Угрюмая подружка

У актрисы Риты Руднер в конце девяностых имелся свой агент. Я очень ему благодарен. Будучи начинающим двадцатилетним комиком, я выступал в клубе под названием «Глупцы» в Галфпорте, Миссисипи. Я был тогда основным исполнителем, а комик по имени Трипп Уинифред – гвоздем программы. Клуб располагался на первом этаже большого казино, а на третьем – театр. Рита играла в театре в тот уикэнд, когда мы должны были выступать в «Глупцах». Ее агент захотел, чтобы кто-то предварял ее появление на сцене, и администратор театра обратился ко мне. Первоначально я согласился: мне льстило, что я буду открывать выступление этой актрисы.

– Да, конечно, согласен.

– Хорошо, так и сообщу мисс Руднер.

– А как насчет оплаты?

– Сто доллларов.

– Сто долларов за выступление? Хотелось бы больше.

– Нет, сто долларов за все.

– Двадцать пять долларов за выступление?! Нет, я отказываюсь.

Трипп не мог предварять выступление Риты, потому что находился еще на сцене, когда начиналось ее шоу. И за такие деньги он тоже не стал бы. Вне всякого сомнения, Рита не имела ни малейшего представления, какое вознаграждение предлагал ее агент. И так получилось, что хотя администратора это не слишком радовало, он вынужден был нанять совсем зеленого конферансье.

В субботу вечером в «Глупцах» шло четыре шоу. Это было довольно смешно. Вместо того чтобы выступать для двух больших аудиторий, мы выступали перед четырьми небольшими. После своего второго выхода, раздосадованный, я, схватив кружку пива, пошел в казино поиграть. Но до игорного стола так и не добрался. Когда я выходил из клуба, за столик у входа уселись две женщины. Одна довольно невзрачная, а другая – ну просто квинтэссенция моего идеала женщины. У каждого мужчины есть такой идеал, воплощающий в его глазах женское совершенство. Нередко мужчины даже не знают, каков он, пока не увидят Ее. Встречаться с ней чаще всего бывает невозможно, потому что она, как божество, – вне досягаемости.

Вероника оказалась моим идеалом женщины. Ей было двадцать шесть, рост что-то около 165, черные волосы, свисавшие чуть ниже плеч и чудным образом обрамлявшие ее личико. Черная рубашка и черные джинсы идеально облегали ее прекрасную фигуру. Именно прекрасную. У нее была удивительная, полная, среднего размера грудь и совершенно феноменальная попка, такая крепенькая, словно надувная. Ни в груди, ни в попке не чувствовалось земное притяжение. Ее восхитительные ноги сужались и расширялись в нужных местах, а бедра так и взывали к тому, чтобы кто-то их сжал. В общем, все что надо кругленькое, все на месте. Даже скулы у нее были сексапильные. А глаза! Я большой поклонник глаз, это моя слабость. У женщины может быть все, кроме глаз, и она мне не нравится. Но если у женщины красивые глаза, я готов купить ей дом. У Вероники глаза были просто незабываемые – зеленые, с длинными ресницами, теплые, манящие, вкупе с ее обворожительно красивой дружелюбной улыбкой и ямочками на щеках это производило неотразимое впечатление.

Я сел за соседний столик и какое-то время наблюдал за Вероникой и ее подругой. Ни один мужчина не проходил мимо них, не оглядываясь на Веронику неоднократно. Я боялся, что кто-то опередит меня и подсядет к ним, но нет: она была так прекрасна, что они побаивались, видимо, полагая, что у такой женщины наверняка есть бойфренд. (Помните: никогда не предполагать.) Прошло минут тридцать, прежде чем я понял это. Персонал приводил клуб в порядок перед следующим представлением. Вдруг я поймал себя на том, что шепчу, словно молитву: «Боже, пожалуйста, сделай так, чтобы она пришла на шоу, все равно как, но сделай так, чтобы она появилась там».

К моему восхищению Вероника с подругой зашли в клуб, а вслед за ними поспешил и я. Я попросил контролершу усадить их впереди, она так и сделала. В моем выступлении имелось несколько моментов, когда я обращался к женщине в зале. Я всегда так поступаю, чтобы оживить представление. На сей раз я выбрал Веронику, то и дело обращаясь к ней. Остальной публики как бы и не существовало, я видел только ее. Я узнал о ней все, что мог, находясь на сцене: ее имя, откуда она (Нью-Йорк), профессию (она работала на армию, будучи гражданской), ее цели в жизни (хотела еще учиться), даже имя ее предполагаемого друга (Дарил). Я безнадежно втюрился. Мне нравился даже ее голос.

После шоу я подошел к их столику, будто моряк в увольнительной после шести месяцев плавания. Мы какое-то время болтали, включая ее подругу; я старался не забывать о ней, дабы не показаться грубым, что было бы наверняка замечено обеими женщинами. Вероника сообщила, что они собираются наверх, потанцевать.

– Пойдешь с нами?

Пойду ли я? Да пропади пропадом мое четвертое выступление!

– У меня еще одно выступление, но как только оно закончится, сразу же приду.

– Окэй.

Я проводил их до выхода, желая оставаться рядом столь долго, сколько возможно. Я бы даже не мог объяснить это, словно какое-то безумие нашло на меня. Ни одна женщина никогда не производила на меня такого сильного впечатления. Кое-как отыграв, поспешил наверх. Конферансье последовал за мной.

– Слышь, приятель, и я хочу. Она чертовски сексуальная.

– Ты, что, забыл?

– Что?

– Рита…

– О черт, проклятье! Мать твою!

Он кинулся открывать шоу Риты, оставив Веронику в мое распоряжение. И вновь спасибо скупердяю-агенту Риты, огромное ему спасибо. Я вошел в большой, переполненный людьми танцзал, затаив дыхание. Прошло уже почти два часа, после того как Вероника отправилась сюда, и я боялся, что они могли уйти или, того хуже, я найду Веронику в объятиях другого мужчины. Не думаю, что я смог бы пережить это, и едва не ушел, просто представив, что такое возможно. Я оглядел зал и не обнаружил ее. Осмотрел еще раз – никаких признаков присутствия Вероники или ее подруги. Будь то какая-нибудь другая женщина, я бы решил, что пора на боковую и вернулся бы в свой гостиничный номер.

Но мне так хотелось увидеть Веронику вновь, что я обошел клуб в третий раз. Не видать. Я вновь обратился к Богу, шепча про себя: «Ну, пожалуйста, пусть она окажется здесь. Я так хочу увидеть ее снова».

Я обошел клуб в последний раз, тщательно проверяя. Сердце мое чуть не выпрыгнуло от радости: Вероника за барной стойкой разговаривала с каким-то парнем. Ее подруга сидела рядом, отвернувшись. «Спасибо, Боже, спасибо», – мысленно прошептал я. Когда я приблизился к ним, Вероника вскочила.

– Эй, милый, как ты?

К моему удивлению и восхищению она чмокнула меня в губы и заключила в теплые дружеские объятия, шепнув на ухо: «Подыграй», – затем обернулась к парню, с которым беседовала:

– Крейг, это Ян, мой друг. А это Крейг, Ян.

Мы пожали руки. Он выглядел разочарованным (я бы тоже).

– Пошли потанцуем.

Следующий час мы танцевали с Вероникой. Ее подруга периодически присоединялась к нам, потом возвращалась к стойке, наблюдая оттуда за нами. Крейг какое-то время околачивался вокруг да около, потом сдался и ушел. Я опасался, что после этого Вероника прекратит танцевать со мной, но нет. Ее излюбленным приемом было отстраняться, а затем притягивать меня к себе. Она положила мои руки себе на бедра и провела своими поверх них. Она терлась своей великолепной задницей об меня.

– О, кое-кто, кажется, счастлив.

– Сожалею, но ничего не могу поделать.

– Не сожалей, я польщена.

– Да?

– Да. Идем в бар, выпьем.

Вероника, ее подруга и я спустились вниз и сели за столик, там было спокойнее, и мы могли разговаривать. И вновь подруга словно исчезла из поля зрения, пока я болтал с Вероникой, которая была просто обворожительна и очень не глупа. В ходе беседы она обратила мое внимание на многие вещи, о которых я ранее не задумывался.

Пришло время прощаться, но мне не хотелось. В разговоре я выяснил, что Вероника с подругой приехали на шоу каждая по отдельности, никому никого не надо было подвозить – идеальная ситуация. Госпожа Бог ненадолго улыбнулась мне. Вероника встала и протянула руку:

– Приятно было познакомиться, Ян. Еще раз спасибо, что согласились побыть моим другом.

– Нет проблем. Могу ли я переговорить с вами?

Я опасался, что она скажет что-нибудь ужасное вроде «Нет, не надо. Всего хорошего».

– Да, конечно.

Я осторожно взял ее за руку и отвел в сторонку. Она посмотрела на меня:

– В чем дело?

– А вот в чем. – Положив одну руку ей на бедро, а другую на щеку, я прильнул к ней и поцеловал. Она ответила взаимностью. Поцеловавшись несколько раз, мы пристально посмотрели в глаза друг другу. Мне хотелось сказать ей нечто такое, от чего ее голова пошла бы кругом и сделало бы меня столь же неотразимым для нее, сколь неотразимой была для меня она. – Послушай, Вероника, я не умею делать комплименты и не привык к долгим ухаживаниям – ну не умею я этого делать. Но мне ужасно хочется, чтобы ты пошла со мной в номер.

Господи, что я несу! Это и все, что я могу промямлить в самый ответственный момент?

– Я не против, – улыбнувшись, ответила она.

Боже мой, я не мог поверить: никаких игр, никаких «я не уверена» с покусыванием губ, никаких сомнений. А что еще лучше, отель находился неподалеку от казино, так что времени передумать у нее было не много. Госпожа Бог была на моей стороне, в конце концов. Мы взялись за руки, но тут вмешалась подруга. С хмурым видом она сердито окликнула ее:

– Мне надо поговорить с тобой!

– Я вернусь через секунду, – сказала Вероника, и они отошли в сторонку.

Не знаю, о чем они спорили, хотя и довольно громко, ожесточенно размахивая руками. Потом подруга, утерев слезы, сложила руки на груди. Вероника вздохнула и обернулась ко мне.

– Мне очень, очень жаль, но я должна идти.

Что?!

– Моя подруга возражает, у нее масса доводов, она просто в шоке и грозится совершить самоубийство.

Самоубийство? Да я готов убить ее хоть сейчас, это займет не более секунды, я мигом .

– Не слишком ли драматично?

– Я понимаю, но ты не знаешь ее.

– Она просто расстроена из-за того, что никого не подцепила.

– Ей нелегко… Ей нелегко знакомиться с кем-то.

– Еще бы. Она совершенно не улыбается, руки у нее постоянно скрещены. У нее весьма недоступный вид.

Мы еще немного поболтали и условились встретиться на следующий день, день окончания моего пребывания в Миссисипи, за обедом в ближайшем баре. Я знал, что она не придет, но надежда умирает последней, и я цеплялся за нее, как курильщик за последнюю сигарету перед тем, как бросить курить. Она попрощалась и повернулась, чтобы идти, но я резко повернул ее к себе – я не мог дать ей уйти просто так. Мы еще немного поцеловались. Подруга, стоя в отдалении, что-то там мямлила:

– Рони… Рони! Нам пора, Рони! Я сделаю это, Рони, я сделаю!

Вероника вздохнула, и они ушли. Я был невероятно зол. Я вернулся в отель, чувствуя себя полным неудачником. Придя в номер, я все еще негодовал. Посмотрел на часы, было что-то больше трех. Постучал в дверь к Триппу, который жил в соседнем номере. Проснувшись, он открыл и, ослепленный светом в коридоре, спросил:

– В чем дело?

– Та женщина, которая свела нас всех с ума во время шоу, собиралась прийти ко мне в номер. Ты можешь поверить? Со мной!

– Просто потрясающе, приятель, я тебе завидую.

Трипп был женат и один из немногих оставался верен своей жене.

– Где же она? – спросил он, оглядываясь.

– Ее подруга пригрозила, что совершит самоубийство. Представляешь? Что за бред? Я бы сам убил эту суку бесплатно.

– Бесплатно? О чем ты?

– О чем я? О том, что едва не заполучил самую красивую, самую прекрасную женщину, какую я когда-либо видел, а ее угрюмая подруга все испоганила. Я не могу думать ясно!

– Вижу. Что ты мне тут мозги пудришь в три часа ночи?

– Потому что не хочу быть несчастным в одиночку, кто-то должен разделить со мной мое несчастье. Надеюсь, ты сможешь заснуть вновь, ты, мудило!

Трипп согнулся пополам от смеха.

– Хочешь зайти и немного остыть? У меня есть пиво.

– Нет, спасибо. Пойду подрочу. Спокойной ночи.

Я вошел в свой номер, громко хлопнув дверью. Я слышал, как Трипп смеется в коридоре. Вероника действительно многое упустила. Я был так возбужден, что мог бы заниматься этим всю ночь. Похоже, я тоже кое-что упустил. Я был просто раздавлен. В ту ночь я занимался этим один на один с Госпожой Богом.

Что произошло на следующий день в баре? Спасибо, что напомнили, потому что мне не помешает пережить это вновь. Я ждал почти в пустом баре. Вероника не показывалась. Час спустя надежда, наконец, умерла и я встал, собираясь уходить. И тут, как вы думаете, кто пришел? Подруга Вероники. Она принесла мне записку от нее: «Не могла поступить так со своей подругой. Прости, надеюсь, ты поймешь. Было очень приятно познакомиться с тобой».

– Поступить как? – глупо спросил я.

Тут она взорвалась, словно вулкан.

– Вы мне нравитесь! Как вы не видите этого! Я обратила на вас внимание еще до того, как мы познакомились. Я хотела пойти на это шоу, потому что увидела афишу с вами у клуба. Она нашла, что вы так себе, вы вовсе не интересовали ее, пока она не познакомилась с вами.

Я смотрел на нее, не веря своим ушам. Я пытался быть дружелюбным с девушкой весь прошлый вечер, но перестал и пытаться, поскольку она едва произнесла пару слов, совершенно не улыбалась, была угрюма, а когда я спрашивал о чем-то, тут же парировала: «А вам не все равно?» Какой же я был идиот, как я мог не заметить, что нравлюсь ей, она ведь подавала все возможные сигналы! Я ей нравился? Не думаю, этой женщине не нравилась она сама, не говоря о прочих.

– Ну что, пообедаем?

– Я уже поел, как вы, наверное, догадываетесь. Приятно было познакомиться.

– Но может быть…

– Нет, ничего не может быть. Мне жаль, но мы с вашей подругой действительно понравились друг другу. Я редко приглашаю женщин к себе в номер, и я не могу выразить, как страстно я хотел, чтобы она пошла со мной, даже если ничего и не произошло бы, даже если бы мы просто проговорили всю ночь.

– Она вам нравится, потому что сексуальна.

– Нет, она мне нравится, потому что дружелюбна, потому что с ней весело и интересно, потому что она много улыбается – делает все то, чего не делаете вы. И вы не имели ни малейшего права вмешаться и испортить все.

Я ушел. В тот вечер во время шоу я то и дело поглядывал на вход в надежде, что появится Вероника. Даже околачивался целый час в клубе после шоу, все еще на что-то отчаянно надеясь. Я никогда больше не видел ее.

Благодаря Веронике я понял две вещи.

• Идеал женщины вполне доступен. • Есть способы победить угрюмую подругу.

Многие мужчины так никогда и не решаются познакомиться со своим идеалом женщины. Они видят ее, возможно не однажды, но бояться даже заговорить с ней. Они так высоко вознесли ее на пьедестал, что, увидев ее, тут же решают, что она не доступна. Весь фокус заключается в том, что идеальная женщина – такая же женщина, как и все. У нее есть коготки. У нее есть свои цели и мечты. Она вовсе не думает, что она – совершенство, она надеется и ждет чего-то. Мужчины, как правило, не понимают этого, и женщина остается на пьедестале. Поймите это, наконец, и она сойдет с пьедестала, станет доступной.

Каким образом идеальная женщина отличается от девушки вашей мечты? Девушка мечты – это кто-то, кого вы, скорее всего, никогда не встретите, скажем, кинозвезда, модель или известная певица. Идеальную женщину вполне можно встретить, потому что мужчина не понимает, что она существует, пока не увидит ее в реальной жизни. Вот она, перед ним. Он может с ней познакомиться. Вспомните героя Робина Уильямса в одном из фильмов, где он рассказывает историю, как познакомился со своей женой. Вместо того чтобы отправиться на исторический матч мирового первенства, он отдает билеты своим друзьям, оставаясь в баре, где встретил женщину, показавшуюся ему его идеалом. Он не понимает, что она доступна. Знакомство с ней зависит не от нее, а от мужчины, который так очарован ею, что не в силах понять, что сколь бы прекрасна она ни была, она все же обыкновенный человек.

Терпеть не могу угрюмых подруг. Хотя женщины чаще всего путешествуют именно с такими грымзами. Им нечего делать рядом. Они, как правило, грубы, завистливы, вспыльчивы, вечно ноют, к ним невозможно подступиться. Откуда берутся угрюмые подруги? Здесь действуют несколько факторов. Прежде всего у них очень низкая самооценка. Во-вторых, что гораздо важнее, они не любят себя, полагая, что безнадежно непривлекательны. И, наконец, они полагают, что им нечего предложить, и ожесточаются все больше и больше из-за того.

Что меня раздражает более всего в этих грымзах, так это их нежелание что-либо менять в себе. Ведь можно взять какой-нибудь курс для развития навыков общения. Можно одеться получше, сделать более подходящий макияж, спросить совета у подруги. Есть множество других вещей, которые можно предпринять, чтобы стать более счастливой. Но вместо того, когда им пытаются помочь, набрасываются с попреками. Они совершенно не умеют общаться, оскорбляют мужчин, которые пытаются приблизиться к ним.

Таким, как я, очень нелегко мириться с подобным отношением. Мне в себе тоже не все нравится. Я слишком худой, и у меня большой нос. Я не атлет, хотя и люблю спорт. Я развил в себе уверенность и чувство юмора, чтобы справляться с недостатками своей внешности. Будучи неважным спортсменом, не боялся создавать или играть в той или иной команде в различных спортклубах. Я развил в себе кое-какие навыки и завоевал десятки наград. Физические недостатки компенсирую задатками лидера и умением ладить с людьми, что помогает мне удерживать людей с разными характерами в одной команде, сосредоточить их на победах, а не на том, чтобы поубивать друг друга. Все это помогает мне чувствовать себя счастливым человеком, которому есть что предложить другим.

Боль и обида, которые испытывает угрюмая подружка, сквозят во всем, что она делает, буквально физически: она редко размыкает руки, постоянно закатывает глаза, груба и чуть ли не рычит на людей, никогда не смеется. Ее подруги – ее опора. Грымза околачивается подле своих хорошеньких подруг, потому что они привлекают мужчин. Она живет-то за счет своих подруг, время от времени портя им удовольствие тем, что приходит в ярость от того, что те, познакомившись с каким-нибудь парнем, норовят с ним уйти, а она так никого и не подцепила. Она либо всех осуждает, либо они ей тоже нравятся, и подруги чувствуют себя виноватыми в том, что мужчины обращают внимание на них, а не на нее.

Красивые женщины таскают за собой грымз, потому что им жалко их. К тому же это – хороший предлог спровадить неугодного мужчину. Было бы лучше, если бы женщины оставляли своих угрюмых подруг дома, тогда они были бы вынуждены предпринять что-либо для улучшения себя.

Как можно победить угрюмую подружку? Если она слишком бесцеремонна, укажите ей на это. Спросите, чего ради она пришла – только для того, чтобы испортить всем удовольствие? В большинстве случаев в группе девушек грымза является подругой толькой одной из них. Другие ее тоже не переносят, им не нравится находиться рядом с ней, и они ценят того, кто укажет ей на ее нетерпимость, после чего она, как правило, либо умолкает, либо уходит.

Что если угрюмая подруга ведет себя тихо, как в случае с Вероникой? Прежде чем предпринимать что-то, нужно спросить ее в присутствии девушки, которая вам нравится, комфортно ли ей, не нужно ли ей чего, все ли хорошо. Она тихо ответит что-нибудь нечленораздельное, подтвердив, что все нормально. Скажите, что раз так, то отлично, а затем отойдите в сторонку с той девушкой, возьмите у нее номер телефона, пригласите ее куда-нибудь – в общем, все, что подобает в подобных случаях. Если угрюмая подруга попытается вмешаться, будет уже поздно, – вы обезопасите ее еще до того, как она будет готова взорваться, ведь она только что сказала, что все хорошо, как же она может неожиданно расстроиться? Станет совершенно очевидно, что ей либо одиноко, либо она попросту ревнует и завидует.

Я следовал этим правилам позднее, и они всегда срабатывали. Сожалею только о том, что не применил их, когда это было важнее всего. Ммм, Вероника! В ту ночь я стал атеистом.

Правила секс-охоты по-быстрому

Спортивные клубы – одно из лучших мест для знакомств. Я не только не раз встречался с девушками, с которыми познакомился в спортклубе, там я обрел и большинство моих друзей.

Один совет: в спортклубах имеются так называемые спонсорские бары, где предлагаются напитки и еда со скидкой. Ходите в такие бары как можно чаще – там завязать с кем-то знакомство легче всего.

Не очень-то сильны в спорте? В спортивных лигах существует множество таких видов спорта и подгрупп, где люди играют главным образом ради общения, скажем, кикбол и тому подобное. Более серьезные лиги предоставляют возможность встретиться на соревнованиях с более подготовленными соперниками. Ничто так не возбуждает меня, как симпатичная девушка, превосходящая меня в спортивном плане.

Нет команды, в которую могли бы записаться? Не беспокойтесь, в клубы можно записываться индивидуально, там вас соберут в так называемую независимую команду. Именно так я и начинал. После записывался в другие команды, а потом и сам стал формировать их.

Не хотите заниматься спортом, хотите просто знакомиться? Клубы организуют разные общественные мероприятия. В Чикаго лучшими в этом плане являются «Чикаго спорт» и «Общественный клуб». У них имеются филиалы в других городах. «Спортс монстер» – ведущая спортивная лига в США, они даже стали специально проводить свидания в качестве дополнительного элемента своей работы.

Судить в каком-нибудь спортклубе – хороший способ завести знакомство, особенно для женщин. Одна девушка-судья рассказывала мне, что встретила там уйму парней, судивших, скажем, пляжный волейбол. Она советовала всем своим одиноким подругам, желавшим познакомиться с кем-то, записаться в судьи. Спортсмены, не волнуйтесь: в клубах прикладывают немало усилий, чтобы натренировать судей, только самые знающие судят соревнования. Могу подтвердить: с одной из них у меня был незабываемый секс.