Часть вторая. На пути к возмездию.


. . .

Глава третья. Сети для Америки.

1.

26 ноября 2000 года, Колумбия, Медельин.

Ветер трепал волосы молодого человека из стороны в сторону, налетая на него то справа, то слева, как будто он стоял в какой-то аэродинамической трубе. Но он не обращал на это никакого внимания, так как был полностью отрешен от грешного мира в эту минуту. Вот он наклонился и положил цветы на две могилы, у которых стоял. Затем он опустился на колени, перекрестился и его губы зашептали слова молитвы. Спустя несколько минут он опять перекрестился, поднялся к колен, отряхнул пыль с брюк и, повернувшись, медленно пошел к выходу...

Сегодня исполнилось ровно пять лет, как убили мать и отца Хосе Рамиреса, студента химического факультета университета в Боготе. Сегодня он пришел на могилу родителей не только отдать долг, положенный в таких случаях, но и сказать их душам, витавшим над могилами, что он сдержит свою клятву, данную им перед их окровавленными телами двадцать шестого ноября 1995 года. В этот день американские вертолеты, совершавшие одну из своих секретных карательных акций на территории Колумбии по уничтожению плантаций опийного мака и лагерей рабочих и крестьян, работавших там, возвращаясь на свои базы в Панаме, решили освободиться от остатка боекомплекта и сбросили бомбы на окраине маленького городка Ярумаль, на севере от Медельина. В числе погибших мирных жителей были его мать и отец, никогда не имевшие к производству наркотиков или сбору опийного мака никакого отношения.

Хосе Рамирес мечтал стать химиком и создавать новые лекарства, поэтому и пошел учиться в университет. Но смерть родителей и разрушенный дом перечеркнули эту мечту и родили другую. Над мертвыми телами своих родителей он дал клятву, что будет мстить Америке всю свою жизнь. Но после похорон, поостыв и взвесив свои возможности, он понял, что такая пылинка, как один человек, не сможет принести вреда Америке и спустя миллион лет. Это его не только удручало, но и сжигало изнутри от сознания своего бессилия. Но человек тем и отличается от приматов, что у него есть мозг, правда далеко не у всех, и если его заставить работать, то он вершит не только прогресс человечества, но и подчас чудеса.

Немного времени ушло на осознание того, что вред Америке можно нанести только организованной силой, имеющей большие деньги. Такая сила в Колумбии была только одна - наркомафия. И Хосе Рамирес пошел к ней. Колумбийские наркодельцы, после разгрома их главного ядра и потери основных главарей, перегруппировали свои силы, создав Латиноамериканский Криминальный Союз, который по сути тайно управлял всей страной. Огромные плантации конопли, коки и опийного мака выращивались на восточных склонах Анд и в верховьях притоков Амазонки. Только конопли выращивалось более 100 тысяч тонн. И хотя США вели тайную войну против них на территории Колумбии, добыть победу здесь было не суждено.

В 1995 году Хосе влился в структуры наркомафии под кличкой "студент". Но руководство мафии рекомендовало ему все же закончить учебу и стать дипломированным химиком. Ей нужны били образованные люди в этой области. Закончив в 1997 году университет, Хосе стал уважаемым в рядах мафии человеком. Это Хосе подал наркобаронам идею переключиться на новые виды искусственных наркотиков, получаемых от синтеза наркосодержащего сырья и химических добавок, выделяемых при получении некоторых лекарств. Это была революция на рынке производства наркотиков, ибо резко снижала объемы сырья, необходимые для его производства, и резко увеличивала количество доз от одного грамма получаемого препарата.

По его наводке мафия выкрала талантливого тридцативосьмилетнего французского химика Луи Скорана, вывезя его из Марселя в Колумбию. Но француз заупрямился и не хотел работать на наркомафию. Его уже хотели убить, но Хосе уговорил наркобаронов отдать его ему, может, он сможет его уломать. Более года Хосе жил с Луи в одной квартире, хотя и под контролем охранников. Постепенно напряженность в их отношениях исчезла, а родственность профессий даже как-то их сблизила.

Хосе не задавал вопросов и не заводил речь о работе над синтетическими препаратами, а возил Луи по близлежащей округе. Показал нищие деревни, где крестьяне могли выжить только выращивая коноплю, коку и опийный мак. Сельхозпродукцию у них никто не покупает, так как дешевые овощи и фрукты из США уже давно разорили сельское хозяйство страны, а жить на что-то нужно. За наркосырье платили хорошо, и это постепенно стало единственным источником выживаемости колумбийских крестьян. Америка сама, своими руками вторгаясь и разоряя другие страны, рыла себе яму.

Почему США ежегодно выделяют маленькому Израилю от четырех до шести миллиардов долларов и одновременно разоряют колумбийских крестьян, толкая их в объятия производителей наркотиков. А ведь для того, чтобы возродить сельское хозяйство Колумбии нужно сделать две простые вещи. Закрыть рынок сельхозпродуктов Колумбии от экспансии этой продукции из США и оказать помощь нашим крестьянам для закупки тракторов и прочей техники.

- Но как только власти Колумбии пытались ввести ограничения на импорт продуктов из США, сразу же следовал жесткий окрик из Вашингтона, грозящий многими карами моему народу, - объяснял Хосе французу политику Америки в отношении его страны.

Всего два миллиарда долларов способны возродить наше сельское хозяйство. Но Америке это не нужно, она их лучше потратит на создание новых ракет, бомб, самолетов, им мало тех 280 миллиардов, которые они тратят ежегодно на создание все новых видов оружия для новых войн. Так разве мы не должны остановить эту проклятую страну? - вопрошал Хосе, и французу Луи сказать было нечего...

Постепенно, под влиянием увиденного в Колумбии, нищеты и безысходности ее народа, Луи дал согласие включиться в работу химической лаборатории, в которой работал Хосе Рамирес. Двухлетние поиски увенчались успехом. Весной этого года был получен блестящий результат. Один грамм нового препарата "Экс Эйч" ("XH") давал возможность, при разбавлении его простой дистиллированной водой, получить двести доз сильного наркотика, который по эмоционально-галлюцинационным характеристикам был в двадцать-двадцать пять раз сильнее героина.

Последующие три месяца исследований показали, что есть возможность его очистки, после, которой наркотик можно будет применять не внутривенно, а с водой, пивом, соком и даже с продуктами. Осознав, какой ящик Пандоры они могли открыть, химики не на шутку перепугались. Ведь тогда достаточно будет заразить реку, водоем, питьевую воду, и все население, ее потреблявшее превратится в наркоманов. Хосе и Луи скрыли от наркобаронов это новое открытие о возможности очистки "XH" и решили бежать. Но попытка оказалась роковой для обоих.

Уже спустя тридцать минут после бегства их выдал старший лаборант Педро Буэрос, и на них была объявлена охота. По сути дела, процесс получения "XH" уже был отработан, и химики для мафии утратили первоначальную ценность, поэтому и была дана команда на их уничтожение. Спустя несколько часов оба химика были убиты и сожжены вместе с машиной, унеся с собой тайну совершенствования "XH". Но не исключено было, что со временем найдутся новые специалисты, которые смогут довести открытие Хосе и Луи до логического конца.

А главари мафии уже подсчитывали барыши, которые они собирались получить от производства и реализации нового наркотика. В любом случае, хотя Хосе Рамирес и был уже мертв, так, и не исполнив клятвы, данной в день смерти своих родителей, возмездие будет совершено, хотя и другими руками. Колумбийские наркодельцы объединились в один Союз для мщения Америке за преждевременную смерть своего короля Пабло Эскобара, за убийство своих друзей из числа главарей различных кланов Колумбии.

Психология bookap

Они планировали в течение двух лет построить шесть мощных подземных фабрик, которые не обнаружишь со спутника и развернуть это сложное производство. Каждая фабрика будет вырабатывать по четыре тонны "XH" в год, то есть всего двадцать четыре тонны, а это значит 4,8 миллиарда доз в год. Для них производство одной дозы будет обходиться в двенадцать центов, а продавать оптовикам они будут по шесть долларов. На улицах же доза будет стоить по двадцать-двадцать пять долларов. Их прибыль может составить более двадцати шести миллиардов долларов в год. Было от чего потерять голову.

Но ни химики, ушедшие уже в мир иной, ни главари наркомафии, ни будущие потребители "XH", не знали пока самого страшного. Наркотик из организма с течением времени не вымывался, а накапливался, создавая некую критическую массу. При накоплении его более одного грамма по весу сухого остатка, то есть, после употребления примерно двухсот доз, начинались необратимые процессы в мозгу человека, разложение мозга начиналось с проявления замедленной реакции, затем появления провалов в памяти, затем невосприятия окружающего мира. Человек переставал быть человеком. А мафия, окрестив на своем жаргоне "XH" - "компотом", похвалялась залить им ненавистную Америку.