Часть вторая. На пути к возмездию.

Глава третья. Украинский разлом.


. . .

4.

22 апреля 2000 года, Москва.

Чарующая и мягкая ритмика "Болеро" Равеля разносилась по квартире, загадочным образом заставляя вибрировать души собравшихся у Юрия Смирнова гостей, настраивая их на задумчиво-лирический лад. И только доносившийся из кухни божественный запах вызывал у них приток слюны во рту в предчувствии предстоящей трапезы. Смирнов заканчивал колдовать над фирменным блюдом "жаркое по-императорски", не допуская на кухню никого из съехавшихся к нему гостей.

Рецепту этого блюда он научился еще в Харькове, когда был студентом политехнического института. Со временем технология приготовления совершенствовалась и была доведена до кондиции, когда блюдо нравилось практически всем. Как, например, украинский борщ. Для такого жаркого бралась бескостная говядина, которая вымачивалась десять-двенадцать часов в холодной воде, куда добавлялось немного винного уксуса. Говядина разбухала, впитывая воду, которая размывала кровавые сгустки и различные шлакообразования и размягчала мясную ткань.

Затем говядина резалась на дольки величиной со спичечную коробку и закладывалась в термостойкие керамические горшочки. Наливалась вода, добавлялась соль и немного мускатного ореха. Затем горшочки задвигались в духовку газовой плиты. После десяти минут кипячения горшочки вынимались из духовки и вода из них со всей накипью выливалась, а мясо промывалось и снова заливалось водой и ставилось в духовку на десятиминутную варку. После этого в горшочки закладывали порезанный на дольки картофель, морковь, резаный свежий перец и опять шла варка десять-пятнадцать минут. Затем в горшочки добавлялся острый томатный соус, мелко порезанный чеснок, выдавливалось немного сока из свежего лимона и добавлялось немного тертого сыра. Последняя варка шла десять минут, после чего туда добавлялось немного травки тархуна или базилика и настаивали пять минут.

Затем горшочки подавались на стол к свежей зелени и овощам, различным холодным салатам. Вот и сейчас, закончив колдовать, Смирнов вытащил восемь горшочков, благоухающих ароматом, и на большом подносе внес в гостиную, где его гости вовсю хлопотали у стола. Все дружно загудели от чудесного запаха таинственного блюда, внесенного Юрием Смирновым, и принялись все аккуратно расставлять на столе...

В этот день Смирнов, президент Корпорации "Универсальные Технологии Будущего", работавший на оборонку, организовал у себя дома прощальный ужин для двух пар выпускников сверхсекретной школы Службы Внешней разведки и воспитанников знаменитой школы "Ангелов России" Ильи Страхова, бывшего "Альфовца", воевавшего в Афганистане, а затем создавшего у себя на родине, в Калуге, школу по подготовке, из русских детей-сирот, родители которых погибли в Афганистане или в межнациональных конфликтах, супербойцов для возмездия врагам России.

У самого Ильи Страхова в 1988 году, когда он еще находился в Афганистане, во время спровоцированных мафией и местной номенклатурой межнациональных беспорядков в Фергане, изнасиловали жену Таню и восьмилетнюю дочь Ирочку, после чего вспороли им животы. А младшую, трехлетнюю Верочку, просто придушили. Непостижимо, как он тогда не сошел с ума. В тридцать два года он за один день, проведенный в Фергане, приехав похоронить своих близких, стал седым. Именно тогда он увидел, сколько детей-сирот осталось в Фергане после тех страшных событий, и у него созрела мысль собрать этих русских сирот не только в Фергане, а по всей Средней Азии, и вывезти их к себе на родину, в Калугу, создать там школу-интернат из детей погибших русских офицеров и воспитать из них мстителей за своих родителей, за свое сиротство, за разрушенную, разворованную и униженную Родину.

Так уж получилось, что ему повезло. Помогло и командование наших войск в Афганистане, и ребята из КГБ и ГРУ. Он обосновался в Калуге. Вскоре к нему приехали и его боевые друзья по Афганистану после вывода оттуда наших войск. Вместе они создали три школы по подготовке ребят к дальнейшей работе в спецподразделениях КГБ, ГРУ и других спецорганах. Уровень их профессиональной подготовки был настолько велик, что семнадцати-восемнадцатилетние ребята и даже девчонки за несколько минут укладывали на пол здоровенных десантников, а о владении различными видами оружия и говорить было нечего. Сейчас в этих трех школах уже обучалось 2860 ребят и девчонок.

Своих питомцев тогда Страхов назвал "Ангелы России", они по его замыслу должны были спасти Россию от проказы предательства, должны были стать карающим мечом страны. Это его "Ангелы" наводили ужас в ельцинской России на кавказские мафиозные кланы, опутавшие Москву своими сетям и, беспощадно расправлялись с русскими подонками, продавшими свою Родину за мешок медных пятаков, распродавших богатства России еврейским, русским и прочим авантюристам и гешефтмахерам, которые от одного упоминания "Ангелов" хватались за валидол, окружали себя десятками охранников и увозили свои семьи подальше заграницу, как будто это могло их спасти в будущем...

Затем шефство над этими школами Страхова взяла на себя Служба Внешней Разведки и Главное Разведуправление Генерального Штаба. Включился в их финансирование и Юрий Смирнов. "Ангелы России" внесли большой вклад в процесс смены власти после смерти Ельцина, обеспечив решение многих вопросов безопасности при переходе власти в руки Лобанова.

Уникальность их подготовки измерялась тем, что работа велась с ними индивидуально и с малого возраста. Люди, занимающиеся с ними, прошли огонь и воду и отдавались своей работе на все сто процентов. Причем главным двигателем их порыва были не деньги и заработок, а фанатичное желание воспитать мстителей подонкам, разрушившим и ограбившим их страну. Дети не только двадцать четыре часа в сутки принадлежали своим воспитателям, но и предельно ясно знали о том, кто и почему уничтожил их родителей, сделав их сиротами. Этим занимались специалисты психологи. Очень плотно занимались с ними и вопросами истории России, жизнью и великими деяниями известных в России людей, ее царей, императоров и руководителей.

Тренируясь и занимаясь спецподготовкой с восьмидесяти лет, они к шестнадцати-восемнадцати годам приобретали такой багаж, какого не имели и суперагенты, которые приходили в спецслужбы уже в зрелом возрасте. А ведь известно, что именно дети впитывают знания, как губка, поэтому к двадцати-двадцати пяти годам они поднимались уже на такой профессиональный уровень, который был не подвластен зарубежным агентам из различных моссадов, цру и скотланд-ярдов.

К восемнадцати годам они вели стрельбу навскидку, почти не целясь, из любого вида стрелкового оружия из разных положений, в темноте и при сверхъярком освещении. Но наиболее эффективным было владение стрельбой из портативных арбалетных карабинов, новейшего оружия разведчиков и суперагентов России, изготавливаемого в очень ограниченном количестве корпорацией Смирнова.

Такой карабин состоял из двух основных частей; ствола и приклада со спусковым механизмом, изготовленными из сверхпрочного титана. Сверху ствола мог крепиться оптический прицел, а снизу плоский диск с десятью стрелами. Стрела представляла собой двухмиллиметровую титановую трубку длиной 260 миллиметров с наконечником и маленьким стабилизатором вместо оперения. Наконечник имел либо ртутную капсулу, которая при соприкосновении с целью разносила все в клочья, либо микроампулу с ядом. Яды применялись двух видов. Яд цианид вызывал немедленную смерть, а яд шу-шу вызывал страшную смерть от удушья, поражая легкие. Спасение было невозможно.

Такие яды были предназначены в основном для предателей из системы КГБ, ФСБ, ГРУ, Службы Внешней Разведки, сбежавших на Запад, в США, Израиль и выдавших важную информацию или своих товарищей, работавших за границей нелегально. Оставлять такие предательства без возмездия могли только дилетанты от разведки или враги во власти. Смерть от таких ядов была уготована и той сволочи, которая в ельцинский период разрушала и грабила Россию и сумела скрыться из страны после его смерти.

Для актов возмездия арбалетный карабин был идеальным средством. Стопроцентная степень попадания при наличии оптического прицела гарантировалась на расстоянии до ста двадцати метров. Стрельба велась за счет мощной арбалетной пружины практически бесшумно, и что особенно важно, без отдачи. Все десять выстрелов можно было произвести за сорок секунд. При вылете стрелы из ствола раскрывался крохотный стабилизатор на конце стрелы, который придавал ей устойчивость в полете в неблагоприятных условиях, что обеспечивало очень высокую точность попадания в цель.

Были специально разработаны дипломаты с двойным дном. Нижняя, потайная часть дипломата, была предназначена для арбалетного карабина, прицела и пяти дисков со стрелами. В верхнюю часть дипломата клались обычные вещи и видеокамера небольшого размера, которая на самом деле являлась новейшим и сверхсекретным оружием. По сути, под видеокамеру был сделан "генерат", автоматическое оружие, которое излучало мощнейшие пучки энергии низкой частоты. Человек, получивший один пучок такой энергии, мгновенно терял ориентацию в пространстве, у него нарушалось чувство равновесия и он падал, корчась от болей в голове. Через двадцать-тридцать секунд эта боль сменялась рвотой. Через сутки состояние человека входило в норму, но провалы в памяти оставались еще целый месяц. Именно таким оружием предстояло пользоваться двум молодым парам разведчиков-мстителей, которых посылали на нелегальную работу в США.

На этом прощальном ужине собрались, кроме виновников торжества, и люди, непосредственно принимавшие участие в их подготовке. Юрий Смирнов финансировал заключительную часть подготовки ребят,

Илья Страхов - руководитель школы - был их наставником с детских лет, так как именно он вывез их из Ферганы в тот страшный год погромов и анархии и сумел сделать из них не только супербойцов, но преданнейших детей своей Родины. Александр Кравцов, полковник Службы Внешней Разведки, принимал непосредственное участие в их подготовке в последние три года и был их непосредственным начальником. А Юрий Калинин, генерал-лейтенант, заместитель начальника ГРУ, который в далеком 198S году помог Страхову обосноваться в Калуге, а потом, в 1996 году, помог определить ребят в специальные разведшколы в Подмосковье и занимался их последующей передачей под опеку СВР.

Главными же виновниками торжества были Вера Зданович, Маша Страхова, Володя Самсонов и Николай Морозов. Вера Зданович, 1976 года рождения, дочь погибшего под Кандагаром капитана Петра Здановича. Мать и бабушка ее сгорели в доме, подожженном узбекскими фанатиками, обкуренными гашишем, во время погромов русских семей в Фергане. Веру спасло тогда то, что она в это время была в школе. Высокого роста, сто семьдесят сантиметров, с великолепной фигурой и морем обаяния, она была очень волевой натурой. Это она в шестнадцать лет поразила Калинина, тогда еще полковника ГРУ, меткой стрельбой с обеих рук в прыжках, в падении и кувырках, когда он приезжал в Калугу по просьбе Страхова, посмотреть его ребят. А то, как она за минуту уложила приемами карате и ушу двух парней десантников на показательном тренинге, надолго запало в душу кадрового разведчика.

Теперь Вера перевоплотилась в Вирджинию Келли, которая родилась в 1978 году в глубинке штата Северная Каролина, в городке Гринвилл, насчитывающим чуть более пятнадцати тысяч жителей. Настоящая же Вирджиния Келли в шесть лет умерла от воспаления легких. Тогда ее родители и переехали в более крупный город штата - Гринсборо, насчитывающий более 200 тысяч жителей. Но, видимо, злой рок преследовал эту семью, и через год мать и отец погибли в автомобильной катастрофе.

Вирджиния-Вера, как туристка из Польши, уже выезжала дважды в Америку, под разными фамилиями и по разному загримированной. Первый раз она сумела побывать в Гринвилле для общего знакомства. Но дом где она якобы родилась, уже давно снесли, а на местном кладбище, на месте могилы настоящей Вирджинии Келли, стоял старый и неухоженный памятник какой-то Вирджинии Кенвуд. Но все объяснялось довольно просто. Уже более пяти лет в США работало почти тридцать разведчиков из России, в функции которых входил поиск по всей Америке кандидатур, в которые могли перевоплотиться наши нелегалы, посылаемые на работу в США, и "чистка" следов их биографии.

Как правило, подыскивались дети, умершие в дошкольном возрасте, так как со школы уже идет массовая компьютерная обработка всего населения по всем параметрам, что серьезно осложняло последующую "чистку" данных об умершем человеке, если его нужно сделать живым. Во-вторых, как правило, выбиралась глубинка Америки, а не крупные города, где было слишком много свидетелей, а развитость инфраструктуры оставляла многочисленные следы. В-третьих, необходимо было, чтобы и родители ребенка уже не были живыми, и ребенок умерший был единственным. Только при таком наборе перевоплощение нашего разведчика в гражданина США могло пройти почти со стопроцентной гарантией.

А дальше легенда шла по обычному сценарию. В местных органах власти и церковных приходах изымались данные о смерти ребенка, а на кладбище, где за такой могилой, как правило, никто не ухаживал и она ветшала, если сохранялась вообще, на могильной плите менялась фамилия умершего ребенка и исправлялись записи в кладбищенских документах.

В Мексике, Канаде, Латинской Америке, да и в самих США работало около 3 тысяч американцев русского происхождения, но хорошо залегендированных еще в далекие годы. Но их роль заключалась только в выполнении одной функции - быть конспиративными "квартирами" прикрытия. Когда США, после разрушения СССР, начали крушить и Россию, стало понятно, что Америка была врагом не коммунизма, а врагом России и ее народа. Вот тогда и была задействована эта сеть на полную мощь. Большая часть этих людей работала в школах, колледжах, университетах, городских муниципалитетах и других государственных учреждениях. Это позволяло им без особых помех вносить изменения в архивные и компьютерные данные, если подбиралась удобная по другим параметрам кандидатура, но уже школьного возраста.

Другая часть людей из этой категории, залегендированных персон, использовалась в роли опекунов, у которых фактически умершие дети якобы жили до совершеннолетия. Таким образом обеспечивалась легализация наших разведчиков в коренных американцев, что было крайне важно при любой проверке. Вот уже восемь лет раскручивалась эта работа, но дело шло очень тяжело, не было опыта, знаний и в определенной степени везения. За первые пять лет, с 1992 по 1996 годы, было найдено всего сорок два потенциальных ребенка из которых только восемнадцать годились для перевоплощения в них наших нелегалов. И только после подключения к этому вопросу Джона Столберга, президента "Трейд Билдинг Корпорейшн", нашего нелегала из Службы Внешней Разведки, эта работа обрела необходимую масштабность.

За последующие три года было подобрано уже 2.312 фамилий умерших детей. А это был огромный банк данных для подборки к ним соответствующих кандидатур. За это время появился и новый метод. Более шестидесяти молодых и симпатичных разведчиков, мужчин и женщин, легально проживающих в США, разъезжали по городам глубинки Америки, подыскивая выпускников школ и колледжей, не имеющих родителей и близких. Под видом благотворительных обществ и Фондов, созданных Столбергом в ряде городов Америки, они подыскивали необходимые типажи среди ребят и девушек и брались оказать им содействие в получении образования, сначала в Европе, а затем и работы в США. Из Европы их потом тайком вывозили в Россию, где изолировали в комфортабельных условиях на время, необходимое для перевоплощения нашего разведчика и выполнения необходимого задания, если оно было разовым.

Именно такая операция была проведена с двадцатилетней Памелой Чиверс из городка Лоренс, что в тридцати километрах от административного центра штата Канзас, города Топика. После окончания школы Памела, у которой год назад умерли родители, на которых обрушилась кровля дома во время налетевшего смерча, написала письмо своему дяде, брату отца в далекий Сиэтл и попросила его дать ей рекомендательное письмо в Цюрих, в высшую школу референтов с годичным циклом обучения. Она отважилась на этот шаг под влиянием своего нового знакомого Джона Ботта из благотворительной организации "Благо Америки", который был одним из сотрудников разведки России. Из Цюриха се немедленно вывезли в Россию, не дав даже шага ступить в упомянутую школу референтов... Маша Страхова, приемная дочь Ильи Страхова, удочерившего маленькую Машу, когда в Фергане бесчинствующие наркоманы крушили квартиры русских семей, убив ее мать и отца, вполне мирных гражданских людей, трудившихся в сфере производства. Машу тогда спасло то, что она успела спрятаться в нишу за большим диваном. Потом Страхов и выпестовал из нее будущего народного мстителя. Ангела России. Но главная ее сила была не в тех боевых приемах, которые она виртуозно применяла, а в ее неземной красоте.

Ростом сто шестьдесят семь сантиметров, длинноногая, с точеной фигурой и высокой грудью, еще не тронутой мужской лаской, она обладала идеальной красотой лица. Большие карие глаза с длинными ресницами, брови вразлет, чуть припухлые губы и роскошные каштановые волосы... Ей можно было сводить с ума от любви многих мужчин, но судьба ей уготовила другую роль.

Маша во многом походила на Памелу и ростом и фигурой. Похожи были и лица. Разница была лишь в том, что мочки ушей немного разнились, да и глаза у Памелы были не такие выразительные. Но это все были мелочи, легко исправляемые пластической хирургией. Главное для Маши было вжиться в образ Памелы, которую уговорили сотрудничать в обмен затем на работу в крупнейшей корпорации США. За все время пребывания в России она будет на полном обеспечении и за каждый год пребывания в России ей будут выплачивать по 30 тысяч долларов.

Маша вникала во все тонкости натуры Памелы, учила ее любимые словечки, копировала манеру поведения, изучала фотографии ее отца, матери и бездетного дяди. Она изо дня в день корпела, копируя ее почерк. В прошлом году Маша, как немецкая туристка, шесть месяцев прожила в ряде крупных городов США, отрабатывая разговорную, бытовую лексику с учетом американского сленга, что значительно облегчало ее восприятие Памелы и вхождение в ее образ.

* * *

Близкие легенды были и у их напарников, молодых офицеров службы Внешней разведки, двадцатичетырехлетнего Володи Самсонова - Стивена Сандерса, напарника Маши Страховой и двадцатипятилетнего Николая Морозова - Роберта Мейсона, напарника Веры Зданович. Страхова и Самсонов отправлялись в Швейцарию, где Маше предстояло учиться почти год, а оттуда уже вернуться в Америку.

А Зданович и Морозов улетали сначала в Грецию, оттуда в Канаду и после шестимесячной обкатки в Торонто их ждал переезд в Майами.

Этим парам, как и многим другим, уже работающим и которые только готовились для засылки в ближайшие годы не только в США, Израиль, но и другие страны, где укрылись от правосудия предатели России, активисты пятой колонны, разрушители страны, мафиозные вожаки и финасовые аферисты, которые за период горбачевско-ельцинского лихолетья вывезли из России богатств более чем на 800 миллиардов долларов, предстояла тяжелая работа. Одних подонков следовало просто уничтожить, а других заставить вернуть все награбленное в Россию.

* * *

Вся компания дружно уничтожала жаркое по-императорски, девушки пили белое шабли, а мужчины посольскую водку. Все шумно переговаривались, и только Илья Страхов, для которого спасенная им когда-то маленькая Маша стала не просто приемной дочерью, а ценностью, не подлежащей измерению, сидел молча. Предстоящая разлука с самым дорогим существом, которое он вырастил для очень опасного дела, нагоняла тоску. Маша, оторвавшись от разговора с Кравцовым, заметила состояние Страхова и, встав из-за стола, подошла к нему.

- Папа, я тебя на минуту уведу посекретничать. Страхов встал и пошел, уводимый дочерью, на кухню. Увидев стоящие в глазах Страхова слезы, Маша бросилась на грудь отцу со словами:

- Папка, ну что ты? Я же люблю тебя больше всего на свете. - А Илья Романович, гладя Машу по голове, говорил:

- Дочка, ты береги себя. Если что случится, я себе не прощу, что готовил тебя к не женскому делу.

Психология bookap

- Нет, папа, ты ведь и сам знаешь, что пока мы не покараем главных врагов, разорявших страну, мы не

сможем жить спокойно. Не волнуйся, ничего с нами не случиться, с нами ведь Бог...