Часть первая. Время собирать камни.

Глава вторая. Операция "Степной Беркут".


. . .

10.

8 октября 1999 года, Казахстан, Алма-Ата.

В бывшей резиденции президента в Алма-Ате пир был в полном разгаре. Никто из присутствовавших даже не подозревал, что всем сидевшим в зале осталось жить не более одной минуты.

Жорес подозвал стоявшего у входа Садыка, одного из охранников, своего подчиненного, и попросил его спуститься на первый этаж и разыскать акима Талды-Курганской области, его уже дважды спрашивал президент. Садык кивнул головой и вышел из зала на поиски Нукерзаева.

Практически из всей охраны президента в зале оставался один Жорес. Единственный, кто еще наверняка был в пирующем зале вооружен, так это председатель Комитета национальной безопасности Саламбек Рымбаев, поэтому Жорес свои предстоящие действия прокручивал мысленно уже не один раз. Все орудия мести были при нем. Пистолет, кинжал, граната-лимонка и маленький пульт с красной кнопкой, подающий радиосигнал к взрывателям, установленным во взрывчатке, закрепленной на его теле и под столом, за которым сейчас пировала вся президентская воровская стая. У Жореса было непреодолимое желание прежде чем отправить на тот свет всех этих подонков, увидеть животный ужас в их глазах, прежде чем он унесет их всех в могилу.

- Пора, - дал себе команду Жорес и двинулся к сидевшему от него в десяти-двенадцати метрах сатрапу президента Саламбеку Рымбаеву, на ходу вынимая из наплечной кобуры пистолет. Еще не доходя до цели пять-шесть метров, Жорес уже начал стрелять в Рымбаева. После третьего выстрела тот сполз со стула на пол, обливаясь кровью. Отбросив пистолет и выхватив кинжал, Жорес подскочил к не успевшему опомниться президенту и, заломив ему назад голову, полоснул что есть силы по горлу. Раздался хруст позвонков и фонтаны крови хлынули во все стороны. Со словами "сдохни ублюдок" Жорес бросил тело президента на пол. Еле державшаяся на теле голова еще пускала кровавые пузыри. В этот момент шок и оцепенение присутствовавших в зале как бы прорвало и десятки ртов, обезумевших от страха и ужаса, совершенного на их глазах, слились воедино в кричаще-орущий визг. Но Жорес краем глаза увидел вскакивающего со своего стула, белого как мел Айзенберга и метнулся к нему. На лестнице уже слышался топот ног бегущей охраны, и в этот миг Жорес обрушил свой кулак на голову Айзенберга, бросив его на стул. Схватив Равиля: левой рукой за шею и сдавив болевые точки, он вынудил его дико закричать, раскрыв в оскале рот. В этот момент, правой рукой загнав ему в рот лимонку, кроша при этом зубы и разрывая губы, Жорес вырвал предохранительное кольцо.

Зал, крича от страха и ужаса, будучи в шоке, еще не понял до конца, что произошло, а Жорес уже бросился на пол, вытаскивая из кармана пульт дистанционного управления, чтобы его не зацепило взрывом гранаты, прежде чем он нажмет на кнопку пульта.

Резко распахнулись двери, и в зал ворвалась группа охранников. В это мгновение до взрыва гранаты они ничего не успели понять, увидев только дико орущий зал, лежащего с перерезанным горлом в луже крови президента, мертвого Саламбека Рымбаева, почему-то лежащего на полу Жореса Улумбаева и двигающегося им навстречу с выпученными от страха глазами и торчащей из окровавленного рта гранатой Айзенберга.

Психология bookap

В ту долю секунды, когда они осознали увиденное, произошел взрыв гранаты. Оставшиеся после взрыва в живых увидели только тело Айзенберга без головы, которая от взрыва лопнула, как орех, заляпав все стены зала кровавыми сгустками мозгов и костей того, что до этого мгновения еще было головой Равиля Айзенберга, советника президента по эффективному ограблению народа. В этот момент Жорес нажал на красную кнопку пульта.

Взрыв был такой силы, что, казалось, здание, прежде, чем расколоться, подпрыгнуло вверх. Весь второй этаж, где был банкетный зал, и третий этаж над ним были полностью разрушены. В радиусе двухсот метров от бывшей резиденции президента во всех домах повылетали стекла. Кругом были только кирпич, стекло, кровь и части человеческих тел. Подразделения службы безопасности, приехавшие к полуразрушенному зданию по звонку уцелевшей части охраны президента, находившейся при взрыве на первом этаже, сразу же блокировали все подходы к разрушенному зданию. Через двадцать минут уже весь город знал о том, что взрывом убили президента и близких ему людей. Еще через десять минут дотошные журналисты, используя все виды связи, разослали во все концы сообщения о трагедии, произошедшей в Алма-Ате.