Лови момент

Учась в старших классах, я не ходил на свидания. У меня не было ни денег, ни автомобиля. Я усиленно трудился, чтобы добиться стипендии для учебы в колледже. Работал в пяти местах, а в свободное время упражнялся на трубе, дабы стать профессиональным музыкантом. Я был абсолютно глуп, что касалось девочек. Хотя многим в старших классах я нравился, некоторые из них были довольно симпатичные и дружелюбные. Я понял это только годы спустя, когда, предаваясь воспоминаниям, читал записи, оставленные ими в моем ежегоднике. Идиот! Девочки, которые мне нравились, подавали мне разного рода знаки, что я им тоже нравлюсь.

«Ты клевый парень. Мечтаю о том, чтобы видеть тебя каждый день.»

«Ты самый лучший. Если кто-то скажет, что это не так, я его побью.»

Я совершенно не замечал этих намеков. Кроме того, меня называли «самым милым мальчиком» в классе, что, на мой взгляд, сродни братишке. Я вбил себе в голову, что девушкам не нравятся милые мальчики, однако на деле оказалось совсем наоборот. Только милым мальчикам следует сделать некоторые усилия, чтобы понять это. Надо уметь читать подаваемые знаки, знать, чего хочешь, и добиваться того, особенно в старших классах. (Вопреки всяким телевизионным шоу, уверенных в себе девочек-подростков, преследующих мальчиков с сексуальными домогательствами, не так уж много. Шоу – лишь отражение фантазий их сценаристов.)

По иронии, когда вручались награды победителям в той или иной номинации, из-за того, что церемонию решили сократить, пропустили… как раз «самого милого мальчика». Почему бы и нет? Он же милый мальчик, он не станет возражать. Я решил больше никогда не попадать в номинацию «самый милый мальчик» (так оно и было).

Уже в выпускном классе я влюбился в девочку по имени Марси, мы вместе посещали курс психологии У нее были длинные черные волосы, великолепная улыбка, карие глаза с длинными ресницами, она так сексуально слегка полуопускала их. Фигура тоже отличная, с большой упругой грудью. Но более всего меня разил ее смех – ничего подобного я не слышал по сей день. Мне так нравился ее смех, что я смешил ее при каждом удобном случае.

Марси была спортивной девушкой: играла в волейбол, регби и баскетбол. Она встречалась с каким-то придурком, этаким самоуверенным борцом, которого я, правда, не знал, но даже его друзья, похоже, недолюбливали. Люди из одной команды, как правило, привязаны друг к другу, и то, что члены его команды не любили его, означало, что он, должно быть, был большим говнюком. Позднее я удостоверился в том. Он поколачивал Марси еще в школе, а потом и в колледже. Она говорила, что синяки и ссадины – результат занятий спортом, и никто ничего не подозревал.

Пару лет спустя я несколько раз приглашал Марси на свидания, когда мы оба приезжали домой из колледжа. Она по-прежнему встречалась со своим борцом, так что между нами ничего не происходило, хотя всегда бывало хорошо вместе. Когда нам исполнилось по двадцать три и мы оба вернулись домой, мы случайно встретились, и тогда только у нас состоялось первое настоящее свидание.

Однажды я оставался дома совершенно один, и мы с Марси решили вместе поужинать. Как обычно, общение доставляло нам огромное удовольствие. По дороге в магазин за необходимыми продуктами мы весело болтали. Затем, придя домой, приготовили ужин. Мы бросались друг в друга чем попало, смеялись и все такое прочее. Все шло как нельзя лучше.

Когда я повез Марси домой, она сказала, что только что порвала со своим последним дружком. Превосходно. Мы прикидывали, чем займемся на уикенд. Я нагнулся, чтобы поцеловать ее в щеку. Она закрыла глаза и потянулась, подставляя мне губы. Но я не мог легко менять направление, было и так довольно неплохо, и я знал, что вскоре мы опять увидимся и у нас будет уйма времени на поцелуи. Поэтому я всего лишь слегка чмокнул ее в щечку. Но в конце той недели мы с ней не увиделись. Я оставил ей несколько сообщений, мы обменялись незначительными фразами по телефону, она сказала, что помирилась с парнем, о котором говорила, и все… Мы встретились лишь пять лет спустя, на встрече выпускников.

Встреча выпускников – это потрясно. Кто-то чего-то достиг, как-то изменился, а кто-то нет. Марси не менялась. Она была окружена все теми же подружками, с которыми держалась в школе. Они хихикали, шушукались, ходили вместе даже в туалет, оставаясь такими же, как в школе. Однако я изменился в корне. Мы с Марси отошли в сторонку, чтобы поболтать. Почти незамедлительно одна из ее подруг ринулась за нами и, схватив Марси за руку, потащила в уборную, приговаривая: «О боже, Марси, что я только что узнала, ты не поверишь». Случись такое в школьные годы, я бы вздохнул и стал терпеливо дожидаться, когда они выйдут, а они, выйдя оттуда, промчались бы мимо, и Марси бы сказала, что поговорит со мной позже, так как произошло что-то очень важное. Возможно, они обманывали, пытаясь просто избавиться от меня, довольно грубо. Но то в школьные годы. Я больше не пытался понять, что происходит в головах женщин. Я встал между Марси и ее подругой:

– Знаешь, что? Погуляй пока, она скоро освободится, мы разговариваем.

Ее подруга удивилась. Ни та ни другая не знали, как реагировать. Подруга направилась в туалет, а я повернулся к Марси.

– Послушай, если бы я знал, что мы не увидимся больше после той последней встречи, я бы поцеловал тебя тогда. Я не сделал этого потому, что думал, что ты попросту хочешь забыть того парня. А ты мне всегда нравилась.

– О боже! Позвони мне, ты непременно должен позвонить мне.

Она дала мне номер своего телефона. На деле она меня уже не очень интересовала. Она все еще оставалась школьницей, тогда как я порядком изменился. Я встречался только со взрослыми девушками. Меня радовало, что я видел Марси такой, какой она была, а не пытался придумывать ее – один из уроков, который мне преподала Эми.

Остаток вечера разные девушки только и делали, что трогали мои бицепсы. В школе я был кожа да кости, и теперь они пытались определить, насколько я окреп. (Не намного.) Впрочем, меня это здорово позабавило. Марси я звонил после того дважды, но поговорить с ней, как и предполагал, так и не удалось.

Марси научила меня четырем вещам.

• Некоторые люди никогда не взрослеют.

• Лови момент сегодня, завтра может не быть.

• Закрытие темы успокаивает.

• Не позволяй никому помыкать собой либо игнорировать себя.


Некоторые люди никогда не взрослеют. Все мы встречали людей, которые ведут себя так, словно еще учатся в школе или и того моложе. Я стараюсь держаться подальше от таких людей, от них не жди ничего, кроме проблем и головной боли. Незрелые люди не в состоянии сделать что-то для себя, не говоря уж для кого-то еще.

Когда появляется какая-то возможность, хватайтесь за нее. У меня был шанс поцеловать Марси, а может, и не только поцеловать. Вероятно, это привело бы к другим свиданиям или даже отношениям. Вместо того я предположил (помните: никогда не предполагать!), что у меня будет еще случай поцеловать ее. Не поцеловав, я, видимо, разозлил ее, поставив в неловкое положение и смутив: она ведь могла подумать, что нежеланна. Когда я позвонил, подобные чувства, возможно, уже прошли, но Марси, должно быть, подумала, что я никогда не сделаю нужного шага и не хотела терять со мной время попусту. В конце концов, мы встречались не однажды, когда у нее еще был бойфренд, но я не делал никаких попыток. Когда она порвала со своим парнем и дала понять, что открыта для любых действий с моей стороны, я упустил шанс. Ловите момент, другого может не быть. Хватая его, вы гарантируете хотя бы то, что есть.

Я привык быть откровенным. Если меня что-то беспокоит или я не понимаю, почему все обернулось таким образом, я должен поговорить об этом. Женщины называют это «закрыть тему». Такое окончание меня вполне устраивает и не выбивает из колеи: не надо мучиться предположениями типа «что если…».

Нельзя позволять помыкать собой – это ведет к неуважению. Женщины не станут встречаться или спать с теми, кого не уважают. Мужчины, да, они спят с женщинами, которых не уважают, но встречаться с ними не будут. Чтобы вами не помыкали, надо всего-навсего занять такую позицию, сказать или сделать что-то, что ясно говорило бы: «Эй, я тут, я имею свою ценность, я не позволю игнорировать меня».

Правила секс-охоты по-быстрому

Подумываете о женитьбе? Обсуждаете деньги, секс и детей?

Гастролируя, я проживал со множеством как женатых, так и разведенных актеров. Однажды один из них даже пытался нанять меня, чтобы убить жену. Он так неистово просил меня об этом, что я не мог понять, шутит он или всерьез. В новостях не сообщалось о ее смерти, так что, надеюсь, с ней все в порядке. Все давали мне один и тот же совет – так почему я должен игнорировать его? «Прежде чем жениться, обсуди с будущей женой секс, детей и деньги. Все остальное утрясется как-нибудь само собой, но если не договориться об этих вещах, брак распадется». Большинство из них не обсуждали подобные темы, полагая, что у другой стороны такие же представления обо всем этом, как и у них, что и приводило затем к катастрофическим последствиям.

Говоря о деньгах, обсудите, сколько будете откладывать ежемесячно, должны ли они находиться на общем счету и тому подобное, все самое основное.

Подавляющее большинство мужчин полагают, что после женитьбы секс останется точно таким же – как в том, что касается его частоты, так и самих действий. Однако большинство женщин вносят в него изменения уже после свадьбы. Если пары не обсудят это до женитьбы, их может ждать реальный шок.

Дети могут стать основным яблоком раздора. Как ни странно, проблема не в их количестве или даже желании иметь детей, а в том, как именно они должны воспитываться. Думаю, многие пары обсуждают имена детей, сколько их будет, хотят ли они их вообще, еще до женитьбы. Однако забывают обсудить то, как дети будут воспитываться.

Если каждый из родителей станет воспитывать ребенка по-своему, тот не будет знать, где границы дозволенного, а родители окажутся в состоянии конфронтации друг с другом. В какое время ребенок должен ложиться спать и в каком возрасте? Что ему разрешается: прыгать, бегать, скакать, гулять? Если один из родителей думает, что их пятилетняя Нэнси должна резвиться до тех пор, пока сама не свалится, а другой считает, что она должна лежать в постели уже в семь часов, то перебранок не избежать, а Нэнси, застигнутая врасплох тем или иным из родителей, возразит: «А мамочка (или папочка) разрешил мне».

Обсудите все три указанные темы еще до женитьбы, иначе в один прекрасный день дело закончится судебным разбирательством в одном из мерзких телевизионных шоу типа «Суд идет» или, хуже того, одним из тех шоу, где в семье появляется няня, которая восстанавливает порядок и начинает воспитывать детей. Жуть какая-то!

Кроме того, оставьте один вид полового акта для брака. Женатые люди говорили мне, что хотели бы осуществить со своими супругами один такой половой акт, какого у них не было ни с кем более. Когда я впервые услышал такой совет, мне еще не приходилось заниматься оральным сексом. Я решил приберечь этот вид секса для моей будущей жены, даже если встречу ее весьма не скоро, я подожду. (Но сколько же можно ждать? А что если, того хуже, я вообще не женюсь?)

Многие женатые люди утверждают, что хотели бы, чтобы их супруг или супруга были единственными, с кем они когда-либо спали. Мне трудно в это поверить. Может, просто завидуют, что я все еще свободен, и хотят подпортить мне картину? Видимо, правду я узнаю только тогда, когда на меня наденут хомут.