Часть первая. Время собирать камни.

Глава вторая. Операция "Степной Беркут".


. . .

12.

8 октября 1999 года, Москва, Кремль.

В двадцать часов двадцать шесть минут московского времени в столицу, в ФСБ и ГРУ почти одновременно, поступили сообщения о взрыве в Алма-Ате и гибели президента Казахстана и его приближенных. Более точных данных пока не было. Не прояснила ситуацию и последующая информация из посольства в Акмоле и генконсульства в Алма-Ате.

Но чрезвычайность самого факта убийства президента смешивала все планы руководства России по проведению операции "Степной беркут", намеченной на воскресную ночь семнадцатого октября. Необходимо было срочно принимать решение и об операции, и о мерах России в данной ситуации, когда русское и русскоговорящее население Казахстана становилось заложниками дестабилизации положения в республике после убийства ее президента.

В течение десяти минут после сообщения из Алма-Аты первые лица России уже знали о событиях, произошедших в Казахстане. На двадцать один час в Кремле было намечено совещание у главы государства Лобанова. В двадцать часов пятьдесят пять минут в его приемной в Кремле уже собрались: премьер-министр Суров; его вице-премьер, бывший премьер Белоруссии, Богданович; Министр обороны Щеглов; начальник Генерального Штаба Осипов; Директор Службы Внешней Разведки Пешков; Командующий погранвойсками Баков; Директор ФСБ Дубинин; Командующий национальной гвардией Козлов; министр иностранных дел Иванов и Секретарь Совета Безопасности Павлов.

Открылась дверь кабинета Лобанова, и вышедший его первый помощник пригласил всех пройти на совещание. Пока все рассаживались, из боковой двери в кабинет вошел сам Лобанов. Все обратили внимание на его запавшие глаза и усталый вид. Дикие нагрузки на организм гнули даже этого железного человека. Все присутствующие прекрасно знали, что после прихода к власти его рабочий день длился по пятнадцать-шестнадцать часов в сутки, пять часов на сон и несколько часов на гигиену, прием пищи... У него не было времени ни на выходные, ни на праздники, он практически отрезал себя от семьи, он стал Рабом России.

В близком к нему режиме работали и все ближайшие сотрудники, соратники, его министры. То, что уроды от власти сделали с Россией с 1985 года, отринув страну в далекое прошлое, нужно было исправлять и восстанавливать в кратчайшие сроки, ибо противники России, пока пятая колонна опускала страну на дно истории, двигались вперед, еще больше увеличивая разрыв не только в экономическом плане, но и в государственном строительстве, технологическом прогрессе, благосостоянии народа и защите экологии.

- Господа, я думаю, Кирилл Петрович сначала нам обрисует обстановку с точки зрения МИДа, а затем мы послушаем Начальника Генерального Штаба и обсудим вопросы решения возникших проблем. Нет возражений? - спросил Лобанов и кивнул главе МИДа, давая слово.

- Все присутствующие помнят совещание, которое проходило в этом кабинете восемнадцатого июня этого года, после жестоких убийств русских семей в ряде городов Казахстана, - начал Иванов. - Тогда на наши резкие ноты президент Казахстана не отреагировал и спустил все на тормозах дипломатического словопрения о провокациях и т.д. После этого, в конце июня, у Петра Ивановича, - и он посмотрел в сторону Лобанова, - по предложению МИДа, Минобороны и Генерального Штаба было принято решение о проведении операции "Степной беркут", по освобождению русских областей Казахстана.

Мы собирались провести эту операцию на двух уровнях: военном и дипломатическом. Дипломатический аспект операции заключался в том, чтобы военные интернировали руководство Казахстана в Акмоле, а мы, предъявив неопровержимые доказательства преступлений перед русским и казахским народами ворам, разграбившим достояние, накопленное почти столетним трудом нескольких поколений, потребовали раздела республики на ее русскую и казахскую части. Все это должно было быть оформлено в виде межправительственного договора и сделано в кратчайшие сроки.

В этот миг открылась дверь кабинета и к Лобанову прошел его помощник. Склонившись к Лобанову, он что-то тихо ему сказал. Лобанов кивнул головой, и помощник вышел из кабинета.

- Извините, что прерываю вас, - обратился Лобанов к Иванову, - но только сейчас поступило сообщение из Греции. Там, на острове Эльвира в Эгейском море, которым владел президент Казахстана и где жила его семья, в двадцать часов московского времени была взорвана вилла, вся семья президента погибла. Подробностей пока нет, неизвестно, чьих это рук дело. Но такая синхронность терактов в Алма-Ате и в Греции смахивает на внутренние клановые разборки. Продолжайте, Кирилл Петрович, обратился Лобанов к Иванову.

- Так вот, - продолжил Иванов. - Операция намечалась в ночь на воскресенье семнадцатого октября, когда не планировалось никаких визитов и почти все высшее руководство республики находилось бы на месте, мы знали, что президент Казахстана ежемесячно одну неделю проводит с семьей на острове в Эгейском море. На сегодня у него был запланирован визит на сутки в Алма-Ату, а завтра, девятого октября, он должен был улететь на неделю на остров. В субботу, шестнадцатого октября, у него уже была запланирована встреча в Акмоле с президентом Туркмении по нефтяным делам и шестнадцатого октября он должен был находиться в Акмоле. Поэтому операция и была назначена в ночь на пятнадцатое октября. После его убийства сейчас все может резко обостриться. Разгорится грызня, внутренняя борьба между жузами за президентское наследство, и крови здесь не избежать. По закону на три месяца функции президента переходят к премьер-министру Толгару Мулакаеву, а затем должны быть проведены выборы президента. Такой механизм был узаконен в мае этого года. Не исключено, что это и заговор самого премьера.

- Петр Иванович, - и Иванов обратился уже непосредственно к Лобанову, - если мы реализуем первоначальный вариант с оформлением межгосударственного договора, тогда международных осложнений не будет, у нас все пойдет по законному руслу. Если же не удастся, что ж, мы готовы работать в любой ситуации, исключающей и международное правовое поле. Как говорят американцы, "Мне не важно, права или нет моя страна, но я за свою страну".

* * *

Лобанов повернулся к начальнику Генерального Штаба и сказал:

Иван Кузьмич, доложите обстановку. Осипов встал из-за стола и подошел к уже установленной на стене огромной карте Казахстана.

- Господа, в условиях создавшейся ситуации, - начал Осипов доклад, - резко обострится борьба за власть между различными клановыми группировками Казахстана, за каждой из которых стоят отдельные подразделения армии, милиции, службы безопасности, то есть силовых структур. И что мы не исключаем, боевиков, состоящих на службе у криминальных властных групп. Пока там сейчас еще будет царить хаос и неразбериха, мы должны начать операцию "Степной беркут" сегодня ночью, мы практически готовы.

- Премьер-министр Мулакаев наверняка, как наследник президента по власти, сегодня - а там уже девятое октября, ноль часов восемнадцать минут, - сказал Осипов, посмотрев на часы, - уже в Алма-Ату не полетит, но утром это сделает точно. С ним тогда улетит и целый ряд министров, что ломает схему локализации правительства в Акмоле и успешное решение всей проблемы на дипломатическом поле, для подписания соответствующих документов о разделе областей. Более того, уже завтра все силовые ведомства будут приведены в состояние повышенной боеготовности, так как не исключен и силовой характер выяснения отношений между соперничающими кланами, поделившими республику на зоны влияния и грабежа.

Вы помните, что датой начала операции было назначено семнадцатое октября, но мы для подстраховки своим назначили дату - десятое октября, для создания резерва по времени для устранения нестыковок, если они появятся. Поэтому практически мы готовы начать операцию сегодня ночью, для этого уже сейчас необходимо послать в группировки директиву, тогда уже в один час тридцать минут по местному времени мы можем начать операцию. По плану первыми начинают спецгруппы, находящиеся во всех четырнадцати областных центрах Западной, Северной и Восточной части Казахстана. По нашему сигналу они в течение одного часа полностью выводят из строя связь и электричество.

Но одновременно с отданной им командой, стартует и первый эшелон вертолетных десантов пограничников н воздушно-десантных войск для перекрытия всех коммуникаций на новой границе. Затем, через тридцать минут после их старта, наступает очередь второго эшелона. На семидесяти бесшумных вертолетах "Летучая мышь" в окрестности четырнадцати областных центров высаживается 2.500 десантников для совместного с нашими спецгруппами блокирования правительственных и областных резиденций, крупных банков, предприятий, мостов, основных дорог и захвата аэропортов и железнодорожных вокзалов, для подготовки их к приему основных сил третьего эшелона численностью 117.500 человек. На местах в течение трех дней будут сформированы казачьи подразделения численностью порядка сорока тысяч человек. Начинать нужно сейчас, иначе упустим время, и все пойдет по непредсказуемому варианту.

Еще минут десять Лобанов обсуждал ситуацию с другими участниками совещания. В двадцать один час тридцать минут было принято решение выступать немедленно.

Психология bookap

- Иван Кузьмич, - обратился к начальнику Генерального Штаба Лобанов, - вы назначаетесь руководителем военной части операции, Иванов - дипломатической, а Суров - финансово-экономической. Общее руководство оставляю за собой. Спать сегодня не придется, поэтому сейчас все разъезжайтесь по своим министерствам и ведомствам, отдайте необходимые распоряжения и отдохните пару часов. Начиная с часа ночи, ежечасно докладывать мне обстановку. В восемь часов утра всем собраться у меня для детального рассмотрения положения дел и принятия соответствующих решений. Все свободны.

- Иван Кузьмич, - остановил Осипова Лобанов, - нельзя терять ни минуты, отдайте указание своим подчиненным о подготовке директивы, чтобы она была уже готова, пока вы едете к себе. Ну, с Богом, - и Лобанов крепко пожал руку своего начальника Генерального штаба.