Чертов ураган

Последний раз я выступал в канун Нового года в Сиу-Фоллз, Южная Дакота. Мне нравилось работать в Южной Дакоте. Там я стал своего рода приманкой, на представления с моим участием билеты продавались полностью – аншлаг. В Южной Дакоте самая лучшая, самая благодарная артисту, проделавшему огромный путь, чтобы попасть к ней, публика. Ко мне относились особенно хорошо, потому что у меня много шуток, связанных с Южной Дакотой, которые я могу исполнять только там. Им это очень нравилось, и они выражали свою признательность, приходя целыми толпами.

Ангажемент происходил в чудном отеле, где актеры и размещались. Там имелось три сцены в разных залах, и мы все выступали на каждой из них в различных шоу. Идея проста: своего рода марафон комиков. Всего в списке было четыре комика, каждый выступал в течение двадцати-тридцати минут, в зависимости от времени появления в программе: чем позже, тем больше времени отводилось актеру. Время появления в каждом из шоу было четко отрегулировано. Первый комик выходил на первую сцену, затем отправлялся на вторую, чтобы выступать снова. Закончив там, шел на третью сцену, тогда как второй актер переходил на вторую, завершив свое выступление на первой. После того как все четыре актера проходили по трем сценам, публика покидала залы, новые зрители заполняли их, и начиналось следующее представление. Актеры повторяли все сначала, весь марафон. Сложновато, но довольно забавно, хотя я не хотел бы выступать подобным образом каждый вечер. Кроме того, оплачивалось это весьма недурно.

В конце первого представления я стал продавать в вестибюле майки, изготовленные мной, и светящиеся в темноте презервативы. Ко мне подошла красивая девушка лет двадцати, ну прямо куколка, в короткой юбке, черных чулках и на высоких каблучках. Ростом примерно 160, но на каблуках выглядела немного выше. Волосы длинные, темно-каштановые. Накрашена была страшенно (обычно меня это отталкивает), но со вкусом. Она мне понравилась.

– А можно одну бесплатно?

– А почему я должен отдавать вам бесплатно?

– Я никогда ничего не покупаю.

– Неужели? Как так?

– Не знаю. Мне всегда все покупают мужчины. Мужчины, которых я даже не знаю.

– Что ж, здесь полно парней, которых вы не знаете. Уверен, какой-нибудь из них купит вам майку.

– Жадина, – надулась она.

Тут подошли ее друзья и жених. Все купили майки, которые я им подписал. Но ей этого показалось недостаточно. Она одернула двумя руками свой топ с глубоким вырезом, открыв верхнюю часть полной налитой груди.

– Здесь тоже распишись.

Как я мог спорить? Жениха это, похоже, раздосадовало, но мне было пофигу. Тот, кто был настолько глуп, чтобы встречаться с такой девушкой, получал то, что заслуживал. Я написал: «Просто объедение», – и оставил автограф. Она прочла и рассмеялась.

– Пошли с нами, у нас VIP-билеты в самый убойный клуб города.

– Не могу, у меня еще одно представление. Хотя мне жаль не побывать в самом убойном клубе Сиу-Фоллза.

Она отдала своему жениху фотоаппарат и развернулась. О боже, какая корма ! Мужчины предпочитают либо сиськи, либо попки. Лично я – попки.

– Сфоткай нас, милый.

Она примостилась своей щедрой упругой задницей прямо мне на колени.

– Тебе ведь нравится, не так ли?

Она ерзала на мне, пока жених делал снимки.

– А так? Так нравится?

Ну каким же тормозом надо быть, чтобы выдержать такое? Ее жених был совершенной тряпкой. Она встала. Я уронил пару маек на колени, чтобы прикрыть эрекцию.

– Приходи, когда представление закончится.

– Вряд ли я смогу тебя найти.

– Скажи, в каком номере ты остановился?

Я назвал.

– Ну ладно, надоело, пошли. Запомни, меня зовут Трейси. Не забудь.

Она проследовала к выходу в сопровождении своего антуража. Я решил, что больше не увижу ее. Отработав второе представление, завалился спать. В два часа ночи зазвонил телефон. Это была Трейси.

– Мой жених вырубился. Хочу прийти потрахаться с тобой.

Я хотел ее жутко. Я бы вставил ей сзади, держась за ее сиськи всю ночь. Черт, мне так хотелось видеть ее задницу голой, когда она будет беспрестанно звонко шлепаться о мой живот. То было просто издевательство надо мной со стороны Госпожи Бога, желавшей помучить меня. К Сиу-Фоллз приближался ураган, и мне следовало покинуть город через пару часов, чтобы не попасть в него. Я знал, что если Трейси придет, то все займет больше, чем пару часов. Я не смогу остановиться, а буду повторять все снова и снова. Я стану трахаться с ней до седьмого пота, а потом, стоя вдвоем под душем, позволю довести меня до изнеможения, дав ей пососать. А после мне надо будет хорошенько отоспаться, чтобы выдержать долгую дорогу домой.

Как жестоко со стороны Бога использовать стихию, чтобы остановить меня. В Южной Дакоте не строят дорог, вместо того их закрывают, даже те, что соединяют штаты. Если бы я переспал с Трейси, я бы оказался в ловушке на три-четыре дня. Почувствовав привязанность к городу с чужой невестой, лучше немедленно бежать оттуда как можно дальше, а не сидеть в гостиничном номере, словно в западне. Трейси умоляла меня по телефону, но я сопротивлялся.

– Ничего не поделаешь, но было бы не-за-бы-ва-е-мо. Не-за-бы-ва-е-мо, ну просто невообразимо.

Повесив трубку, я погрозил кулаком Богу. Я отправился в Чикаго пару часов спустя, и слава богу: я буквально гнался наперегонки с ураганом. Я видел его в зеркале заднего обзора всю дорогу, возможно, всего в получасе от меня. Их просто завалило снегом. Через час после того, как я приехал в Чикаго, повалил снег. Выпало сантиметров пятьдесят. Я слушал новости: Южная Дакота была отрезана от мира несколько дней.

Я поддерживал контакт с Трейси. Как ни удивительно, жених бросил ее через пару недель. (Не могу представить, почему.) Мы перезванивались несколько месяцев, после чего она решила нанести мне визит. Ей хотелось, чтобы я показал ей Чикаго, его достопримечательности и все самые убойные ночные клубы. Я понятия не имел, какие в Чикаго убойные клубы и куда ее вести. Кроме того, она хотела развлекаться в компании.

Когда стал приближаться день ее приезда, Трейси позвонила мне, чтобы просвятить меня относительно своих планов. Она собиралась остановиться со своим бывшим другом в дальнем пригороде Чикаго. Как-нибудь вечером они приедут в центр. Она пробудет в городе всего три дня. Я сделал приготовления, намереваясь метелить эту цыпочку в течение всей ночи, во всех позах и на любой мебели, от кухонного стола до… единственной другой мебелью, которая у меня имелась, были кровать и кушетка. Основной темой всех наших бесед являлся секс, мы жутко хотели друг друга. Я даже купил взбитые сливки и спиртное – две вещи, которые никогда не покупаю. Все мои приготовления состояли из этих покупок и того, что я пропылесосил квартиру.

Я пригласил несколько друзей присоединиться к нам, в том числе девушку, которая до того весьма интересовала меня. Ее звали Лаура, она была очень привлекательная, с волосами до плеч, большими карими глазами и чудной попкой. Пару раз мы прошвырнулись с ней, но она не позволяла ничего делать, даже целовать ее, не говоря уже о чем-то более серьезном. Я бы переспал с ней, если бы предоставилась такая возможность.

Мы решили, что лучше устроить встречу в популярном баре с танцполом, а не в танцклубе. Первыми пришли Лаура, Стив и еще несколько других моих знакомых. На Лауре был джинсовый комбинезон и минимум косметики… Чуть позже заявилась Трейси со своим бывшим. Мы сразу же прозвали их Кен и Барби. Трейси вырядилась сногсшибательно: короткая белая юбочка с белым топом и белые туфли на высоких каблуках. Никаких чулок, никаких колготок. Коротенькая юбочка едва прикрывал ее прелестный зад. Бывший был высокий, хорошо сложенный парень с черными волосами – Брэд Питт по сравнению с ним бледнел.

Я всех представил. Какое-то время мы околачивалась там, пили, потом решили подняться наверх. Моим друзьям не терпелось пойти наверх вслед за Трейси, чтобы полюбоваться предполагаемым зрелищем, учитывая размеры ее юбчонки. Они едва скрывали свое возбуждение, распустив слюни. Когда мы дошли до лестницы, Трейси повернулась ко мне:

– Иди позади меня, пожалуйста. Не хочу, чтобы кто-то другой подглядывал за мной.

Я, конечно же, согласился, к глубокому разочарованию моих друзей. Наверху мы погоняли в бильярд, где она вновь попросила меня постоять сзади, иначе, когда она наклонялась для ударов, весь клуб видел бы ее красные трусики. Она тесно прижималась ко мне всякий раз, производя удар. И каждый раз ее практически голая попа выглядывала из-под юбки, а красные трусики вызывали у меня эрекцию. Никто, кроме меня, не видел этого. Там не было ни одного чувака, который не хотел бы Трейси. Что до Лауры, то едва ли кто замечал ее, зато она заметила меня.

После того как мы пару раз станцевали с Трейси, неудержимо прижимаясь друг к другу, меня неожиданно пригласила Лаура. Танцуя, я начал целовать ее, а потом вдруг ощутил, как мои руки поглаживают ее попку внутри комбинезона. Затем я просунул руки ей в трусики, в промежность. Потребовалось все мое самообладание, чтобы не перейти границу, пока мы танцевали. Мы вернулись к столу, где у своего бывшего на коленях сидела Трейси. Лаура тоже села мне на колени. Трейси вопросительно посмотрела на меня. Я пожал плечами. Я не имел понятия, почему Лаура повела себя таким образом, но мне это нравилось. Я не осознавал до того, что мои чувства к ней столь сильны, но уже строил планы о том, чтобы завалиться с ней ко мне домой.

Барби с Кеном отправилась к нему, а мы с Лаурой – ко мне. По дороге мы неоднократно останавливались пообниматься и поцеловаться. Мы едва контролировали себя. Придя на квартиру, Лаура внезапно замкнулась и ничего не желала. Она упала на софу и даже не позволила мне поцеловать ее на ночь. Утром мы пошли пешком к ее автомобилю, все еще припаркованному у клуба, держась за руки. Я поцеловал ее на прощанье и сказал, что позвоню. Я звонил ей несколько раз в течение двух последующих недель, но она не отвечала. Что касается Трейси, то мы продолжали перезваниваться с ней еще пару месяцев. Я объяснил, что мне когда-то нравилась Лаура. Она отнеслась с пониманием.

– Я рада, что помогла. Знаешь, то, что было бы между нами, было бы потрясно, но не то, что у тебя с ней. Это не просто химия, это настоящее.

Она была права. К сожалению, я не имел известий от Лауры почти с месяц. Я сходил с ума по поводу всего этого, и потребовались недели, чтобы я успокоился. Я знал Лауру не один год, и, судя по тому, что она делала и говорила, все выглядело так, будто мы вот-вот начнем встречаться всерьез. Лаура водила меня за нос. Я ей был не интересен, ее заинтересовала Трейси, а не я. Как она могла? Мы ведь считались друзьями. Мне так и не удалось затащить Лауру в постель. И я лишился невероятного секса с Трейси. (Спустя пару месяцев мы перестали звонить друг другу, а с Лаурой до сих пор поддерживаем контакт.) Как же ты жестока, Госпожа Бог!

Благодаря Трейси и Лауре я научился шести вещам.

• Считается, что женщины более чутки, но это не так.

• Женщины – злобные и завистливые существа.

• Похотливость – образ мыслей, а не внешность.

• Честность по отношению к себе – важная черта в женщине.

• Баба с возу, кобыле легче.

• Секс по сравнению с любовью – ничто.


Лаура могла бы подумать о моих чувствах в тот вечер, но повела себя крайне эгоистично без всякой цели. Она не хотела спать со мной или хотя бы встречаться, так какое ей было дело до того, что происходило между мной и Трейси? Но ей хотелось показать этой размалеванной девице, что она не кто иная, как всего-навсего потаскушка. Лаура завидовала тому вниманию, какое Трейси оказывали мужчины, и просто хотела превзойти ее. Она устроила состязание между собой и Трейси, не заботясь о том, что больно заденет своего друга. Она желала победы любой ценой.

Многие назвали бы Трейси шлюхой. И многие назвали бы Лауру хорошей девушкой. Почему? По тому, как они одеваются, и тому вниманию, которое получают? Чушь, одно из самых больших заблуждений. Трейси не шлюха. Она честно признается в том, чего хочет, и получает это. Она одевается так, как ей хочется, чтобы привлечь к себе желанное внимание. Она откровенно и прямо говорит о сексе. Она не прячет ничего ни от кого. Она открыто приставала ко мне в присутствии своего жениха. Она готова к ответу за свои действия. Верно, я не хотел бы встречаться с Трейси, но я ее уважаю. Трейси честна с собой в отношении того, кто она есть, – весьма привлекательная черта в женщине. Мужчина знает, чего ему ждать от девушки вроде Трейси.

Хотя Лаура и не шлюха, в тот вечер она вела себя как таковая. Она позволила мужчине, то есть мне, обнимать и целовать ее, тогда как сама не испытывала желания, ей даже хватило наглости обвинить в том, что случилось тем вечером, меня.

– А с тобой, оказывается, надо быть осторожной. Ты не можешь контролировать себя.

Контролировать что? Нечестность? Игры? Заигрывание? Я мог не скрывать свои чувства с Трейси, но с Лаурой все обстояло наоборот.

Она имела возможность заполучить меня задолго до Трейси, но не воспользовалась ею. Не было никакой причины к тому, чтобы она вдруг полюбила меня, и я должен был понять это. Я должен был оставаться с Трейси, несмотря на то, что Лаура интересовала меня куда больше. Я не любил ее, но что-то подобное по отношению к ней испытывал, в отличии от просто сексуального влечения к Трейси, хотя и очень сильного. Секс не идет ни в какое сравнение с любовью.


Время от времени я все еще сожалею, думая о том, как я тогда бы оттянулся с Трейси. Кстати, надо выбросить банку неиспользованных взбитых сливок, которые так и стоят у меня в холодильнике.

Правила секс-охоты по-быстрому

Если бы Бог был мужчиной, то никогда и ничего не менялось бы. Был бы один сезон – лето, и никто бы не умирал. Подумайте об этом. Когда мужчины чувствуют себя комфортнее всего? Сидя в обшарпанном кресле, купленном еще в колледже, в рваном свитере двадцатилетней давности, доставшемся от брата. Все и постоянно меняют женщины, иначе им скучно.

«Нам нужна новая мебель, наша уже вышла из моды.»

«Надо завести новых друзей, наши надоели.»

Смерть и смена сезонов – для Госпожи Бога это всего лишь способ что-то переделать, чтобы не было скучно. Поэтому я всегда ухмыляюсь, читая заголовки в женских журналах, лежащих где-нибудь в фойе гостиниц и тому подобных заведениях.

«Изменения, которые необходимо сделать женщине, чтобы удержать мужчину».

«Что нужно изменить, чтобы удержать Его».

«Как изменить Его».

Эти статьи пишутся только для того, чтобы рекламировать товары и тем самым увеличивать их продажу. Купите новое нижнее белье, а вот – новые духи и т. д. и т. п. Так все и продается.

Что на самом деле нужно женщине, чтобы удержать мужчину? Ничего. Если он выбрал ее, она для него и так хороша. Женщины теряют мужчин больше от того, что меняются сами или пытаются изменить мужчин. Подавляющее большинство мужских разговоров о том, что вот, мол, закончились их полугодовые отношения, начинаются с фразы: «Она изменилась». Чаще всего это означает, что она пыталась изменить мужчину – нечто, чего она не пыталась делать, когда они начинали встречаться, поэтому он и рассматривает это, как то, что она «изменилась».

Не верите мне? Проследите за заголовками в мужских журналах.

«Она пытается изменить вас?»

«Как сохранить отношения навсегда».

Психология bookap

«Она изменилась? Как избавиться от нее и начать встречаться с ее сексуальной подружкой».

В результате долгих взаимоотношений люди неизбежно меняются. Не надо форсировать события, дамы. Пусть будет и старый свитер, и старое кресло. И нам нравится запах ваших старых духов. Да, новое белье, конечно, выглядит прекрасно, но без него, поверьте, еще лучше.