Часть вторая. На пути к возмездию.

Глава вторая. Техас просыпается.


. . .

5.

27 октября 2000 года, Германия, Дюссельдорф.

Дюссельдорф, административный центр земли Северный Рейн-Вестфалия, самой большой по численности населения земли Объединенной Германии, на пороге XXI века перешагнувшей рубеж в тридцать миллионов человек, был крупнейшим политическим центром страны. Здесь, в Руре, билось промышленное сердце Германии и кипели политические страсти амбициозных политиков.

В конце XX века Рур был уже не столько центром угольной и сталелитейной промышленности, сколько средоточием точного машиностроения, химической и военной промышленности Германии. На небольшой территории в тридцать одну тысячу квадратных километров расположились крупнейшие города Германии - Кельн, Дюссельдорф, Дортмунд, Эссен, Дуйсбург и бывшая столица - Бонн.

По мере роста экономической мощи Германии, занимающей четвертое место в мире, естественно росло и благополучие ее населения. А набитый желудок всегда вел к заплесневению мозгов. Проталкиваемый мировым сионизмом принцип открытого свободного общества и масса законов, принятых, под давлением США, Великобритании и Израиля продажными политиками Германии, ущемляли права коренного населения - немцев - и давали очень широкие возможности иностранцам и, особенно, евреям, устремившимся на постоянное место жительства в эту страну. Стратегия этого шага была продиктована Всемирным Сионистским Конгрессом и направлена на интернационализацию всех стран, где жили диаспоры евреев или куда они только стремились проникнуть. Эта стратегия мирового сионизма была направлена на размывание единства коренных народов этих стран, создавала межэтническую и социальную напряженность и снижала потенциальные возможности основной нации к сопротивлению этим деструктивным процессам, ибо в конечном итоге вела к закабалению этих стран мировым сионизмом.

То, что стало со странами Европы, Америки и Германии в первую очередь - самый яркий пример, - размышлял о бедах своей страны Дитер Возбах в оставшееся до совещания время. Через тридцать минут соберутся руководители региональных организаций Народной партии Германии, которых Возбах вызвал в Дюссельдорф на срочное совещание.

Дитер Возбах, тридцативосьмилетний инженер-химик, оставил свою профессию десять лет назад, после падения Берлинской стены и объединения двух Германий. В 1992 году он с друзьями-единомышленниками основал Народную партию Германии, главной целью которой была помощь безработным. В 1991 году, после третьей волны сокращения рабочих на их заводе, он в знак протеста подал исполнительному директору заявление об уходе. Многие тогда посчитали его сумасшедшим. Оставить работу, когда кругом идет сокращение кадров. Но он знал, что делал. Именно последняя волна уволенных рабочих и стала костяком созданной им партии.

Дитер к этому времени уже серьезно интересовался политикой и историей. Докопался он и до скрытых политических пружин в современном мире, которые двигали марионеточными канцлерами, министрами, чиновниками. Склонный еще с университетской скамьи к анализу, он постепенно вычленил тенденцию, по которой в банковские и финансовые структуры на руководящие посты проникали сионисты, выкресты и послушные немецкие лакеи. Понял он и механизмы, по которым банки загоняли предприятия в ситуации, когда неизбежным снижением себестоимости становилось только сокращение, причем сокращение не просто рабочих мест, но в первую очередь, высокооплачиваемых руководящих постов, куда тотчас устремлялись вместо немцев, евреи и их ставленники, а на рабочие места - иностранная рабочая сила: турки, курды, поляки, арабы, чехи, которые согласны были работать за тридцать-сорок процентов от того, что платили немецким рабочим.

Отсюда становилась понятной и политика открытых дверей. Хлынувшие в Германию иностранцы стремительным потоком стали разрушать социальные завоевания, которых немцы добивались у предпринимателей десятилетиями. Понятно было, что начнется массовое вытеснение немцев с рабочих мест теми, кто за гроши, по немецким понятиям, готов был заменить их у станков, машин, автоматических линий, отбирая кусок хлеба. В 1995 году пикеты, организованные его малочисленной партией у сталелитейной компании в Вупертале, закончились потасовкой с ее охраной, арестом активистов партии. Тогда Дитеру пришлось отсидеть в тюрьме шесть месяцев за якобы организованные массовые беспорядки.

Тогда впервые к нему пришла известность в масштабах страны. Ряд газет и телеканалов поддержали выступления его партии в защиту интересов немцев и претензий к владельцам фирмы. Его заметил Гюнтер Шмидт, владелец ряда крупнейших химических предприятий из Кельна, фактически химический магнат Германии. Нет, Шмидт не предложил молодому политику работу в своей фирме, он смотрел на десяток лет вперед. Человек, бросивший в знак протеста работу ради своих товарищей-немцев, оставшихся без работы, не мог быть простым обывателем. Поэтому Шмидт прикомандировал к нему опытного юриста с целью помочь молодому политику осуществлять свои цели в русле законов, даже если эти законы имеют антинемецкую окраску.

Шмидт выделил тогда Возбаху для начала пятьсот тысяч марок на создание материально-технической базы его партии. И когда спустя год его юрист сообщил ему, что Возбах ни одной марки не взял лично для себя, все пошло на техническое оснащение его региональных организаций, Гюнтер Шмидт понял, он попал в десятку. Такие парни попадаются раз в тридцать лет. Уже в 1997 году он перевел на счета партии пять миллионов марок.

И это было как нельзя кстати. Наводнение в Центральной Европе летом 1997 года давало великолепную возможность не только сплотиться немецкому народу, между которым еще оставался водораздел на "веси" и "оси", то есть на западных и восточных, но и завоевать доверие у простого народа. Проливные дожди в конце июля и начале августа вызвали невиданные наводнения, разлился Одер, затопляя прибрежные городки, поселки, угодья, размывая дороги и разрушая мосты, дамбы, плотины.

Народная партия Возбаха одной из первых пришла на помощь. В течение трех дней его активисты укомплектовали тридцать шесть аварийных бригад из студентов и безработных и направили почти 900 человек в Восточную Германию на помощь в восстановлении домов и дорог. Его партией были собраны 2,3 миллиона марок пожертвований, а сама партия выделила пострадавшим из своих средств еще пятьсот тысяч марок. Именно тогда активисты Народной партии, работая в Восточной части Германии на восстановительных работах, завязали тесные контакты с восточной молодежью. Результатом уже через полгода стало создание региональных организаций партии в Дрездене, Лейпциге, Берлине, Франкфурте, Котбусе.

Накануне нового, 1999 года, Гюнтер Шмидт, с привлечением еще двенадцати крупных промышленных фирм, собрал пятьдесят миллионов марок и вручил чек Дитеру Возбаху с напутствиями, что промышленники, сокращая рабочие места, должны жертвовать часть сэкономленных средств тем, кто отстаивает, в первую очередь, права немцев, так как немецкие законы несовершенны, а те, кто, помогает рабочим - как, например его Народная партия - знают лучше, чем промышленники, как помочь рабочим отстоять их права.

1999 год стал расцветом партии Возбаха. Полученные от Шмидта деньги позволили мощно подкрепить созданные структуры, выиграть около десятка крупных процессов против нескольких финансовых пирамид, двух банков и четырех фирм. О партии как о реальной силе заговорили во всей Германии. Общая численность партии уже составляла более 230 тысяч человек в сорока восьми наиболее значимых городах Германии. Только численность штатных сотрудников партии в ее штаб-квартире в Дюссельдорфе и в региональных организациях составляла более 2.000 человек...

* * *

Дитер Возбах четко ориентировал партию на идею защиты национальных интересов Германии, и в частности немецкого народа. При этом он понимал главное: США и их оккупационная армия, расположенная на Рейне, держат Германию в тисках и не дадут ей возродиться в национальный монолит, не позволят вернуть свои восточные земли ни в Польше, ни в Чехии, где вовсю заправляют сионисты. Эти сволочи уже выкачали из Германии после войны более 68 миллиардов долларов...

И все это возможно только потому, что немецкая нация размыта, бюргеры заплыли жиром, им уже не хочется выполнять тяжелую и непрестижную работу. Они забыли, отчего погиб Великий Рим. Власти Германии впустили иностранцев, а это еще больше размыло стержневые основы нашего народа, благодаря которым было создано величие нашей страны, сотворившей за тридцать послевоенных лет великое экономическое чудо. Теперь, благодаря продажным политикам, Германия уплывает в чужие руки. Когда это произойдет окончательно, они еще устроят нам кровавую баню... От этих мыслей Дитер тяжело вздохнул и взъерошил волосы, но тяжесть в голове не проходила.

Поневоле ему вспомнилась выдержка из книги Джекоба Коннера, бывшего консула США в Петербурге, "Христос не был евреем", изданной в Нью-Йорке в 1936 году: "Предоставьте иудаизму взять верх, неисчислимую власть, финансовую выгоду - и перед вами предстанет разоблаченный убийца, деспот, Шейлок, неумолимый и беспощадный, как смерть сама по себе".

Но прав ли был наш император Вильгельм II, когда говорил: "Сионисты не являются прямой угрозой Турции, но евреи - это повсеместная чума, от которой мы хотели бы освободиться." Сейчас сионизм стократ опасней фашизма ибо он подло использует еврейскую диаспору Германии для своих антигерманских целей.

- Но как вырваться из их оков? - думал Дитер. Безусловно, пока не освободимся от оккупации США, сионисты безраздельно будут хозяйничать в Германии. Невольно Возбах вспомнил Россию времен Ельцина и мурашки пошли по его коже. В Германии, пожалуй, не было человека, который лучше его знал бы роль евреев и в судьбе России и в судьбе Германии после первой мировой войны, особенно с приходом к власти Гитлера. Это сионисты, используя еврейских выкрестов, окунули Европу, Россию, да и саму Германию в кровавую купель второй мировой войны. Фашизм был лишь инструментом в их руках.

Узнать об этом Дитеру удалось, когда после университета он пропадал в библиотеках, роясь в архивах, перелопачивая тысячи документов, книг, журнальных и газетных статей. То, что он узнал, не просто шокировало, оно убивало морально и психологически ..

Серьезными исследованиями о роли сионистов в приходе Гитлера к власти занялся немецкий еврей, профессор истории и, в сионистском понятии, отступник от человеконенавистнических догм еврейских раввинов, Дитрих Брондер. На основе серьезных исследований он написал книгу "До прихода Гитлера", которая опиралась на 288 приводимых источников. Но как только эта книга вышла из печати, в Германии продажными немецкими политиками были введены законы, по которым малейшая критика евреев была запрещена в уголовном порядке. И книгу запретили, как в старые фашистские времена, несмотря на то, что ее написал не немец, а еврей, к тому же Генеральный секретарь еврейских общин Германии. Сионисты уже тогда закулисно управляли Германией, используя евреев в своих целях.

Но нашелся другой человек, который решил донести правду до людей. Им был Хенекс Кардель, подполковник немецкой армии в отставке, участник Второй мировой войны. Он взял большую часть материалов из книги Д. Брондера и написал свою книгу - "Адольф Гитлер, создатель Израиля." Немецкий суд моментально заработал и вынес приговор - весь тираж книги - десять тысяч экземпляров - утопить. И утопили в гамбургской гавани. И это было у нас в 1974 году, в так называемой демократической Германии?. Дитер поневоле с презрением сплюнул в корзину с мусором, стоявшую у стола.

А Х. Кардель уехал в Швейцарию, открыл там свое издательство и выпустил книгу. Европа ахнула. То, чего так боялись сионисты, стало известно всем. Как оказалось, приход Гитлера к власти в Германии и рождение фашизма не было случайными явлениями на том отрезке мировой истории. Как ни парадоксально на первый взгляд, но на Гитлера работали капиталы еврейских банкиров Америки и Германии, давших ему в 1929 году карт-бланш на захват власти в Германии с финансированием нацистской партии. Те же силы точно так же финансировали большевиков на захват власти в России в 1917 году. Большие деньги на движение фашистов давали еврейские банкиры Германии. Один из них - Требич Линкольн - даже стал другом Гитлера. В своей книге "Моя борьба" Гитлер, не скрывая, писал о еврейских банкирах, финансировавших его движение и приход к власти в Германии.

Ведь практически руководство фашистской Германии отчасти были евреями. Кто наполовину, кто на четверть, кто на три четверти и т.д. О Гитлере многие знают, что его отец Шикльгрубер был незаконным сыном иудейского банкира Франкербергера и его прислуги. О других же главарях рейха все тщательно скрывалось. У Гейдриха, бывшего правой рукой Гитлера, отец был чистокровный еврей по фамилии Зюсс, переменивший потом фамилию на Гейдрих, а мать полуеврейка. Генерал-губернатор Польши Франк, уничтоживший десятки тысяч евреев, сам был полуевреем. Руководитель всех оккупированных областей СССР Розенберг был полуевреем, палач евреев Эйхман и фельдмаршал Мильх были чистокровными евреями. Иосиф Геббельс, министр пропаганды рейха, был не только на четвертьевреем, но и женился на еврейке, к которой благоволил сам фюрер. Рудольф Гесс, заместитель Гитлера в нацистской партии и гомосексуалист в жизни, был полуевреем. Он родился от матери еврейки в Египте, а через нее уже дальними кровными узами был связан с Уинстоном Черчиллем, у которого мать была американской еврейкой. Да и Рузвельт в Америке, которого сионисты привели к власти, после совершения своей революции в США 1932 году, тоже был наполовину евреем. Именно сионисты и создали ему ореол величия и гениальности за то, что он отдал в их загребупще руки всю Америку.

Или, например, их вероотступник еврей Юлиус Штрайхер, который был не просто антисионистом и юдофобом. Он издавал в Германии самую антиеврейскую газету "Дер Штюрмер". Он был просто одержим ненавистью к евреям. А сионисты таких вероотступников уничтожали беспощадно и изощренно. На Нюрнбергском процессе его приговорили к повешению. К виселице вело тринадцать ступеней (любимое число сионистов и сатанистов) и повесили его в день еврейского праздника Пурим, день мести... У подножия виселицы прибили дощечку с его подлинным именем: Абрам Гольберг. Министр труда Лей был не только алкоголиком, но и на четверть евреем, адмирал Канарис был греческим евреем и гомосексуалистом. Генерал СС Залевский и Адила Голобочник - фашистские палачи, уничтожавшие евреев, сами были евреями. Одна из ведущих фигур Гитлеровского рейха - палач Генрих Гиммлер, был полуевреем и наиболее известную книгу о нем написал американский еврей Вилли Фришауэр.

Друг Гитлера, когда он сам еще был молодым и бродяжничал в Вене, некий барон фон Ланц, был не только духовным отцом Гитлера, но и чистокровным евреем. На самом деле этот Ланц не был бароном, и был ярым юдофобом - и издавал в Германии антиеврейский журнал. И что характерно, этот духовный отец Гитлера встречался а Швейцарии с полуевреем Ульяновым-Лениным. А Ленин на заседании международного соцбюро в Копенгагене сидел в окружении еврея К. Либкнехта и фашиста Б. Муссолини. Все это был один и тот же единый Кагал, из которого мировой сионизм черпал своих палачей для задуманных ими мировых потрясений. Мало кто знает, - вспоминал свое открытие Возбах, - что отличительным значком гитлеровских штурмовиков была не свастика, а пятиконечная звезда Соломона, как и у советских комиссаров.

Как всегда, во все времена, и у Гитлера его личный придворный лекарь был с еврейскими корнями, некий Морель. И как все эти лекари травили своих господ по приказанию сионистов, так и Морель травил понемногу Гитлера. Когда, оккупировав Германию, американцы заинтересовались доктором Морелем, он заявил, что травил Гитлера и тем самым помогал союзникам. Единственный чистокровный немец в гитлеровском руководстве, Герман Геринг, и тот был женат на еврейке. Даже невеста Гитлера Ева Браун, ставшая накануне самоубийства его женой, была на четверть еврейкой. А четвертьеврейку Еву Браун с Гитлером познакомил его личный фотограф, также имевший еврейские корни, Гофман.

Какая-то сверхмистическая сатанинская сила притягивала их всех друг к другу, независимо от их основной национальности, прививая болезненную, магнетическую тягу к власти, вырабатывая комплекс самоутверждения в своей неполноценности через кровавые преступления и садизм. Ведь основные зверства везде, где происходили войны и революции, совершались этими мутантами.

Не исключено, что Гитлер в глубине души понимал свою неполноценность в этом плане и обвинял в этом евреев. Не потому ли в Германском рейхе был принят закон, по которому немкам до сорока пяти лет запрещалось быть прислугой у евреев. Наверное, учтя печальный случай, когда его отец родился от прислуги в еврейском доме и, чтобы не получались такие, как он сам, и был введен такой закон. Но по иронии судьбы единственная, но, правда, незаконная дочь Адольфа Гитлера, Гизела Хозер-Марвин, вышла замуж за сына раввина Абрама Марвина, переехала в Израиль и приняла там иудаизм!

Да, что особенно трагикомично в судьбах русского и немецкого народов, - размышлял Дитер Возбах, - так это то, что как советское, так и гитлеровское руководство, почти поголовно состояло из евреев и полукровок. События в Германии точь-в-точь повторяли события, произошедшие в России. Ведь когда в 1917 году сионисты захватили власть, они решили превратить Россию в отправную точку на пути человечества в кровавый ад. Тогда они не все смогли довести до конца, захлебнулись русской кровью, да и помешал Сталин, надломивший им хребет в 1937 году. Атака на человечество тогда захлебнулась. Но у них готовился и запасной вариант: германский фашизм.

Психология bookap

Все эти большевики-евреи, фашисты-полуевреи и прочие развязали кровавую бойню на земле, и когда миллионы русских и немецких парней убивали друг друга, а их матери, жены и дети гибли под бомбами, эти выродки, купаясь в роскоши, наслаждались властью и потешались над этими дураками - Иванами и Гансами. Самое страшное было в том, что ОНИ продолжали оставаться у власти и править миром, прилагая усилия к тому, чтобы люди на земле не могли узнать настоящей правды. Ведь эти звери безжалостно уничтожали и еврейский народ...

Открылась дверь, и Берта Кляйн, секретарь Возбаха, сообщила, что до начала совещания осталось пять минут. Дитер Возбах вздернул головой, как бы отгоняя от себя захватившие его воспоминания, стряхивая с себя даже мысли об этом племени разрушителей и врагов не только всего человечества, но и евреев тоже. Он поднялся, вывел из-за стола и, идя к двери, вдруг вслух произнес: "Нет, мы не повторим ошибок наших предков, мы решим эту проблему в начале века по-другому, иначе немецкому народу суждено будет погибнуть как великой нации"...