Часть первая. Время собирать камни.

Глава вторая. Операция "Степной Беркут".


. . .

6.

8 октября 1999 года, Казахстан, Алма-Ата.

Самолет президента Казахстана приземлился в аэропорту Алма-Аты в двенадцать часов пятнадцать минут. Жорес Улумбаев президента не встречал, так как часть охраны прилетела с ним из Акмолы. В его же обязанности входило обеспечение безопасности президента на территории всех помещений, где он будет находиться в эти дни, где будут встречи и кутежи с друзьями. Расписание было плотным. После прилета, обеда и короткого отдыха, в пятнадцать часов встреча с представителями творческой интеллигенции, затем посещение номенклатурного детского сада и телевизионные съемки о том, какая прекрасная жизнь у детей и как о них заботится президент. В восемнадцать часов совещание с руководителями министерств, еще не перебравшимися в новую столицу Акмолу. Затем встреча с предпринимателями, а по сути дела, с ворами своего клана, разграбившими республику и так ничего и не предпринявшими для своего народа. В двадцать один час был намечен банкет с самыми близкими и богатыми его друзьями и банкирами, в бывшей, теперь уже старой резиденции президента.

Жорес все продумал и просчитал до мелочей. Он понимал, что после убийства президента уйти он не сможет и уже давно был готов к смерти. Перед тем как обвязать свое тело с двух сторон пластиковой взрывчаткой, он невольно вспомнил, как прочитал в газетах еще ельцинского периода о том, что только за один год в России покончили жизнь самоубийством сто тридцать офицеров русской армии в знак протеста против нищенской жизни. Он тогда был шокирован. Это какими глупыми людьми надо быть, чтобы на радость врагам, ограбившим их семьи, взять да и убить себя, вместо того, чтобы хоть пару десятков таких собак унести с собой на тот свет. Да, слабый народ... Это Сталин мог сделать их сильными, иначе не выиграли бы они войну...

Нет, он, Жорес, не дурак. Он унесет на тот свет тридцать-сорок, а может и больше шакалов, растоптавших веру людей в справедливость, в закон, в равноправие. Он обвяжет себя с двух сторон двумя плитками пластида по двести граммов каждая, так что унесет с собой столько, сколько позволит ситуация. Для самого большого шакала, личного советника президента Равиля Айзенберга, помогающего ему грабить республику и самому уже наворовавшему около трех миллиардов долларов, он приготовил лимонку...

Только в двадцать один час сорок минут около пятидесяти человек с женами и любовницами, обвешанными бриллиантами и золотом, собрались в банкетном зале. Раскачка шла около часа, и, уже к двадцати трем часам многие начали терять над собой контроль. Да и охрана ослабила бдительность, вроде все свои. Министр транспорта Тукурбасв в это время тискал за стоном сидевшую рядом полную, незнакомую Жоресу женщину, а президент Казнефтебанка, как всегда, поедал одну тарелку снеди за другой. Султан Набиев - бара-повый король Казахстана, как его называли за обладание почти половиной поголовья баранов республики и шестью мясоперерабатывающими комбинатами, что-то доказывал сидевшему рядом с ним помощнику президента по внешней политике Аульбекову, яростно при этом жестикулируя.

Психология bookap

Жорес посмотрел в сторону президента, тот разговаривал с сидевшей рядом с ним женой вице-премьера Джакупова, а Равиль Айзенберг, сидевший с другой стороны от президента, чокался бокалом с председателем Комитета национальной безопасности Саламбеком Рымбаевым. Подняв обшлаг рукава пиджака, Жорес глянул на часы. Было двадцать два часа пятьдесят две минуты. Счет пошел на минуты. Все должно свершиться в двадцать три часа. Потому что именно в это время в далеком Эгейском море, на маленьком острове в районе греческих островов Северные Спорады, на вилле президента, тоже произойдут взрывы, которые уничтожат золотое гнездо, построенное на наворованные у народа деньги.

Там в этот момент будет восемнадцать часов по местному времени. Такая синхронность нужна была, чтобы избежать осечки. Ведь после взрывов в Алма-Ате и преодоления первого шока кто-либо из уцелевшего руководства охраны мог позвонить по космической связи на виллу президента его жене и предупредить охрану острова о трагедии и необходимости арестовать Жукусова и Текильбаева, людей Жореса Улумбаева на острове, либо в крайнем случае их ликвидировать. Три часа назад Жорес позвонил Текильбаеву на остров по сотовой связи и предупредил, что все вдет по плану, время остается прежнее и сказал - прощай...