий произошло, когда я подобрал ее как-то в момент закрытия магазина. Она отпустила служащих, заперла дверь, и мы оказались одни полуголые в пустом магазине. Нам обоим это доставило немалое удовольствие. Она наслаждалась тем, что потеряла контроль над собой в собственном магазине, позволив мужчине раздевать ее прямо на прилавке, а мне льстило атаковать ее там, где всегда верховодила она. Настоящего секса между нами так и не случилось, но мы подошли к нему настолько, насколько возможно. К сожалению, Шелли и впрямь была очень занятой, и все как-то само собой сошло на нет, хотя мне ужасно хотелось заняться с ней сексом. Я бы дал ей то, в чем она отчаянно нуждалась, а она проявила бы по отношению ко мне ту нежность, в которой нуждался я. Нам было бы хорошо вместе.

Бывали у меня и свидания по телефону. Как это – свидания по телефону? Я так называю то, когда приглашаю на свидание женщину, с которой знаком лишь по телефону. С кем можно познакомиться по телефону? Как-то я встречался с парочкой журналисток, бравших у меня интервью по телефону для местных газет. В ходе интервью мы флиртовали, подшучивая по поводу моей не подходящей для комика внешности, и я приглашал их на свидание. Пару раз я встречался с представительницами компании, производившей те самые светящиеся в темноте презервативы.

Однажды я пригласил девушку сыграть с нами в соревнованиях по пляжному волейболу. Ее подруга, с которой я познакомился на пляже и попросил поиграть, отослала меня к ней. Я ей позвонил, и мы разговорились. Ее звали Жюли, она была очень расстроена в тот момент, потому что какой-то парень ей не позвонил. Мы трепались с ней минут тридцать. Она сказала, что на ней всего лишь красная ночнушка. Совершенно неожиданно пригласила меня к себе.

– Не хочу оставаться одна, чтобы не переживать из-за этого козла. Приходи.

Я не представлял, как смогу добраться до нее – она жила где-то на окраине. Я не собирался мчаться туда на машине только затем, чтобы по приезде узнать, что она передумала, а потом возвращаться домой. Я так ей и сказал.

– Тогда я приеду к тебе. Где ты находишься?

Я объяснил ей и выдвинул одно условие:

– Приезжай в красной ночнушке, устроим вечеринку в пижамах.

Она согласилась. Я не думал, что она действительно появится, и стал болтать по телефону с моим другом Джоном. Час спустя к моему большому удивлению в дверь позвонили. Я пробормотал:

– Я должен идти, Джон, похоже эта девица так-таки приехала на вечеринку в пижамах.

– Что? Какая девица? Кто такая?

– Не знаю. Я сегодня впервые говорил с ней по телефону.

Я повесил трубку, нажав кнопку домофона, впустил ее и, лихорадочно перерыв все в поисках пижамы (я не ношу пижам), напялил ее на себя как раз в тот момент, когда она достигла моей двери. «Надеюсь, что хорошенькая,» – только и успел подумать я. Она действительно оказалась хорошенькой деревенской девушкой из Индианы, с большими карими глазами, веснушками, мягкой нежной улыбкой и ямочками на щеках.

– Заходи.

Она остановилась в дверях.

– Я просто хочу сказать, что сообщила сестре и подруге о том, что иду сюда. Они знают адрес и все прочее.

– Черт, придется убить и их тоже, как это ни неприятно.

Она рассмеялась и вошла.

– Ты ведь не собираешься в самом деле заставлять меня одевать ночнушку, не так ли?

– Конечно же, собираюсь. Разве ты не видишь, что я в пижаме?

– Нет, я не надену.

Действия красноречивее слов. Она приехала ко мне. Она знала о моем условии. И что самое главное, привезла ту ночнушку с собой. Если бы и в самом деле не хотела надевать ее, оставила бы дома. Она просто не желала брать на себя ответственность. Если бы я повел себя как какой-нибудь придурок, это освобождало ее от ответственности, в ее понимании. Теперь видите, как все сходится?

– Что ж, похоже, ты зря проделала весь путь. Счастливого обратного пути.

– Шутишь! Ты вынуждаешь меня вернуться домой?

– Да.

– Тогда, думаю, мне лучше надеть ее.

Видите? Ей казалось, она надевала ночнушку только потому, что я вынуждал ее, а не потому, что ей этого хотелось. Она не была честна сама с собой относительно своих желаний. Стало быть, она не может нести ответственность за это. В колледже я бы все испортил: я бы не стал заставлять ее надевать ночнушку и сам бы, сняв пижаму, переоделся в свое прежнее одеяние, мы разговаривали бы до тех пор, пока ей не осточертело сидеть со мной без всякой цели и она не ушла. Но я уже не был студентом колледжа… все давно изменилось.

Она переоделась в ванной комнате и вышла в своей маленькой ночнушке. Мы потанцевали немножко… и ночнушка полетела в сторону. Она оказалась девственницей, так что настоящего секса между нами не было, мы занимались оральным.

Мы встречались с Жюли в течение года. Я стал ее первым мужчиной, с которым она переспала, и единственной девственницей, с которой довелось переспать мне. Не понимаю, почему девственность так привлекает некоторых. Не поймите меня привратно, секс с ней был вполне хорош, временами даже очень, но мне приходилось инструктировать ее на каждом шагу поначалу, а это довольно неловко и делать это надо деликатно, потому что обидеть кого-то в постели весьма просто. К счастью, у меня есть опыт по части общения с людьми. Я встречался с Жюли до того дня, когда из-за нее меня чуть не арестовали, и тогда я понял, что мы не созданы друг для друга.

Однажды весенним вечером я поджидал Жюли у себя дома, то и дело глядя на часы: она опаздывала. Я включил телевизор, чтобы посмотреть новости, там рассказывалось о какой-то старушке, которая порезала своего старого мужа на кусочки. Тут зазвонил телефон.

– Алло?

– Они пытаются занять мою стоянку!

Телефон замолчал. Я тут же стал перезванивать Жюли, когда услышал ее голосовое сообщение. Я начал писать ответ, но она позвонила вновь, истошно крича:

– Эти бандиты пытаются занять мою стоянку!

– Где ты?

– Оставьте меня в покое! – крикнула она «бандитам», потом опять заговорила со мной: – Я на Кларк-стрит, прямо напротив тебя.

Раздался автомобильный гудок, и она вновь стала кричать на кого-то. Выглядело довольно серьезно. Я набросил джинсовую куртку и схватил охотничий нож (на случай, если уродов не удастся остановить, нашлепав им по щекам и что есть силы гаркнув на них: «Понимэ?»). Я положил нож в карман куртки и выбежал на улицу, придерживая его рукой, поскольку карман был довольно широкий. Еще не видя их, я услышал, как Жюли грозится:

– Сейчас придет мой друг, и тогда вам не поздоровится, уж он-то вас отделает!

Я остановился и оглядел себя. Может, она встречалась еще с кем-то? В то время я весил что-то около пятидесяти килограммов и не собирался никого отделывать. Хотя и прихватил с собой нож, я не думал пускать его в дело, просто решил, что он пригодится, если вдруг завяжется драка. Увидев сверкнувший нож, они наверняка пойдут на попятную. Забежав за угол, я не поверил своим глазам: Жюли наполовину заехала на стоянку, где припарковался старичок, которому было лет восемьдесят, а то и все сто. Маленькая старушка (не меньше восьмидесяти пяти) стояла посреди стоянки. Я осмотрелся в поисках «бандитов», но не нашел их. Подошел к машине Жюли. Она вновь крикнула:

– А вот и он! Дождались!

– Милая, а где бандиты?

– Что ты имеешь в виду, спрашивая, где бандиты? Вот же они.

– Вот эти двое? Я могу воспользоваться твоим телефоном?

– Зачем?

– Хочу позвать сюда друзей, чтобы помогли мне справиться: они выглядят весьма угрожающе.

Она, что, издевается надо мной? Сражаться с двумя стриками из-за парковки? Судя по всему, старушка стояла там, чтобы туда мог заехать ее муж, и это так разозлило Жюли.

– Дорогая, пусть они займут это место. Посмотри на них: каждая парковка для них может оказаться последней. Не мешай им.

– Нет, я не сдвинусь с места, – презрительно посмотрев на меня, заявила она.

Тут раздалась сирена, и из-за машины престарелой пары появился полицейский.

Представляете? Полицейский, знавший старичков, подъехал к их авто. Высынув голову из окошка, он спросил у старушки:

– Что тут происходит, Элеонора?

– Ой, Бобби, как дела? Как детишки?

– Хорошо. А как ваши внуки?

– Прекрасно, все прекрасно.

– В чем проблема?

Пока Элеонора объясняла полицейскому Бобби, в чем проблема, я пытался урезонить Жюли.

– Все, закончили. Они знают копа, пошли отсюда.

– Нет, не уйду.

– Жюли, они знакомы с копом, он заставит нас отъехать.

– Нет, не заставит. Он заставит уехать их, потому что я права, а они нет.

– Дело не в том, кто прав, а кто нет. Дело в том, кто знаком с копом, а это не мы.

Она так ничего и не поняла. Полицейский крикнул ей:

– Вы должны отъехать, мисс.

– Они не могут занимать стоянку! Я не сдвинусь с места, вы меня не заставите! – заорала она в ответ.

Чудненько: я встречался с единственной девушкой на планете, еще глупее и упрямее меня.

– Я сказал вам, надо отъехать, значит, надо отъехать!

Она отрицательно покачала головой. Полицейский вылез из машины. Я подошел к нему. Пришло время применить свои навыки общения с людьми.

– Привет, как дела?

– Это твоя подружка?

– Да, повезло мне. Хочешь встречаться с ней? Избавь меня от нее.

– Нет, не думаю, – засмеялся он.

– Дай мне секунду поговорить с ней.

– Даю минуту. После составляю протокол, и если она так и не уедет, забираю в участок.

– Понял. Спасибо.

Я сел в машину Жюли и стал ее уговаривать. Хотя и без радости, но она согласилась отъехать как раз в тот момент, когда полицейский подошел к двери.

– Так как, отъезжаете или нет?

– Да-да, сейчас отъедем. Спасибо.

Только что посмотрев эпизод о том, как старушка прирезала своего мужа, я не имел ничего против стариков. Жюли прошептала:

– Мы не должны этого делать.

– Дорогуша, оно того не стоит. Она вернется сюда и проколет тебе покрышки или еще что-нибудь.

Когда Жюли начала отъезжать, полицейский Бобби вновь подошел ко мне и приказал:

– Остановитесь.

– Что-то не так? – спросил я, посмотрев на него.

– Остановитесь.

Жюли подчинилась, ничего не говоря.

– Выходите из машины.

Я повиновался. Он препроводил меня к своей тачке. Я не понимал, что происходит. Как все полицейские, он говорил очень громко.

– Я правильно расслышал, что ты собираешься вернуться и проколоть у этой милой дамы шины?

– Да нет же, я сказал, что она может вернуться и проколоть наши, – вздохнул я с облегчением.

К несчастью, в отличие от меня, полицейский Бобби не видел эпизод по ТВ о кровожадной старушке.

– И вы думаете, что я поверю этому? А? В то, что ты будто бы сказал, что эта милая дама собирается проколоть твои шины? Ты сказал, что она собирается проколоть твои шины? Какая чушь! Ты сказал, что собираешься проколоть ее шины, не так ли? Разве не так?

Неожиданно я вспомнил про двенадцатисантиметровый охотничий нож у меня в кармане. Давай вычисляй. Коп думает, что он слышал, как я сказал, будто бы собираюсь проткнуть шины у его знакомой старушки. Потом он находит у меня двенадцатисантиметровый нож. Если он найдет нож, мне крышка. Надо действовать как можно деликатнее.

– Он не говорил этого!

О черт, Жюли вылезла из машины и снова заговорила. Электрический стул мне обеспечен.

– Сядьте в машину, мисс!

– Но он этого не говорил!

– Сядь в машину, Жюли!

– Не надо указывать, что мне делать, Ян!

– Я сказал, сядьте в машину, мисс!

– Я не…

– Сядь в эту чертову машину, Жюли!

Она уничтожающе посмотрела на меня, но вернулась в машину. Полицейский Бобби поджаривал меня еще несколько минут, пытаясь заставить признаться в криминальных помыслах. Я отказывался.

– Хорошо. Я отпущу тебя, но не дай бог, если я увижу, что кто-то проколол шины на этом автомобиле.

Я повернулся, чтобы вернуться к машине Жюли, когда та вновь выскочила из нее, держа ручку и блокнот.

– Назовите ваш номер.

Видать, я все же кончу на электрическом стуле. Полицейский повернулся ко мне.

– Раздвинь руки и ноги!

Я распластался на капоте его автомобиля, прикрывая нож в кармане куртки локтем. Если он обыщет меня, мне конец. Полицейский Бобби приготовился обыскивать меня, как вдруг заметил собравшуюся толпу. Он отвлекся, чтобы разогнать зевак. Я сделал движение, чтобы вытащить нож и затолкать его под машину. Я оглянулся посмотерь, не видит ли кто. Вроде бы нет. Начал вытаскивать нож, но тут полицейский вернулся обыскивать меня. Я вновь опустил нож в карман.

– Приступим.

– Мне следует порвать с этой девушкой, – покачал я головой.

Посмотрев внимательно на меня, он заметил:

– Пожалуй, худшее, что я могу сделать для тебя, это отправить обратно к ней в машину. Иди.

Я пошел к машине и сел. Жюли тоже забралась внутрь и посмотрела на меня.

– Какой у него номер?

– Езжай.

– Мы не уедем, пока я не узнаю его номер!

– Поехали, женщина, поехали!

Подпрыгнув, она завела машину. Мы уехали. Пару недель спустя я расстался с Жюли.

Благодаря Жюли и девушкам в Канкуне я понял четыре вещи.

• Некоторые женщины ценят мнение своих подруг больше, чем собственное.

• Чем больше риск, тем больше потенциальная награда за него.

• В критических ситуациях раскрывается подлинный характер человека.

• Женщины будут спорить относительно своей правоты, даже когда это не является уже предметом спора.


Мужчины и женщины весьма по-разному относятся к советам друзей. Мужчина выслушает совет друга, обдумает его и, сопоставив со своим мнением, придет к какому-то заключению. Женщины же нередко следуют советам подруг, даже не задумываясь. Как-то я был в клубе с друзьями. Рядом с нами сидели парень с девушкой, получая явное удовольствие от общения друг с другом, они много улыбались, обнимались и все такое. Примерно через час к ним присоединилась подруга девушки, та представила ее своему другу. Она любезно пожала ему руку, а спустя некоторое время, обняв подружку, зашептала ей на ухо прямо рядом со мной: «Ты же знаешь, что я люблю тебя, но этот парень не для тебя». Девушка выглядела разочарованной, но доверилась совету подруги и с того момента заметно охладела к парню. Где-то через час он ушел, весьма смущенный и раздосадованный. Девушки после долго жаловались друг другу, как им не везет на хороших парней. Разлучница девушки казалась очень довольной: ее подруга вновь принадлежала только ей.

Каждый мужчина становится жертвой совета подруги какой-нибудь женщины. Допустим, как-то вечером он встретил в баре девушку. Успешно познакомившись, они какое-то время болтают друг с другом, улыбаются, обнимаются. Тут она идет в туалет со своей подругой, а вернувшись, перестает обращать на него внимание, словно ее подменили, будто совсем другая женщина вышла оттуда. А дело в том, что подруги обсудили и осудили его в туалете, и она слепо следует их совету, несмотря на то, что ей с ним было хорошо.

Чего женщины не могут понять, так это то, что в большинстве случаев советы им дают те, кто сами ни с кем не встречаются. Они просто ревнуют, завидуют и не хотят, чтобы их подружка общалась с парнем, если у них его нет. Мужчинам этого не понять. Почему женщина позволяет своим товаркам судить о ком-то, если у них самих никого нет? Поговорив с парнем, она чувствует, что он ей нравится. Она выслушивает его взгляды и узнает его. Тем не менее подруги, вовсе не разговаривавшие с ним, составляют собственное мнение о нем. Каким образом, если они никогда даже не виделись с ним?

Такие случаи разоблачают одно из самых больших заблуждений относительно полов. Мужчины не тщеславнее женщин, скорее, женщины тщеславнее мужчин. Ни один мужчина не станет судить о девушке своего друга, даже не поговорив с ней. Он будет комментировать то, как она выглядит, и только. Женщины гораздо больше выиграли бы, признав свое тщеславие. Да, мнение подруги может быть важно, но оно не должно перевешивать собственное мнение.

Я очень рисковал, позволив Жюли приехать ко мне. Она могла оказаться психически неуравновешенной или опоить меня чем-то, кто знает. Хуже того, она могла быть непривлекательной, упаси боже. (Если так, мы бы с ней славно поболтали, проведя вечер не самым худшим образом.) Однако Жюли оказалась вполне привлекательной, и не опоила меня. Чем больше риск, тем больше вознаграждение… или разочарование. Со мной случалось и то и другое. Вознаграждение стоит разочарования.

Жюли повела себя весьма неразумно в критической ситуации. Она упрямилась, не хотела слушать и понять что-то очень важное. Надо знать, как некоторые реагируют на напряженную ситуацию, потому что в жизни может возникнуть довольно много подобных моментов. Хорошо, если пары реагируют на них одинаково. Это уменьшает напряжение и способствует более быстрому разрешению неприятной ситуации.

Женщины обеспокоены собственной правотой куда больше, чем мужчины. В сериалах вы найдете множество тому примеров. Все они содержат по меньшей мере одну сцену, в которой отец дает сыну совет по поводу женщин. Прелюдия всегда примерно одна и та же. Сын ожесточенно спорит со своей девушкой по поводу чего-то. Он прав. Все знают, что он прав. Тем не менее отец дает ему совет:

– Она права, сынок. Она права.

– Нет, отец, она не права. Она абсолютно не права. Она…

– Сынок, она тебе нравится?

– Да.

– Ты хочешь вновь видеться с ней?

– Да.

– Тогда она права. Все, что тебе следует знать о женщинах, так это то, что они всегда правы.

Мужчины гораздо охотнее допускают, что кто-то прав или не прав, не суть важно. Иногда легче уступить, чем продолжать спорить о чем-то, что стало камнем преткновения. Жюли упорно продолжала спорить по поводу своего права занять парковку, когда это уже стало совершенно бессмысленно. Если полицейский говорит, что надо отъехать, значит, надо отъехать. На тот момент важно было подчинение власти. Она не могла понять, что спор относительно чьей-то правоты или неправоты закончен и что она проиграла. Выиграть в споре бывает не так важно, важнее сохранить мир. Мужчины, похоже, понимают это легче, чем женщины.

Правила секс-охоты по-быстрому

Первые свидания трудны. К счастью, для меня это – пройденный этап. Я не нервничаю, знаю, о чем говорить, и, не колеблясь, предпринимаю какие-то действия, если, конечно, желаю. Но если я не испытываю беспокойства на первом свидании, так не всегда бывает с теми, с кем я встречаюсь. Как мне удалось установить, поход куда-то еще до свидания помогает им расслабиться. Это своего рода предварительное свидание, снимающее напряжение и создающее более благоприятную атмосферу.

Предварительное свидание должно проходить в тихом уютном баре, что заметно расслабляет женщин. Иногда такое свидание удается настолько, что до настоящего-то дело и не доходит: мы остаемся в баре на всю ночь или отправляемся прямиком к кому-то на квартиру.

Ныне я не так часто устраиваю предварительные свидания, потому что заинтересован главным образом в таких отношениях, которые могут привести к чему-нибудь. Я заметил, что хотя большинство предварительных свиданий ведет к каким-то действиям, они, как ни странно, редко приводят к дальнейшим встречам. Подозреваю, что женщинам кажется, будто они вели себя, как проститутки, на первом же свидании, и им неловко встречаться вновь.

Многие мужчины затрудняются в выборе места, не говоря уже о самом свидании. Опять же, обратите внимание на женщину: каковы ее интересы? какая ей нравится кухня? Эти знания вам помогут. «Гатрис», бар с настольными играми, – мое любимое место для первых свиданий. Такие места просто созданы для этого. Свидание – тоже игра, в конце концов, так что вполне можно начать с настоящих игр.

Играя в разного рода игры, люди каким-то образом раскрываются. Они пытаются плутовать или являются ярыми приверженцами установленных правил? Умеют ли они проигрывать? Может ли мужчина смириться с проигрышем женщине? Чувствует ли девушка, что ей следует проиграть партнеру? Поведение людей в игре нередко отражает их поведение в жизни. Например, если женщина играет только в те игры, в которые ей хочется, и отказывается играть в те, которые ей предлагаю я, то это явное свидетельство того, что она не готова к компромиссам.

Благодаря играм пары могут проверить, насколько они подходят друг другу. Оба являются сторонниками строгого соблюдения правил или один за их выполнение, а другой не прочь схитрить? Тогда возможны проблемы. Игры доставляют удовольствие и служат заполнению пауз в разговоре.