Часть 7. Изменение общественной позиции.


...

Глава 5

Рассказывают, что, когда однажды папу римского Пия IX попросили принять участие в судьбе молодого писателя, Его Святейшество в шутку пообещал включить его книгу в "Index Librorum Prohibitorum". Запретный плод вызывает самый большой интерес – не важно, слаще ли он разрешенного. Соблазнительность порнографии, без сомнения, во многом напрямую связана с налагаемыми на нее запретами, тайным характером распространения и риском наказания.

Английский социолог Джеффри Джорер считает, что "потребитель порнографической продукции осознает, что нарушает закон ради обладания ею, и это доставляет ему дополнительное удовольствие".

Церковные иерархи, политики, высшие полицейские чины и другие столпы общества отличают порнографию, указывая на прямую связь между преступностью, с одной стороны, и развращенностью – с другой стороны, что зачастую находит отражение в "жесткой" порнографии и полупорнографии. Недавно архиепископ Иоркский Ф. Д. Когтан обратился к английским деловым кругам, страстно призывая предпринять шаги для предотвращения распространения "массы непристойной или полупристойной литературы, отравляющей умы и души наших молодых людей". "Эта грязь, – заявил он, – не должна свободно продаваться в английских городах и быть доступна юношам и девушкам". "Дешевые романы, как правило, лишенные литературных достоинств, глянцевые журналы, восхваляющие секс, открытки, которые не выставляют в витринах, но продают в магазине, – вот что я имею в виду!" – восклицал священник. Труд и деньги, вложенные в издание "грязных книжонок", лучше было бы потратить на обустройство тюрем, полагает архиепископ, либо на помощь трудным подросткам, ибо всегда лучше принять превентивные меры, чем лечить.

Среди тех, к кому так горячо апеллировал архиепископ, многие вряд ли удовольствовались бы "сальной" шуткой или "грязной" открыткой.

Архиепископ, человек, безусловно, высокоморальный и достойный, исходил из ошибочной идеи о том, что общество легко может впасть в недостойное сексуальное поведение, а порнография этому только способствует. Мысль более чем спорная. Как сказал однажды мэр Нью-Йорка Джимми Уокер, разве кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы книга соблазнила женщину? Да, Казанова знакомил своих любовниц с сонетами Аретино, но скорее желая просветить их, а не возбудить.

Много говорят о связи, существующей между преступностью и порнографией, но нам такие утверждения кажутся сильно преувеличенными. Как пишет Алек Крейг, английский эксперт по запрещенной литературе, немногие факты подтверждают подобную взаимосвязь. Жиль де Рей, садистдетоубийца, живший в XV веке, заявлял, что его развратило чтение Светония. Но миллионы студентов, изучающих историю Рима, читали "Жизнеописание цезарей" Светония, и им это не повредило. Не испортила богатая эротическая коллекция и Монктона Майлнесса, посвятившего свою жизнь служению обществу. Чтобы развратить Жиля де Рея, не требовались особые книги, он был психопатом от рождения.

Психология bookap

Английские законодатели выдвигают и другое утверждение – будто бы порнография подталкивает людей к мастурбации, особенно журналы, публикующие фотографии голых красоток. Но никто пока не доказал, что без таких журналов не было бы онанизма и мастурбации. Исследования в области секса, в том числе выполненные Кинси, доказывают, что желание онанировать достигает пика в подростковом возрасте, а затем постепенно уменьшается. Если привычка сохраняется в зрелом возрасте, это вовсе не значит, что человек излишне увлекался порнографией, просто у него есть какието отклонения в психике. Конечно, эротическая литература возбуждает – так действовало на Сэмюеля Пепиа чтение "Школы для девочек", когда он уединялся с книгой у себя в комнате. Обычно издатели опускают этот отрывок дневника, однако точно известно, что у него были эрекция и оргазм.

И все-таки подобное случается значительно реже, чем принято считать. Значительная часть порнографических книг плохо написаны, бедно изданы и, по сути дела, не являются литературными произведениями, хотя и представляют определенный интерес для ученых. В исторической перспективе с ростом образования можно было бы положиться на развитие хорошего вкуса в обществе, приняв некоторые меры предосторожности в интересах детей и юношества, но не пытаться улучшить нравы, ужесточая закон. Порнография процветает именно потому, что ее запрещают. В викторианскую ханжескую эпоху производители и торговцы порнографией богатели на глазах. Разумная система полового воспитания прививает отвращение к низкопробной продукции, спрос на нее падает – то есть в идеале остается лишь хорошая эротическая литература. Как писал английский литературный критик Уолтер Аллен, "мы не знаем, способствует ли порнография развращению. Все, что можно сказать по этому поводу: она всегда существовала и всегда будет существовать, пока живы сексуальные фантазии мужчин и женщин, которые они по тем или иным причинам не могут осуществить в реальной жизни".