Мрачная красотка

Ну вот, мы обсудили угрюмую подругу. А как насчет мрачной красотки? Мрачная красотка весьма отличается от угрюмой подруги. Она хороша собой и сыта по горло мужчинами и свиданиями. Любая красивая женщина может стать мрачной в определенный период своей жизни.

Пару лет назад я собирал средства для благотворительной организации под названием «Клуб 20/30», созданной некогда группой молодых специалистов, желавших познакомиться с большим числом женщин, а заодно помочь бедным. Они создали организацию, которая, пользуясь какими-то значимыми общественными событиями и поводами, сводит вместе одиноких молодых спецов, тем самым одновременно убивая двух зайцев. Великолепная идея! Благотворительные акции проводились в баре под названием «Джек Салливан», его больше нет, что весьма прискорбно, потому что мне в нем на женщин везло. (У каждого мужчины есть парочка баров, где ему везет на женщин, а также тех, где его словно не замечают.)

Однажды, будучи в том самом клубе, мы со Стивом оказались рядом с группой студенток, явно искавших какого-то развлечения. Они начали стаскивать с себя блузки, бахвалясь своими прелестями друг перед другом. Весьма просто снять в таких случаях девушку, достаточно сказать ей: «А у тебя красивая грудь». Ясно: Госпожа Бог, видя, что я имею успех у женщин в этом баре, решила прикрыть его.

Я пришел на то благотворительное мероприятие в клубе с несколькими своими приятелями. Всем хотелось с кем-то познакомиться, не то чтобы завязать продолжительное знакомство, а так, сходить на свидание разок-другой. Мы пришли довольно рано, чтобы занять отдельный столик, и пробыли там всего несколько минут, когда в бар вошла симпатичная рыжеволосая девушка в сопровождении блондинки. Они, пройдя мимо нас, направились наверх, где расположились у перил ограждения второго этажа. Оттуда им удобно было наблюдать за всеми посетителями первого этажа. Несколько раз в течение первых же минут двадцати я поймал на себе взгляд рыжеволосой. Я также оценивающе поглядывал на нее: красивая, чуть больше тридцати, рост около 165, хорошая фигура, чудная крепкая попка. Груди у нее были чуть больше пригоршни, что мне нравилось, и выглядели весьма соблазнительно, особенно контрастируя с ее длинными рыжими волосами.

Она постоянно оглядывала зал, внимательно рассматривая мужчин, и казалась немного раздраженной, то и дело скрещивала руки, не улыбалась и не разговаривала. Я решил не приставать к женщинам, оставаться за своим столиком. Не лучшая стратегия, чтобы познакомиться? Неверно. Для разных типов женщин нужна разная стратегия. А многие мужчины пользуются одной и той же, пытаясь познакомиться: идут куда-нибудь, подкатывают к девушке, а если она не проявляет интереса или у нее обнаруживается бойфренд, принимаются за следующую. Недостаток данной тактики состоит в том, что женщины обычно замечают, как мужчина скачет от одной к другой, это их оскорбляет и является огромной ошибкой. Такая тактика срабатывает только с миссками, тщеславными женщинами и девушками с низкой самооценкой. Эти три типа испытывают сильную потребность чувствовать себя так, будто они самые желанные из пристутсвующих. Если мужчина скачет от одной к другой и ему удается привлечь внимание женщин, к которым он пристает, он тем самым возбуждает состязательный интерес у миссок и других женщин с низкой самооценкой. Когда он выбирает одну из них, она чувствует так, словно одержала победу над другими. Ей это важно. Уверенным в себе женщинам не нужна подобная самореклама. Они не станут разговаривать с мужчиной, который явно «вышел на охоту». (В случае, если мужчину избегает большинство женщин, к которым он пытался подъехать, что нередко случается, девушки с низкой самооценкой едва ли заговорят с ним: не захотят связываться с тем, кого отвергли другие.)

Вот почему некоторые красивые уверенные в себе женщины, так называемые красотки «на все сто» (не люблю подсчитывать баллы), иногда встречаются с физически не очень привлекательными мужчинами: они-то знают, что неотразимы и им ничего не нужно доказывать, поэтому у них нет желания с кем-то состязаться. Им не надо, чтобы другие женщины завидовали им, дабы чувствовать себя конкурентоспособными. Они могут встречаться с кем вздумается, как в случае с Никки Кокс и Бобкэтом Голдуэйтом.

Почему я не люблю подсчитывать баллы? Да потому что это ни о чем не говорит. То, что для одного десять баллов, для меня семь, и наоборот. Каков критерий? Все очень субъективно. Многие мужчины дают женщинам с большим липовым бюстом высокий балл. Я не нахожу ничего привлекательного в фальшивых сиськах и даю тем же женщинам низкий балл. Многие журналы считают Халли Берри самой красивой женщиной в Голливуде, я же предпочитаю Клэр Форлани. И не секрет, почему: сравните их глаза и вспомните, что является моей слабостью в женщинах. Всякого рода рейтинги с помощью баллов оскорбляют. Я просто описываю женщину, а вы уж сами присваивайте ей номер на основе своих предпочтений, если вам так хочется.

Рыжеволосая не была мисской, она не проявляла признаков низкой самооценки. Наблюдала за мужчинами и, похоже, обсуждала их со своей подругой. То и дело стреляла глазками в моем направлении. Что она видела, глядя на меня? Мужчину, который пришел пообщаться с друзьями. Я разговаривал только с теми женщинами, которые оказывались поблизости или приставали ко мне. Я не охотился за ними.

Некоторые пытались склеить рыжеволосую, но она всех отшивала. Вела себя так, будто не собиралась ни с кем знакомиться. Одному все же удалось ее разговорить. Он был огромный, под 190, крепко сбитый, примерно моего возраста, лет двадцати восьми. Поболтав с ней немного, он перекочевал к более молодым. Когда и с ними не срослось, вернулся к ней, пока его внимание не привлекла новая юная мисска. Так повторялось несколько раз. В конце концов он остановился на рыжеволосой и юной мисске – кому из них повезет заарканить его? В процессе всего этого рыжеволосая не переставала поглядывать на меня. Я терпеливо ждал. Тактика верзилы на ней не должна была сработать, так что я не беспокоился по поводу него. Тут пришел Стив, и я, указав на верзилу, стал высмеивать его; то же самое делала рыжеволосая с подругой. Я не сомневался, что она заметит это.

Было действительно очень забавно. Верзила обходился с рыжеволосой и мисской совершенно одинаково. В том и заключается одна из самых серьезных ошибок большинства книг, дающих советы мужчинам по поводу их отношений с женщинами, – обращаться со всеми одинаково. Даваемые ими советы направлены главным образом на знакомство и привлечение внимания смазливых пустышек. Тем не менее они настаивают, что совет хорош для всех. Они не делают различия между женщинами, сваливая всех в одну кучу. Это все равно что утверждать, будто все игроки в бейсбол одинаковы только потому, что играют в бейсбол. Конечно, это неправильно: одни лучше забивают, другие лучше подают, третьи лучше перемещаются по полю и т. д. С женщинами то же самое, вот почему ключ к успеху – наблюдение, а не следование каким-то установленным процедурам.

Бар пустел по мере приближения времени закрытия. Рыжеволосая стояла, продолжая наблюдать поверх перил. Ее подруга трепалась с каким-то парнем, а верзила болтал с мисской. Пришло время действовать. Я поднялся по лестнице и подошел к ней. Молча облокотился на перила рядом с ней, глядя туда, куда смотрела она, но заговорил не сразу, обождав пару минут.

– Вы наблюдали отсюда за людьми весь вечер. И что же вы там высмотрели?

– Вон тот парень хочет пойти домой вон с ней, он ей нравится. А тот верзила всем уже надоел. А вот этот – голубой, но еще сам не знает, – сказала она, указывая на посетителей.

Упомянутый ею верзила был тем самым, что пытался охмурять ее. Она продолжила говорить о нем:

– Он просто хочет снять какую-нибудь малолетку. Довольно жалкая картина: все хотят одного – затащить кого-нибудь в постель. Мне все это уже осточертело. Хочешь трахнуть – просто скажи, что хочешь трахнуть, понятно?

Прямо и откровенно. Мне нравятся такие женщины – это признак зрелости и уверенности. Краешком глаза я увидел, как ко мне приближается Стив. Он подошел как раз в тот момент, чтобы услышать «Хочешь трахнуть – просто скажи, что хочешь трахнуть», и недоверчиво покачал головой. Я мог бы сказать, что хочу трахнуть ее. Многие бы так и сделали, но это было бы неправильно. Она бы поняла, что я говорю то, что она хочет услышать, и это бы раздосадовало ее.

Ее задело, что верзила увивался за более юной особой, и она не собиралась мириться с этим. Чего она хотела? Трахнуться? Уйти с верзилой? Она жаждала победы: не той, что испытывает мужчина, заполучив женщину, а скорее той, что стала бы торжеством всех женщин над мужчинами. Я с радостью готов был предоставить ей такую возможность, она заслуживала ее.

– Вы просто сразили меня наповал. Никто никогда не сражал меня наповал так, как вы, – ответил я в тон ей.

– Правда? – улыбнулась она.

Мы потрепались с ней минут десять. Она была довольно мрачна. Помимо досады из-за верзилы и вообще по поводу свиданий, она устала от своей работы, которую ненавидела, злилась на парня, с которым «вроде как встречалась», а также на свою семью. Нужно было как-то переключить ее на другую волну.

– Потанцуем?

– Но здесь нет танцплощадки.

– А теперь есть, – сказал я, подхватывая ее.

Она вновь улыбнулась. Мы со Стивом по очереди прошлись с ней несколько раз, пока он не ушел. После его ухода мы стали целоваться. Ее звали Лайза. Вскоре бар стал закрываться. Мы с Лайзой вышли. Она не попрощалась с верзилой, уже брошенным к тому времени мисской.

Я хотел Лайзу. Она будоражила меня, словно глоток свежего воздуха в барах, насквозь пропитанных миссками. Когда мы вышли наружу, она тут же поймала такси. Я подумал, что она сейчас вскочит туда, пробормотав что-то вроде «Приятно было познакомиться», и умчится прочь. Вместо того она открыла дверцу и посмотрела на меня:

– Ну так как, едем к тебе или ко мне?

Какой приятный сюрприз! Я жил ближе, поэтому отправились ко мне.

Водители такси, наверное, зарабатывают более всего на парочках, решивших провести ночь вместе. Я заплатил двадцать долларов за проезд, стоивший восемь. Парень, которому улыбнулось счастье, не станет ждать сдачу, чтобы у женщины не было времени одуматься. Ему надо, чтобы такси отъехало как можно скорей, прежде чем девушка передумает и решит ехать домой. Вот так водителям перепадают большие чаевые.

У меня дома события развивались довольно быстро. Присев на диван, мы предались ласкам, в ходе которых мне удалось стащить с Лайзы блузку и брюки. Она оказалась в черных сексуальных стрингах и черном бюстгальтере. Спустя некоторое время я приступил было к бюстгальтеру, но она оттолкнула меня и вместо того сама сорвала с меня одежду, собираясь… кусаться. Она покусывала мою грудь, сначала потихоньку, потом все сильнее и сильнее. Мне показалось, что она вот-вот оторвет мои соски напрочь, так было больно. Она стала опускаться ниже. Я тут же испугался, что и там, внизу, она все откусит! (Слава богу, этого не произошло.) Что-то подсказывало мне, что тем все и кончится – минетом. Но я хотел большего, поэтому начал предпринимать действия со своей стороны.

Я остановил ее на полпути к моему члену (мужчины не так уж часто делают такое) и вернулся к ее белью, пытаясь стянуть его. С лифом трудностей не возникло, но когда я попытался снять трусики, она вцепилась в них. Я лизал ее лобок, зная, что таким образом заставить женщину избавиться от трусов, если она колеблется, куда легче. Сработало! Она вздохнула и отпустила, а я быстренько стащил их к своей огромной радости: ее лобок украшал узкий треугольничек, не слишком большой и не слишком маленький, выглядевший весьма привлекательно, лучшей стрижки я больше не видал. Она оказалась натуральной рыжей. Я развернул ее и некоторое время покусывал ее сладенькую попку, а потом завалил на спину. Кожа у нее была довольно пористой, что немного разочаровало меня, но я справился. Натянул резинку и приготовился войти. Неожиданно она обмякла, глаза закрылись, и она замерла.

– Лайза? Лайза? С тобой все в порядке? – прошептал я.

Она кивнула и пробормотала что-то невнятное.

– Ты хочешь, чтобы я продолжал?

Она вновь кивнула и что-то пробормотала. Она явно не хотела принимать участия в этом или просто прикидывалась, недовольная тем, что я хитростью снял с нее трусы. Возможно, то было действие алкоголя или усталость, неожиданно вызвавшая приступ слабости. Она находилась как бы в полусне. Я задумался. Вот она, лежит голая прямо передо мной. Она хотела, чтобы я трахнул ее, и я намеревался сделать то же. Все слишком просто. Я сам чувствовал себя неважно, так как выпил немало. Я потерся об нее немного, рассчитывая, что это приведет ее в чувство. Она прошептала сквозь сон:

– Ммм, как приятно.

Я слегка вошел в нее. Ничего. Я вынул. Ни тебе ответных поцелуев, ничего, как будто умерла. Ч то же это выходит – изнасилование ? Я висел над ней минут десять, пытаясь решить, шпокнуть ее или нет. Она была так красива, лежа голой. Кроме того, мне жутко хотелось писать, а одно с другим, как известно, несовместимо, поэтому надо было кончить, чтобы справить свою нужду. Я решил, что так не пойдет, и впервые понял, как мужчины при определенных обстоятельствах совершают подобные поступки. Мысль о том, чтобы оттрахать женщину, находящуюся в бессознательном состоянии, никогда ранее не приходила мне в голову. Но перспектива отделать лежавшую передо мной голую Лайзу с дерзко торчавшими вверх сосками и таким славным треугольничком была вполне реальной и манила меня. Я боролся с собой еще минут десять: битва воли и гормонов происходила во мне, и воля казалась на грани поражения. В конце концов я решил, что просто не могу заставить себя это сделать. Я разложил кресло-кровать, снял презер, чтобы дать возможность гормонам затем вновь броситься в еще более эффектную атаку, и прилег рядом с ней.

Я наблюдал за тем, как она спит, почти всю ночь. Когда стало холодно, набросил одеяло и свернулся калачиком рядом с ней. Она тут же прижалась ко мне. Я то и дело отворачивал одеяло, чтобы еще раз глянуть на нее, потом вновь накрывал. Я забыл про то, что хотел писать, боясь, что если решу эту дилемму в свою пользу, она вдруг проснется и пожелает секса. Не хотелось совершать ошибку, что стало бы огромным разочарованием для меня и моих гормонов.

Я провел около восьми часов с полной эрекцией – гораздо больше, чем длится предполагаемое действие столь разрекламированной «Виагры». Я даже не знал, что такое возможно. Я не мог спать, будучи чрезмерно возбужден из-за того, что голая женщина лежала рядом со мной. Наверное, можно было оставить ее и пойти в свою постель, но мне тогда это и в голову не приходило. Да и о чем вообще способен думать мужчина, лежа рядом с прекрасной голой женщиной? Даже если бы мне и пришло такое, отправиться в свою постель означало бы потерять многообещающую перспективу, ни один не сделал бы этого.

Так я и продолжал лежать в течение восьми часов в эротическом дискомфорте. Это было мучительно. Госпожа Бог явно наслаждалась. Она знала, что я вряд ли позабочусь о себе, и вынудила выпить все то количество пива, которое я выпил, чтобы наполнить мой мочевой пузырь, а затем усыпила голую женщину, оставив меня в замороженном состоянии. Вот сука!

Лайза проснулась рано утром с жуткой мигренью. Я уверил ее, что секса у нас не было.

– А ты мог бы, я и сама хотела, но, пожалуй, я рада, что ничего не было.

– Не думаю, что это доставило бы мне удовольствие, когда ты лежала в полной отключке. Секс для меня – своего рода вид спорта, в котором участвуют все.

Я проводил ее до такси и поспешил домой, чтобы, наконец, завершить незаконченный акт – господи, как же мне стало хорошо! Никогда еще в жизни я не испытывал такого облегчения после того, как пописал.

Благодаря Лайзе я понял три вещи.

• Любой мужчина может оказаться в положении насильника.

• Нужно обходиться поделикатнее с женскими сосками.

• С мрачными красотками надо вести себя умеючи.


Никогда не представлял, что окажусь в положении насильника. В ту ночь, тем не менее, это случилось, и мне потребовалось немалое самообладание, чтобы удержаться. Гормоны – чудовищная сила, особенно если их количество в три раза превышает нормальное. Бывают разные виды изнасилования. Один вид – изнасилование женщины ее партнером. Другой – то, что случилось со мной, когда женщина не в состоянии дать свое согласие по той простой причине, что пьяна. Думаю, такого рода изнасилование – вопрос довольно спорный. Если парень с девушкой оба пьяны и между ними произошел секс, она не несет ответственности за свои действия, тогда как его могут обвинить в изнасиловании. Если женщина не несет ответственности за то, что согласилась на секс, потому что была пьяна, как можно обвинять мужчину в том, что он занимался сексом, будучи пьян? Страшно подумать, сколько реальных подобных случаев расследуется и доходит до суда. К счастью для мужчин и женщин, тому существует естественная преграда: мужчина, который настолько пьян, что не в состоянии ясно думать, обычно не в состоянии и в достаточной степени возбудиться, чтобы иметь секс.

До ночи с Лайзой я представлял себе сценарий изнасилования так: женщина пьяна, а мужчина трезв. При таком сценарии мужчина, понятное дело, злоупотребляет положением женщины. Я сразу же отказался от подобной идеи, когда завис над почти бесчувственным телом женщины, подумав: «О господи, это же изнасилование!». Чаще всего пьяны бывают оба. Изнасилование – еще одна причина, чтобы держаться подальше от пьяных женщин. Если мужчина, сам будучи нетрезв, приводит пьяную женщину домой, они наверняка займутся сексом, и тогда его с легкостью можно будет обвинить в изнасиловании. Как и пьяная женщина, отправившаяся домой с незнакомцами, такой мужчина ставит себя в небезопасное положение. Лучше не делать этого.

Бывало, я обходился довольно жестоко с женскими сосками, пока мои собственные чуть не вырвали зубами. После того я понял, что надо быть поделикатнее, ну, не так чтобы совсем, но помягче, понежнее.

Закадрив мрачную красотку, вы можете загнать себя в ловушку и создать кучу проблем, если поведете себя неправильно. Она, конечно же, стоит трудов, поскольку обычно не склонна играть во всякого рода игры, так что можно приступать к делу без обиняков. На самом деле я понимал, как надо вести себя с мрачными красотками еще до встречи с Лайзой, но поскольку все те истории закончились вполне благополучно, я о них не стану рассказывать. Трудность с такого рода женщинами двоякая. Во-первых, это может быть женщина любого типа, и надо решить заранее, стоит ли пытаться с ней вообще. Во-вторых, она настроена скептически и критически по отношению к мужчинам, поэтому к ней надо подбираться осторожно.

Мне нравится доставлять удовольствие мрачной красотке. Я чувствую так, будто даю ей нечто такое, в чем она по-настоящему нуждается, а именно: хорошее обращение, секс, уважение. Мрачные женщины потому и мрачны, что их неоднократно разочаровывали, относясь к ним неуважительно. Бывает, однако, что я стараюсь пройти мимо мрачных красоток, потому что у меня нет желания подолгу обхаживать и выслушивать их недовольство. Они требуют слишком больших усилий и энергии.

Лучший способ общения с мрачными красотками – не приближаться к ним. Пусть она себе наблюдает. Обратите внимание на то, как она реагирует. Если поглядывает на вас, стало быть, заинтересована и заинтригована. Она не может вычислить ваше поведение, и это усиливает ее интерес. Тогда только подойдите и поговорите с ней. Если мужчина ведет себя не так, как ей хотелось бы (не так, как все остальные мужчины), у него есть шанс. Мрачные красотки не высматривают себе мужчину, они ищут прямую противоположность ему. Готов доказать это следами от укусов.

Правила секс-охоты по-быстрому

В разное время я работал с Седриком-Весельчаком, Ричардом Джени и Робертом Шиммелем. Все трое – классные парни, и им очень нравилось то, что делал я. У всех них имелась привычка оставаться на сцене дольше, чем им отводилось времени, что вело к тому, что шоу затягивалось. Благодаря этому я познакомился со множеством женщин.

Когда шоу затягивается, публика, пришедшая на следующее представление, выстраивается в длинную очередь, иногда растягиваясь на целый квартал. Очереди – великолепное место для знакомства. В них я повстречал многих своих женщин, и совсем необязательно, чтобы потом был секс, можно ведь просто сходить вместе поиграть в теннис, пообедать и все такое. Это же лучше, чем весь день сидеть в гостиничном номере. У актеров нет светской жизни, если они застенчивы.

Очереди располагают людей друг к другу, сближают, создавая некий общий знаменатель: не надо пересекать комнату, чтобы представиться.

– Какая жуткая очередь! Я стою тут еще со вторника… прошлой недели.

В очереди у людей появляется уйма времени, чтобы пообщаться. В них гораздо тише, чем в набитом битком клубе, хорошо слышно и можно спокойно поговорить. Они создают предпосылки, чтобы обращаться друг к другу снова и снова. Лучше всего, когда человек не может выйти, не потеряв место в очереди.

Не только в очереди, выходя куда-нибудь вообще, просто так, вы можете успешно знакомиться с людьми. Например, околачиваясь вокруг заведений, где запрещено курить, – отличный способ знакомиться с курильщицами, ибо им приходится выходить, чтобы покурить, там они остаются одни, им не с кем перекинуться парой слов – вот вам и еще один общий знаменатель. Конечно, если вы не против того, чтобы целовать пепельницу. (Это довольно неприятно, я знаю, я целовал, скорее, лизал. Мне было года три. На улице лил дождь, мне было скучно. Отец оставил грязную пепельницу на чайном столике. Мне хотелось понять, чего они все находят в курении…)