Часть 6. Издатели, цензура, закон.

Глава 1

Рассмотрим теперь меры, направленные на ограничение или полный запрет издания и распространения эротических и порнографических изданий. Самым строгим цензором всегда была римскокатолическая Церковь, ревностнее всего действовавшая в эпоху Реформации. В 1559 году папа Павел IV передал в Инквизицию список запрещенных книг. В 1564 году Трентский Собор рассмотрел его и утвердил этот перечень. С тех пор он неоднократно обновлялся и известен ныне как "Индекс" – Index Librorum Prohibitorum. В то время Церковь не очень заботила печатная порнографическая продукция, если только сальности не смешивались с ересью, сатирой или нападками на Церковь, как в случае с "Декамероном", который правоверным было запрещено читать в "неподчищенном" виде.

Такова была официальная политика Ватикана. На сегодняшний день в "Индексе" содержатся названия более четырех тысяч книг, не рекомендуемых католикам всего мира ни в одном переводе. Никто не может ни читать их, ни владеть ими без особого разрешения, дающегося в исключительных случаях.

По словам Ст. Джона-Стевалла, специалиста по законодательству о непристойностях, "Церковь пережила при Реформации такой травматический шок, возникла такая потребность в защите против распада, что "Индекс" не был бессмысленной затеей. Полезен ли он сегодня – другой вопрос".

Последний выпуск "Индекса" появился в 1948 году. Он не содержит "тяжелой" порнографии, попадающей под общий законодательный запрет, но включает отдельные эротические сочинения или книги с эротическими сценами, такие, как "Памела" Ричардсона, все романы Бальзака, отца и сына Дюма, Стендаля и Золя. В 1952 году список дополнили романами Альберте Моравиа.

Идея "Индекса" о том, что запрету подлежит порнография не сама по себе, но в союзе с критикой установлений власти, проводилась в жизнь в Англии после Реформации. Все, заподозренное в непристойности, подлежало рассмотрению церковными судами, потом осуществлять контроль пришлось монарху, который давал разрешение на всю печатную продукцию. Разрешительный "Акт" был отменен в 1695 году, и попыток реанимировать его не делали. Историки настойчиво вторят друг другу, что гражданские суды Англии начали наказывать за непристойность в 1727 году, когда был осужден издатель и книгопродавец Эдмунд Керл, чей адвокат утверждал, что непристойность не является преступлением в рамках общего права. Делу придавали большое значение, и Керла выставили государственным преступником. В действительности же еще до случая с Керлом имели место подобные судебные преследования. После исчезновения "Разрешительного Акта" из кодекса, обвинения в непристойности попали под юрисдикцию обычных судов, а печатание неприличной книги стало преступлением.

Разрешительный акт 1662 года был направлен против "еретических, подстрекательных, раскольнических или преступных книг и памфлетов", в том числе и против непристойностей, но за них не наказывали чересчур серьезно. Акт возлагал ответственность за выявление нежелательных изданий на правительственных агентов, которые должны были предъявлять их государственному секретарю. Самым известным и ненавидимым агентом был Роберт Стефенс. В 1677 году молодой книготорговец по имени Уэллс, имевший магазин у Собора Св. Павла, продал несколько эротических книг, которые ввез из Амстердама, в том числе "Школу для девочек". Впрочем, ему повезло: правительственным указом его магазин был закрыт всего на несколько часов. В 1683 году по докладу Стефенса был оштрафован некий Джон Уикинс за печатание "Красноречия шлюх", английского перевода "La Retoricadelle Puttane" итальянца Ферранте Паллавичино, который описывал жизнь проституток и искусство обольщения. (Автор пострадал больше своего английского издателя: его осудили во Франции в 1644 году, два года спустя после выхода первого издания книги, но не за порнографию, а за антиклерикальный уклон). Затем в 1689-м и в последующие годы, состоялось несколько судебных преследований в связи с книгами Рочестера, особенно со сборником "Стихи на разные случаи" и пьесой "Содом". Уничтожение книг по приговору суда, которое обычно связывают с Актом лорда Кэмпбелла от 1857 года, вошло в обиход во второй половине семнадцатого века. 12 октября 1696 года газеты сообщали, что "целый воз непристойных книг, возвещающих разврат, был сожжен возле Гейтхауза в Вестминстере мистером Стефенсом, правительственным агентом, в присутствии судьи и констебля. По нашим сведениям, книги принадлежали одному итальянцу-бернардинцу".

В начале правления королевы Анны правительство внезапно решило передать ведение подобных дел в Суд Королевской Скамьи Вестминстер-холла, возможно, из-за мягкости приговоров суда низшей инстанции.

Первое дело в Королевском Суде, на прецедент которого впоследствии возлагал большие надежды Керл, было направлено против Джеймса Рида и Анджело Картера за публикацию порнографической поэмы "Пятнадцать неприятностей от девственности". Прокурор заявлял, что ответчик виновен в той же степени, что сэр Чарльз Седлей в эпоху Карла II. Но суд с ним не согласился. "Эти грязные вирши никого не задевают. – заявил судья Поуэлл, оправдывая подсудимых, – клевета же всегда направлена против кого-то лично. Суд должен заниматься этой проблемой, но у нас нет закона, позволяющего наказывать развратников, и мы не имеем права сами написать его. Что касается дела сэра Чарльза Седлея, то дело было гораздо серьезнее". Как объяснил судья, Седлей издевался над стоявшими внизу людьми, швыряя в них бутылки.