Часть первая. Время собирать камни.

Глава третья. Украинский разлом.


. . .

6.

7 марта 2000 года, Украина.

С двадцати трех часов шестого марта, по просьбе областных руководителей, начался ввод воинских подразделений России, которые должны были стать на разграничительной линии, разделявшей Западную и Восточную Украину, предотвращая таким образом какие-нибудь провокации с любой из сторон, чтобы избежать возможного кровопролития, пока у киевских правителей не охладится разум и они не поймут, что народ имеет право выбора, точно так же, как он имел право выбора в 1991 году при выходе из состава СССР.

Уже в час ночи военные колонны из Гомеля вошли в Чернигов, где соединились с украинской дивизией, дислоцированной в районе Колычевки, что в семнадцати километрах от Чернигова. А спустя еще час из Белгорода через Харьков десантные колонны прибыли и в Полтаву. После коротких совещаний с командирами украинских частей и руководством Черниговской и Полтавской областей, было принято решение выйти за пределы этих областей на берега Днепра, Киевского и Кременчугского водохранилищ.

Таким образом, в эту зону попадала часть Черкасской области, не вышедшей из состава Украины и находившейся на восточном берегу водохранилища и граничащей с Полтавской областью. Такое же положение сложилось и с Киевской областью. В эту зону попадала ее часть, лежащая на восточном берегу водохранилища и Днепра, граничащая с Черниговской областью. Главной тактической задачей было расположить воинские соединения по линии водной границы водохранилища и Днепра, что крайне осложнило бы создание военных конфликтных ситуаций.

Войска были введены практически во все области, объявившие о выходе из состава Украины, и расположены на границах с областями, оставшимися в составе Украины. Накаленная ситуация в республике резко обострила и ситуацию в столице. Население Киева раскололось на два лагеря. Тех, кто стремился к объединению с Россией и тех, кто фанатично этому противился. Против, в основном, были те, кто долларовым допингом из-за океана уже впитал в себя ядовитую поросль русофобии, кто тайно работал на Запад, на США, на мировой сионизм, раскалывающий славянское единство. Те, кто за годы самостийности перебрался из западной части республики в столицу, кто терял власть, позволявшую безнаказанно грабить народ, да и часть просто обманутых пропагандой людей.

В час ночи седьмого марта министр обороны Степан Музыкин по поручению своего президента, закончил разговор с Брюсселем. Он согласовал последние детали прибытия десятитысячного корпуса американских десантников под эгидой НАТО в роли миротворческих сил, с бригадным генералом США Джоном Фритауном, который был назначен командовать этой бригадой. В этот корпус вошли 9 тысяч американцев, 600 англичан, 200 поляков и 200 бельгийцев. Немцы благоразумно отказались от участия в этой акции.

В восемь часов утра шестого марта в аэропорт Борисполь и на новую военно-воздушную базу под Киевом - Речную, должны были приземлиться первые шесть широкофюзеляжных новых транспортника ДС-360 с 1.800 десантниками на бортах. К вечеру восьмого марта в этом районе было запланировано высадить все 10 тысяч человек. Параллельно должна была осуществляться транспортировка боевой техники, джипов, бронетранспортеров, танков, утепленных домиков, различных грузов, медикаментов, продовольствия.

На всю эту операцию отводилось ровно трое суток. То есть создавался воздушный мост, по которому к утру десятого марта бригада США и их сателлитов под прикрытием мандата миротворческой миссии должна была в составе сухопутных подразделений Украины и ее спецназа "Беркут" войти на территорию областей, вышедших из подчинения Киеву. Дополнительно готовился еще и тридцатишеститысячный корпус НАТО для посылки на Украину.

Министр обороны Музыкин отдал необходимые приказания о подготовке к приему американских частей и срочному выдвижению двадцати бригад сухопутных войск численностью 120 тысяч для переброски в пятнадцать мятежных областей. МВД Украины, со своей стороны, готовило для этой акции 86 тысяч человек из системы внутренних войск и подразделений по борьбе с терроризмом. В два часа пятнадцать минут ночи руководители Украины разошлись по кабинетам администрации президента с целью поспать несколько часов, чтобы уже с раннего утра начать работу. Никто из власть предержащих не мог с уверенностью сказать, что их ожидает. Они знали одно: что власть начинает ускользать из их рук, и поэтому их сердца наполнялись не тревогой за судьбы народа, а лютой ненавистью и злобой к руководителям областей, вышедших из их подчинения. Жажда мести затмила их разум.

Поспать, однако, не пришлось. В два часа сорок шесть минут ночи министра обороны разбудил его адъютант и протянул сотовый телефон. Степан Кузьмич спросонья ругнулся в адрес адъютанта - ведь только заснул - и взял телефон. Какой-то полковник из службы аэропорта скороговоркой затараторил: "Товарищ министр, аэропорт полностью блокировали русские бронетранспортеры, с ними заодно и наши части..."

- Ты что, мать твою так, - взорвался Музыкин, белены объелся или нажрался до галлюцинаций? Но в этот момент в трубке раздался треск и незнакомый зычный голос произнес:

- Здравствуйте, господин министр. С вами говорит генерал-майор Радченко, командир VI бригады российских миротворческих сил. По просьбе правительств Черниговской и Харьковской областей наши части вышли на побережье Киевского водохранилища, Днепра и Кременчугского водохранилища, занята и вся левобережная часть Киевской области, в том числе и часть Киева на левом берегу Днепра. Аэропорт блокирован войсками, так что вряд ли американцам удастся высадиться в этом месте.

Войска введены с миротворческой миссией, обеспечить контроль за свободным волеизъявлением народа на референдуме и защитить права русского населения в этом вопросе. После проведения референдума все воинские части будут выведены. Сегодня ваше правительство получит исчерпывающую информацию на этот счет из Москвы. Хочу напомнить, что при любой попытке проникновения на левый берег ваших вооруженных формирований мне придется открыть огонь на поражение. Таков приказ. В первые минуты Музыкин подумал, что это идиотский розыгрыш, и только спустя пару минут понял, что произошло.

- Да мы вас в порошок сотрем, - заорал Музыкин в трубку, - раздавим, как клопов... Дальше неслась откровенная брань, которую Радченко вынужден был жестко оборвать.

- Откровенно говоря, я думал, вы умнее. Вот откуда все беды Украины. Я все сказал. Любые провокации с вашей стороны, которые могут обернуться человеческими жертвами, лягут кровавым бременем на личную судьбу не только вас, но и высших властей Украины. Народ сам решит свою судьбу, с кем ему жить. И Радченко отключил телефон.

Глаза Музыкина налились кровью от бешенства, от бессилия разорвать этого московского (Музыкин не мог знать, что Радченко был белорусским генералом, служившим в Гомеле) генерала на куски. Сонливость как рукой сняло. Все рушилось. Срывалась высадка американских войск в аэропорту, да и вообще, что будет, раз русские войска вошли в мятежные области. Одна мысль сменяла другую. Быстро одеваясь, он думал о необходимости немедленно связаться со штаб-квартирой НАТО в Брюсселе и переориентировать высадку американцев на военный аэродром в Белой Церкви, что в семидесяти шести километрах на юг от Киева.

То, что русские вышли к водным преградам, создавало огромные проблемы для Киева.

- Нужно поднять президента, премьера, нужно думать и искать выход... - лихорадочно летели мысли этого располневшего, с лоснящимся лицом человека, давно запродавшего свою душу фальшивой позолоте и мишуре властных амбиций, необузданной жажде власти...

В восемь часов десять минут утра на военно-воздушной базе "Речная" под Киевом приземлились с промежутками в пять минут три ДС-360 с американскими десантниками. Америка еще не подозревала, во что она опять вляпывалась. В еще большем дерьме оказывались Киевские властители, постепенно вытеснившие небольшую часть здравомыслящих политиков из властных кабинетов Украины. Они закусили удила от одного-единственного желания - наказать зачинщиков бунта областей. У этой власти помутился разум. В страну, пережившую гитлеровскую оккупацию, потерявшую на войне десяток миллионов своих сограждан, пригласили как оккупантов тех, кто разрушил Советский Союз, страну, за которую заплачено такой дорогой ценой...

В десять часов седьмого марта уже вся Украина знала, что под Киевом в "Речной" и в Белой Церкви начали высадку войска НАТО, в основном американцы. Это вызвало реакцию, которую Киев предусмотреть не смог. В Киеве начались беспорядки. Рабочие ряда оборонных заводов, техническая интеллигенция и ряд общественных организаций вышли на митинги с плакатами "НАТО геть з Украины", "Долой оккупантов", "Долой президента", "Американцы, вон из Киева"...

Власть бросила на народ спецназ "Беркут". Произошли столкновения, появились убитые и раненые. Тогда народ хлынул через мосты и на метро, устремляясь на левый берег Днепра, в восточную часть города, где уже были русские войска. Власти стали спешно перекрывать мосты через Днепр и блокировали движение метро. Тогда народ на машинах, автобусах и электричках потоком устремился в соседнюю Черниговскую область.

В двенадцать часов по радио было сообщено, что депутаты и администрация Черкасской области, остававшейся в составе Украины, в знак протеста против высадки американских войск на украинской земле приняли решение о выходе из состава Украины. Это решение было поддержано всеми командирами силовых структур, расположенных на ее территории. Часть населения Киева и области после этого сообщения начала исход а эту область.

Психология bookap

Весь день между Киевом и Брюсселем, Киевом и Вашингтоном шли консультации по создавшейся тупиковой ситуации. Любая попытка двинуть войска в области, провозгласившие свою независимость от Киева, грозила превратиться в кровавый конфликт. Вечером седьмого марта по телевидению России прозвучал меморандум ее руководства, потребовавший срочного созыва Совета Безопасности ООН по рассмотрению вопроса об оккупации войсками США и НАТО западной части Украины без санкции на это ООН.

Свою миссию в областях, вышедших из под контроля Киева, Россия объяснила миротворческой акцией по обеспечению свободного волеизъявления населения этих регионов на референдуме. А министр обороны России предупредил НАТО, что российским войскам отдан приказ в случае провоцирования со стороны сил НАТО вооруженных столкновений военнослужащих США и сил НАТО в плен не брать... За три дня до проведения референдума Россия будет готова пропустить членов Европейского Союза для контроля за свободным волеизъявлением народа на проводимом референдуме.