Часть вторая. На пути к возмездию.

Глава вторая. Техас просыпается.


. . .

2.

2 октября 2000 года, Москва.

До встречи у Краснова еще оставалось полтора часа и Юрий Смирнов, приказав никого к нему не пускать, хотел еще раз продумать те проблемы, которые ему предстояло в семнадцать часов обсуждать у первого заместителя директора Службы Внешней Разведки Александра Краснова. Третьим участником совещания должен быть его хороший друг, заместитель начальник Главного Разведывательного Управления Генерального штаба, его тезка, генерал Юрий Калинин.

Уже месяц прошел со дня знаменательной встречи в Цюрихе, где представители Техаса, негритянской общины США, Франции, Германии, Ирака и Ливии с его участием запустили механизм операции "Северная комета", целью которой было остановить США на пути установления своего мирового господства и подорвать позиции сионизма в управлении Америкой. Через два месяца состоится новая встреча в Цюрихе, где они должны будут уточнить и детализировать все этапы предстоящей длительной и опасной работы...

Но мысли о предстоящем совещании внезапно прервались воспоминаниями о сегодняшнем приеме в Кремле у главы государства Лобанова. Он сдержал данное им с приходом к власти слово о том, что за три месяца до окончания 2000 года он объявит о проведении президентских выборов. Их назначили на воскресенье третьего декабря 2000 года. Положение о выборах еще летом было разработано и утверждено Советом Федерации и Конституционным Судом. Со второго сентября была легализована и деятельность политических партий. Все шло в русле сроков, обещанных Лобановым.

Нельзя сказать, что жесткие методы Лобанова нравились всем, хотя и давали фантастические по результативности итоги, режим ельциноидов предельно развратил народ, отучил трудиться, думать и любить свою Родину. Несмотря на то, что основная часть пятой колонны была уничтожена, ускользнувшие на время гады забились во все щели огромной страны и ждали своего часа. Таких исправляла только могила. Население же утратило понятия ответственности, дисциплины, порядка, законопослушания.

У Смирнова в памяти вплыли цифры аналитических данных по России, когда пал ельцинский режим. Только воровством и мошенничеством в стране занималось более двенадцати миллионов человек. Бомжей и нищих было свыше семи с половиной миллионов. Безработных, как тех, кто не мог найти работу, так и тех, кто не хотел работать, а перебивался случайными заработками, было семнадцать миллионов. Более двадцати одного миллиона человек уклонялось от уплаты налогов. Женщины перестали рожать, а дети росли рахитичными и болезненными.

1998 год по сбору налогов был провален, как и предыдущие ельцинские годы. Но все реформы, начатые Лобановым, успешно продвигались за счет миллиардов долларов и золота, изъятых у мафии, властных коррупционеров и украденных Политбюро КПСС у народа в последние годы своей агонии. Часть населения, которая еще мало вникала в суть человеческих особенностей Лобанова и не сумела даже по целому ряду блестящих операций, решений и шагов оценить его, сумела это сделать весной 2000 года. После истечения срока подачи налоговых деклараций и уплаты налогов, в середине апреля по всей России последовала широкомасштабная серия арестов уклонившихся от уплаты налогов. Было арестовано сто сорок шесть тысяч человек. Скоротечность судов была ошеломительной. У тридцати трех с половиной тысяч человек было конфисковано имущество, а восемь тысяч семьсот человек угодили за решетку на срок от трех до пятнадцати лет. Остальные отделались большими штрафами, что дало казне 6,32 миллиарда долларов. Особенно пострадали захребетники эстрады, решившие, что они особая раса господ. Это пусть голодные шахтеры и учителя платят налоги на содержание науки, медицины, обороны... Многим пришлось заплатить налоги за восемь лет сразу, а тридцать семь человек угодили за решетку, невзирая ни на какую популярность. Лобанов на деле показал, что с ним игры очень опасны, а для закона отныне будут все равны.

Лобанов тогда молниеносно вместе с этой операцией, закрыл на два месяца границу для выезда за рубеж. Мышеловка была захлопнута. Поэтому всем аферистам, большим и маленьким, чтобы не оказаться на нарах, пришлось уплатить все сполна. Всего тогда до первого июля в бюджет страны было внесено более 28 миллиардов долларов. Не обошлось и без курьезов. Так называемые телевизионные и эстрадные звезды, попавшие, наконец, на зубок Фемиде, пришли в ярость, а некоторые дошли до оскорблений чиновников Налоговой полиции, судов и самого Лобанова, за что им моментально удвоили тюремный срок без права на амнистию.

Невольная улыбка набежала на лицо Смирнова, он вспомнил запавшие в душу телевизионные кадры 1997 года, когда дебильный чиновник высокого ранга из Госналогслужбы уговаривал собравшуюся у него тусовку эстрадных "звезд" платить налоги. Толстозадая певица причитала о своей бедности, забывая, что, выезжая за границу, живет только в роскошных апартаментах за тысячу долларов в сутки, когда шахтеры, ежедневно рискуя жизнью за двести долларов в месяц, не получают денег из-за таких лахудр.

Другая "звезда" эстрады, видимо, педик, все гнусавил, что могли бы таких "великих" людей, как они, вообще освободить от налогов. Много они тогда чего наговорили, и народ наконец-то увидел своих кумиров, понял, какие дешевки выросли в питомнике ельционоидного инкубатора. Что им голодные люди, холодные жилища, стреляющиеся от безысходности великие научные таланты, бездомные дети и умирающая страна. Упыри России тогда справили свой последний предсмертный и кровавый бал...

Мысли Смирнова вернулись опять к Кремлю, где его и лидера партии Национального Возрождения России (НВР) Владимира Столбова сегодня принимал Лобанов. Сначала они встретились с первым помощником Лобанова, Юрием Ивановичем Петровым, который еще месяц назад был назначен Лобановым руководителем штаба предвыборной кампании Лобанова. Пройдя с Петровым в кабинет Петра Лобанова, они невольно замедлили шаг, а Петр Иванович поднялся из-за стола и, подойдя к ним, поздоровался и пригласил присесть. Более часа длилась их беседа. Лобанова интересовали вопросы состояния партии Столбова, которая выдвигала Лобанова в президенты России, ее организации за пределами Москвы, в регионах, ее электорат, техническая оснащенность, финансовые возможности и многое другое.

После прихода Лобанова к власти он запретил политические партии, пока не успокоится общество, не улягутся страсти от нанесенного по пятой колонне и предателям удара. Но помня помощь Столбова и его соратников в свержении ненавистного режима, Лобанов распорядился, и Столбову в Москве и Подмосковье было выделено около десятка зданий под общественные организации благотворительного и просветительного характера, в которые уже трансформировалась его партия, так как и до этого она занималась такой работой. Помогли и губернаторы на местах.

- Да и я для сохранения ядра партии выделил им почти 22 миллиона долларов, - вспоминал Смирнов, - и эти деньги не пропали даром. Хотя после запрета на политическую деятельность партия сильно поредела, но связи сохранились. Еще с весны Столбов начал готовиться к осенней кампании. Поэтому после отмены запрета второго сентября за один месяц партия частично возродилась и уже составляла 118 тысяч человек. К первому декабря, то есть к кануну выборов президента, Столбов доведет численность партии до 370 тысяч человек, а ее активистов и сторонников - до 26 миллионов почти во всех крупных регионах страны.

Смирнов был очень рад тому, что двенадцатого сентября 2000 года Лобанов дал свое согласие на выдвижение его кандидатом в президенты страны в связке с президентом Белоруссии Александром Лобаченко, как кандидатом на пост вице-президента. Эта связка делала итоги выборов почти предсказуемыми. Лобанов и Лобаченко были практически двумя самыми выдающимися политиками на данный момент не только России, но и Европы в целом. России, чтобы возродиться, нужно было как минимум лет двадцать развиваться без войн и резких колебаний в экономической политике. Тогда можно будет добиться феноменальных успехов и наконец-то за сколько веков сделать жизнь русского народа благополучной и счастливой. Смирнов знал, какой гигантский скачок сделала Россия за период с 1890 по 1913 годы. За эти двадцать три года стало четыре России уровня 1890 года.

Так и сейчас Смирнову была понятна задумка Лобанова, которому исполнилось пятьдесят восемь лет, пробыть два срока президентства, а затем на два срока следующего периода передать бразды правления Россией Лобаченко, которому сейчас было только сорок шесть лет. Двадцать лет развития по одному курсу неизбежно возродят Россию и превратят ее в процветающее государство. Почти до начала нового века Лобанову пришлось наводить порядок в стране, собирать русские земли, взнуздать народ и заставить его поверить в свои собственные силы и свои неисчерпаемые возможности, когда им управляет железный и умный лидер, чего так боялись сионисты всех мастей и враги России и ее народа.

Психология bookap

Накануне начала века Лобанов практически завершил черновую подготовку к большим реформам, входившим в стратегический план развития России на двадцать лет. Страна как бы была готова к старту в XXI век. Оставалась одна огромная проблема - Америка, ее стремление к мировой гегемонии и желание не дать России шанса на достойное развитие. Значит, надо будет остановить агрессивную Америку ее же сионистскими методами и объединить Европу для обеспечения общей безопасности и процветания...

Юрий Иванович глянул еще раз на часы, было шестнадцать часов двадцать минут. Он нажал кнопку внутренней связи и сказал секретарю, чтобы шофер шел в машину. Да, отвлекся, - подумал Смирнов, - а надо продумать еще раз разговор с Красновым по операции "Северная комета", чтобы ничего не упустить. Россия, как государство, не могла принимать в ней участие, но помочь добровольцам была обязана.