Часть вторая. На пути к возмездию.

Глава вторая. Техас просыпается.


. . .

4.

14 октября 2000 года. Париж.

Молодой мужчина лет тридцати пяти - сорока, одетый в темно синий плащ и темную шляпу, медленно шел по бульвару Сант-Мишель в сторону Люксембургского сада. Несмотря на отсутствие солнца и пасмурную погоду, на нем были темные очки. Вот он замедлил шаг и, подойдя к прилавку с книгами, стал лениво просматривать лежащий товар. На самом же деле он боковым зрением рассматривал, что делается на бульваре слева и сзади него. Правая рука, которую он не вынимал из кармана плаща, лежала на револьвере.

Несмотря на то, что по маршруту на встречу в Люксембургском саду его сопровождало четыре телохранителя, он привык никому, кроме себя, не доверять и постоянно проверялся. Дело в том, что этот молодой мужчина был Майкл О'Брайен, ирландец, один из лидеров Ирландской Республиканской Армии (ИРА), который руководил ее военной секцией. Англичане дорого бы заплатили даже за малейшую информацию о его местонахождении.

После известного совещания второго сентября в Цюрихе, в "ИРА", через связника из Алжира, поступило сообщение о том, что лично с Майклом О'Брайеном хочет встретиться Жобер Пино, личный представитель генерального директора нефтяной фирмы "Тоталь Франсе", по вопросам оказания "ИРА" финансовой помощи. Уже через неделю руководство "ИРА" имело полную информацию о самой фирме "Тоталь Франсе" и ее руководителях.

По полученной информации выходило, что французская фирма имела все основания видеть в лице Англии своего врага и желать с ней поквитаться. В 1997 году фирма "Тоталь", русский "Газпром" и малазийская фирма "Петронес" заключили с Ираном контракт на 2 миллиарда долларов на разработку крупного иранского газового месторождения. США тогда пригрозили санкциями против этих фирм за сотрудничество с Ираном и, в первую очередь, против "Тоталь", как ведущей фирмы в этой сделке.

Наглый диктат Америки вызвал тогда в Европе шквал возмущений, и США сделали шаг назад, тем более что правительство Франции, в лице ее президента Жака Ширака и премьер-министра Л.Жоспена, демонстративно высказали жесткую критику политики, проводимой Вашингтоном. Но уже в начале 1999 года США при помощи сионистских банкиров, возглавляемых финансовым аферистом Соросом, провели против Франции и ее ведущих фирм широкомасштабную подрывную акцию по снижению котировок их акций и государственных ценных бумаг, резко ослабив позиции Франции в Европейском Союзе и его финансовых институтах.

Имена участников этой гнусной подлости банкиров и финансовых аферистов, возглавляемых Соросом, при помощи русской разведки, попали во французскую и европейскую печать. По Франции прокатились еврейские погромы и требования изгнать евреев из страны. Тогда едва удалось избежать кровавых последствий, но во Франции оказалось много сил, которые решили не оставлять это дело без ответного удара. Особенно тогда возмутила французов позиция Англии, поддержавшей США и назвавшей Францию страной антисемитов и неофашистов, хотя премьер Англии имел другую позицию.

Консерваторы Англии, оплачиваемые банками США и семейством еврейских банкиров Ротшильдов, начали травлю премьер-министра страны за его дрейф в сторону большего сближения с Европой, чем с Америкой. В феврале 2000 года они вынудили его уйти в отставку. При беспрецедентном вмешательстве Всемирного Сионистского Конгресса, политиков США и банкиров Европы и Америки в предвыборную кампанию, в Великобритании в 2000 году к власти вновь пришли консерваторы. Трезвые головы тогда предупреждали, что консерваторов привели к власти чтобы погубить Великобританию... Они были недалеки от истины.

После падения курса ценных бумаг французских фирм, Америка, при помощи своих марионеток в Европе, начала широкомасштабное преследование фирмы "Тоталь", которая в 1997 году отвергла диктат Вашингтона. За полгода с "Тоталь" было расторгнуто семь контрактов на общую сумму более трех с половиной миллиардов долларов. Близился крах фирмы, и тогда ее руководство при поддержке правительства Франции решило реформировать "Тоталь" путем слияния с двумя другими, более мелкими фирмами. Так появилась на свет новая фирма "Тоталь Франсе", которая решила воздать Великобритании за ее подлое поведение в конфликте фирмы с США и нанесение ей огромного ущерба. Так родился альянс "Тоталь Франсе" с "Национальным Фронтом" Ле Пэна, отстаивающего достоинство Франции и защиту ее национальных интересов.

* * *

Руководство Ирладской Республиканской Армии дало разрешение на встречу Майкла О'Брайена с представителем фирмы "Тоталь Франсе" Жобером Пино в Париже. Но выбор места встречи остался за "ИРА". Через связного фирме сообщили, что встреча состоится четырнадцатого октября. Конкретное место контакта и его время будут сообщены Жоберу Пино за час до встречи. Майкл хорошо знал Люксембургский сад Парижа, все его входы и выходы, прилегающую к нему территорию. Он всегда предпочитал встречи на открытом пространстве, где всегда было больше возможностей для маневра и отхода, чем в замкнутом пространстве помещения, где можно было оказаться как в мышеловке.

О'Брайен был всегда предельно предусмотрителен, поэтому и оставался неуловимым для английской полиции. Он никому не доверял, даже близким женщинам. Он не мог рисковать, так как его жизнь принадлежала не ему а Ирландии, была посвящена не радостям жизни, а бескомпромиссной борьбе за освобождение своей родины от колониального господства Великобритании. Так и сегодня. Даже на случай провокации, в которую могла быть втянута и фирма "Тоталь Франсе", он тщательно подготовил себе пути отхода.

Во время встречи в саду его будут страховать вооруженные до зубов четыре телохранителя. На бульваре Сайт Мишель, у Геологического музея, его ожидает мотоциклист. В шестидесяти метрах от него, у входа на станцию метро "Люксембург", стоят еще два боевика "ИРА", готовые прикрыть отход О'Брайена по линии метро. На улицах, примыкающих к саду с севера и юга, его также поджидали мотоциклисты. В случае отхода О'Брайен всегда предпочитал мотоцикл, хотя при этом оставалась открытой для возможного обстрела спина и голова. Но этот недостаток перекрывался белее широкими возможностями мотоцикла перед машиной в случае ухода от преследования. Там, где может пройти мотоцикл, не пройдет никакая машина...

* * *

О'Брайен вошел в сад и пошел по правой боковой аллее. Метров через шестьдесят он увидел одиноко сидевшего на лавочке мужчину в светлом плаще, державшего в руках зонт-тросточку, условный знак Жобера Пино. О'Брайен подошел к французу и поздоровался. Через несколько минут они уже вели конкретный разговор под неусыпным контролем четверых телохранителей Майкла О'Брайена. Вот их диалог.

Жобер Пино. Господин О'Брайен, я постараюсь быть предельно лаконичным. Мы не сомневаемся в том, что ваша организация, прежде чем дать добро на нашу встречу, навела о нашей фирме справки, хотя она и известна во всем мире. Поэтому перехожу сразу к сути дела. Те потери, которые понесла наша фирма и, в частности, Франция, подвигли целый ряд высокопоставленных людей и фирм страны воздать должное и Америке и Великобритании, сыгравшей в этом деле не последнюю роль.

Поэтому мы готовы помочь и вашей организации, так как освобождение Северной Ирландии от владычества Лондона и ее воссоединение с Дублином нанесет существенный удар по Великобритании и не даст возможности оставаться у власти консерваторам, которые в своей политике идут на поводу у Америки и ее сионистских кругов. Для этого мы готовы будем оказать вам соответствующую финансовую помощь, но при условии стратегического подхода к этому серьезному вопросу. Ведь и вам и нам нужен результат.

Майкл О'Брайен. Что вы имеете в виду, месье, говоря о стратегическом подходе и каковы размеры помощи "ИРА", которую вы можете оказать?

Ж. П. Речь идет не об отдельных акциях борьбы против Лондона, выражающихся в одиночных террористических акциях и организации время от времени массовых беспорядков и митингов. Речь идет о серьезной подготовке кадров для "ИРА", которая, скажем, через года три-четыре, составляла бы двадцать пять - тридцать тысяч великолепно обученных и дисциплинированных бойцов. О широком внедрении своей идеологически подготовленной молодежи в структуры полиции, спецслужб, государственных органов, в прессу и на телевидение, которые могли бы в день "X" выступить с вами единым фронтом за освобождение Северной Ирландии. Это длительная и кропотливая работа, но она со временем даст свои плоды. В этом плане у нас будет одно условие. Та работа и те акции, которые вы осуществляете сегодня, не должны прекращаться, но массовое, общее выступление вы осуществляете в сроки, о которых сообщим мы. Почему такое условие? Потому что мы со своей стороны предпримем определенные шаги против Англии, которые не только свяжут ей руки в вопросах борьбы с вами, но и значительно ее ослабят, что во многом облегчит и вашу задачу. На всю подготовку необходимых для этого мер может уйти от четырех до пяти лет. Долго, но зато больше шансов на успех.

Теперь о финансах. Мы готовы будем, начиная с нового года, ежегодно выделять вам по шестьдесят миллионов долларов на эти цели. В последний год перед общим выступлением вы получите еще сто миллионов. Если вы мобилизуете свои усилия по сбору финансов из других, традиционных для вас источников, то к искомому времени вы сможете собрать сумму, достаточную для подготовки и экипировки тридцати пяти-сорока тысяч отлично подготовленных боевиков и девяноста-ста двадцати тысяч ваших активных сторонников.

М.О'Б. Нас бы устраивал такой вариант. Но все же нужно знать хотя бы ориентировочные сроки выступления для координации всей нашей работы и планирования, сроки и каналы поступления финансов и возможной помощи в приобретении современного оружия.

Ж.П. Видите ли, точную дату назвать не сможет никто, так как она зависит от многих факторов. От международной ситуации, внутреннего положения в Англии, нашей готовности по другим операциям против Лондона. Но ориентировочно могу сказать, что это будет 2005 или 2006 год, а там уже время покажет.

Что же касается финансов, то здесь сложностей не будет. Деньги мы будем переводить через подставные фирмы из разных стран. Вам необходимо будет ежегодно регистрировать по тридцать-сорок фирм-однодневок, на счета которых будут перечисляться небольшие суммы в один-два миллиона долларов, которые, после получения денег, вам нужно будет ликвидировать. Таким образом, будет устранена опасность выхода полиции на получателя денег.

Но это я вам говорю уже банальные истины.

Теперь по оружию. Думаю, здесь проблем не будет. Помимо ваших каналов, мы выведем вас на посредников, через которых без особых помех можно будет организовать поставку оружия через Алжир и Тунис. Сложность будет в другом - в доставке его на место. Здесь мы продумываем несколько вариантов, и в частности, доставку подводными лодками в территориальные воды Ирландии и выгрузку их водолазами на мелководье в условленных точках залива Лох-Суилли, на севере Ирландии. Оттуда грузы можно с помощью аквалангистов и рыбаков доставлять в поселок Банкрана, от которого рукой подать до Лондондерри.

Другой путь по железной дороге. Наша "Женераль Транс Уорлд" поставляет английской фирме "Грин Экспресс" грузовые вагоны, которые в основном используются на экспрессах при перевозках Англия - Франция. Десяток вагонов будет сделан по спецчертежам со специальными нишами в днище, при этом, за счет облегченных конструкций, вагон будет легче на 800 килограммов, что даст возможность, при наличии своих людей в системе железных дорог Англии, беспрепятственно развозить оружие по всей Англии, направив часть этих вагонов на внутренние перевозки.

Психология bookap

В-третьих, мы планируем купить в России два суперскоростных вертолета "Летучая мышь". Мало того, что они невидимы для радаров, но они и бесшумны. У них двигатели с шумопоглощающим агрегатом, работающим по принципу гасящей волны, когда на звуковую волну от двигателя вертолета накладывается звуковая волна, вырабатываемая нейтрогенератором, но с обратной амплитудой, в результате чего гасится звук двигателя. Этими вертолетами можно будет доставлять оружие уже непосредственно в Англии и в Северной Ирландии...

О'Брайен и Пино еще минут двадцать обсуждали некоторые другие вопросы сотрудничества на территории Франции в решении ряда проблем, важных для фирмы "Тоталь Франсе". После этого они встали, попрощались и пошли в разные стороны, Жобер Пино - в сторону бульвара Сен-Жермен, где находилась его фирма, используя пешую прогулку для дополнительной проверки в отсутствии слежки. А О'Брайен с сопровождающими его на расстоянии телохранителями, - к южному выходу из Люксембургского сада. В это время из-за прогалин в облаках, затянувших парижское небо, брызнули лучи солнца, позолотив на дорожках сада опавшую осеннюю листву.