Часть первая. Время собирать камни.

Глава вторая. Операция "Степной Беркут".


. . .

4.

7 октября 1999 года, Украина, Харьков.

До отхода поезда на Москву еще оставалось три часа. Юрий Смирнов сегодня возвращался в Москву, так как завтра был последний рабочий день недели, пятница, и он должен был успеть не только доложить о своей поездке по Украине помощнику Лобанова, но и дать целый ряд указаний и поручений своим подчиненным. За выходные нужно было многое сделать. А пока он уединился с президентом крупнейшего концерна Украины "ХАМАЗ" - Харьковский машзавод, своим другом и бывшим однокашником по политехническому институту - Сергеем Плотниченко. Его фирма выпускала не только одни из лучших вездеходов, саперное и грузоподъемное оборудование, но и с помощью России наладила выпуск новым видов танков и другой боевой техники.

Они уединились на загородной вилле концерна, благо, что она была расположена почти в пригороде Харькова, и до вокзала было всего минут двадцать пути. Пройдя в гостиную, Плотниченко предложил Смирнову поудобней располагаться. В эту минуту в зал вошла девушка с подносом, на котором стояла запотевшая украинская горилка с перцем, кофейник, ветчина, фрукты и разные сладости.

- Танюша, спасибо тебе, мы тут сами управимся, - сказал Плотниченко девушке, принесшей кофе и прочее, - скажи, пожалуйста, Анатолию, что он пока свободен, но через два часа чтобы был здесь на месте и чтобы машина была чистой. А ты можешь ехать домой, спасибо, мы тут сами по-мужски похозяйничаем, и он взял в руку бутылку с горилкой...

Татьяна, двадцатитрехлетняя чернобровая красавица, длинноногая и статная, бывшая спортсменка, мастер спорта по художественной гимнастике, работала одним из секретарей Плотниченко, и когда у ее шефа бывали дорогие для него гости, она помогала на загородной вилле концерна накрыть на стол, да и вообще помочь там по хозяйству.

Она подошла к шоферу и сказала:

- Толя, отвези меня домой и можешь два часа быть свободен, а потом чтобы был на месте, и машину помой, так шеф распорядился. Наверное, московского гостя повезешь на вокзал.

- Залазь, стрекоза, - сказал шофер и открыл дверцу машины. Она села на переднее сиденье и, тихо потянув дверцу "Вольво" на себя, закрыла ее, боясь сильно хлопнуть, за что ее всегда ругал Анатолий.

- Когда ты двери научишься закрывать, - забубнил шофер и потянулся к противоположной двери, чтобы ее получше закрыть, навалившись на девушку. - Опять ты за свое, - вскрикнула Татьяна, - отталкивая плотно навалившегося на нее Анатолия.

- Посмотришь, все шефу расскажу и вообще пересяду на заднее сидение, а шеф тебе мозги быстро вправит.

- Да ладно Танька, не кипятись, - заартачился Анатолий, я же хотел только дверь получше закрыть, а то ты вдруг вывалишься по дороге. Вот если тебя потеряю, тогда уж шеф точно мне шею намылит, - рассмеявшись, он завел машину и вырулил со двора виллы.

Разлив по рюмкам холодную горилку, Плотниченко сказал:

- Давай выпьем за наше здоровье, за единение наших народов и за объединение России и Украины назло всем их. врагам. Они опрокинули рюмки, и Плотниченко разлил в чашечки кофе.

- Юра, то, что ты рассказал о своих впечатлениях по твоим поездкам в Запорожье, Днепропетровск и Донецк, почти на сто процентов созвучно с ситуацией и здесь, у нас, в Харькове. А в Крыму вообще все наэлектризовано. Думающие и что-то умеющие люди уже устали от всего этого бардака. Мы ведь прекрасно понимаем, что Украине, не имеющей богатых недр, как в России, и располагающей только рабочей силой, пусть и трудолюбивой и с интеллектом, придется достойную жизнь строить не менее сорока-пятидесяти лет. Франция, Бельгия, Голландия, Дания на это потратили две сотни лет. Германия, как и мы, практически из природных ресурсов имеет только уголь и железную руду Рура. У нас Донбасс и Кривой Рог. Но у Германии ведь вековые традиции, железная дисциплина, неувядающий дух предпринимательства. И несмотря на это и гигантские вливания после войны в ее восстановление десятков миллиардов долларов, но только спустя тридцать лет, к середине 70-х годов, сумела создать немцам достойную жизнь.

Ведь посмотри. За девять лет после ее объединения Германия уже вложила в земли бывшей ГДР 1,3 триллиона марок, то есть почти 760 миллиардов долларов, и то они считают, что должная отдача наступит только спустя четыре-пять лет. А что уж о нас говорить, когда мы не получаем и одного миллиарда долларов кредита в год, что же, народу ждать семьсот двадцать лет?

Мы ждать больше не можем. Мы все больше откатываемся в пропасть, из которой уже выбраться будет не суждено. Кучма нас в свое время подло обманул, пообещав народу консолидацию с Россией. Чем все обернулось, ты знаешь. Ведь это нужно, за подачки Америки, после того как вы заняли Прибалтику, Киев согласился на сближение с Турцией, а это значит потеря Крыма в перспективе. Ведь даже подписаны с Турцией протоколы о совместных маневрах в Крыму в 2000 году. Это уже переполнило чашу терпения почти во всех промышленных областях.

Я знаю, - продолжил Плотниченко, - что Россия готова отключить нам нефть и газ. Это будет для нас катастрофа...

Смирнов поставил чашку с недопитым кофе на стол и прервал своего друга. - Сергей, мы договорились в Донецке, Днепропетровске и Запорожье о том, что в эти города поставки газа и нефти будут осуществляться частными фирмами по отдельным договорам с главами областей и руководителями крупнейших предприятий, за остальной народ пусть ломает голову ваш президент. Такая же схема будет и по Харькову, мы ведь все обговорили. Ты ведь знаешь, я свое слово никогда не нарушал. Такая же схема проработана и в Крыму, в Одесской, Николаевской и Херсонской областях.

Нам нужно ускорять объединительные процессы, ведь страдает в первую очередь простой народ, сколько же можно? То еврейские комиссары, то коллективизация, то война, то восстановление разрухи, то кукурузник, то брежневский застой, то горбачевский демагогический разврат, то эта политическая шавка Кравчук, то лжец Кучма, сколько же народу терпеть? Скажу только для тебя. По имеющимся у нас данным, личные представители вашего президента ведут секретные переговоры с Турцией по вопросу о передаче ей в аренду своих морских баз в Крыму и в Керчи в обмен на поставки нефти и газа. Вот и думай, чем все это обернется для Украины и ее народа.

У Плотниченко округлились глаза и сперло дыхание. - Да это же взорвет всю Украину, - вырвалось у него. Восточная Украина сразу же отойдет от Киева, этот процесс и так уже назревает.

Психология bookap

Мы в Москве, в декабре, проводим большое совещание по энергопотреблению и энергосберегающим технологиям. Во все ваши крупнейшие фирмы, на предприятия и главам областных администраций Россия пошлет приглашения. Время есть, встречайтесь пока между собой, решайте, как дальше жить, что делать. Там, в Москве, и обсудим конкретно все вопросы, и объединения, и возрождения, и как это сделать, - сказал Смирнов Плотниченко и посмотрел на часы. До отхода поезда оставалось пятьдесят минут.

Он встал, поблагодарил Плотниченко за хлеб, соль и они вместе направились к выходу. У Смирнова уже годами выработалась привычка, если до места назначения нужно было добираться одну ночь - всегда пользоваться только железной дорогой. Удобно. Спокойно выспался, умылся, побрился, выпил чашку кофе и сходу, с утра, всегда готов был прямо в бой...