Часть 5. Порнография и извращения.


...

Глава 2

Порнографический шедевр Захер-Мазоха является возможно, самым откровенным среди подобных ему сочинений и, безусловно, самым известным. Впрочем, он не был первым мазохистом, решившимся описать свой опыт. Французский философ Жан Жак Руссо в своей "Исповеди" удивил читающую публику рассказом об опыте, который приобрел мальчиком в руках гувернантки. Ему было восемь, а гувернантке, мадемуазель Ламберсье, тридцать лет, когда он в 1720 году впервые был наказан ею за непослушание. "Довольно долго она ограничивалась лишь угрозами, и это казалось мне очень странным, но после того как мадемуазель ее осуществила, я нашел, что само наказание не так страшно, как ожидание. И вот что самое странное: наказание заставило меня еще больше полюбить ту, которая подвергла меня ему… потому что я обнаружил в боли и даже в самом стыде чувственность, вызвавшую во мне больше желания, чем страха боли. Несомненно, во многом был виноват проснувшийся половой инстинкт: то же наказание, полученное от брата мадемуазель, не показалось бы мне таким приятным".

Порка повторилась всего один раз: гувернантка заметила производимый эффект и немедленно прекратила сечь мальчика, хотя воспоминание о двух порках наложило отпечаток на всю жизнь Руссо. "Кто бы мог подумать, что это наказание… определит мои вкусы, мои желания, мои страсти, меня самого на всю оставшуюся жизнь?" – признавался Руссо. Ему нравились игры маленьких девочек, особенно та, где кто-то играл роль школьной наставницы, избивая остальных. В фантазиях Руссо каждая молодая женщина была или учительницей, или мачехой. Боясь признаться вслух, чего хочет, он наслаждался под плеткой воображаемой любовницы. Только стыд мешал ему воплотить мечту в жизнь.

Как мы уже писали, именно в Англии наказание поркой получило самое широкое распространение.

Дома, в школе, в борделе, во имя соблюдения уголовного права и военной и морской дисциплины трость и плеть были неотъемлемым элементом наказания. Об этом много писали, в частности, наблюдатели с континента отмечали прежде необычную приверженность школьных учителей к такому наказанию. Уже в 1676 году в пьесе "Виртуоз" драматург и поэт Томас Шедвелл изображает старого блудодея Снарла, который обращается к юной проститутке с просьбой выпороть его. "Странно, как это вы наслаждаетесь подобной гадостью?" – спрашивает она его. А он отвечает; "Я так привык к порке в Вестминстерской школе, что с тех пор не мог прожить без этого и дня".

В XVIII и XIX веках в Лондоне существовали многочисленные заведения для любителей порки, их посещали "сливки общества". Одним из них заправляла миссис Коллетт, известно, что по крайней мере один раз Георг IV посещал ее дом. "Королевой ремесла" была Тереза Беркли, владевшая домом № 28 по Шарлотт-стрит. Она в совершенстве владела искусством угождения клиентам, была очень деловой женщиной и сумела накопить значительное состояние. У Терезы было прозвище "лошадка Беркли", поскольку она изобрела специальное устройство для "порки джентльменов". Его описание мы находим в книге "Любовные дела школьной учительницы, или Игры с березой", изданной в 1810 году. Там говорится, что "лошадка" позволяла устраивать клиента самым затейливым способом. Коллекция инструментов для порки не имела себе равных.

Тереза всегда вымачивала розги в воде, чтобы были свежими и упругими.

Подробности о "березовых играх" приводятся в книге: "Бесчисленное количество старых генералов, адмиралов, полковников, капитанов, а еще епископов, судей, адвокатов, лордов, членов Палаты общин и врачей время от времени приходят, чтобы быть выпоротыми, разгорячить кровь и ощутить возбуждение, которым давно уже не могут похвастаться, равно как и победами над противоположным полом. Верно и то, что сотни юношей, чьи наставники укрепляли дисциплину розгой, пристрастились к определенным ощущениям и хотели теперь "выносить" то же наказание от рук прекрасных женщин…

Женщин, обеспечивающих удовлетворение странных прихотей, называют "госпожами", ибо они умеют то, что недоступно большинству. Недостаточно иметь розги и желание пустить их в ход, нужно знать, как взяться за дело. Необходимо интуитивно чувствовать малейшие нюансы и капризы мужской психики и быть готовой ободрить и утешить клиента…17" Умение женщин обращаться с розгой прославляется в сочинении "Веселые порядки Святой Бригитты: воспоминания об употреблении розги" Маргарет Ансон Йорк, которое считалось (скорее всего, ошибочно) свидетельствами французских аристократок времен II империи, любительниц порки. "В манере пороть существует много различий, – пишет автор. – Вряд ли можно насладиться ею, если розгу используют самым вульгарным образом. Но когда орудие наказания находится в руках элегантной утонченной женщины, и наказывающий, и наказуемый получают истинное удовольствие".


17 См. свидетельство проститутки Вики Барретт на суде по делу д-ра Стефана Уорда в Лондоне в июле 1963 года.


Ей приходилось, надев нижнее белье и ботинки на высоком каблуке, пороть взрослого мужчину. Ей платили 1 фунт стерлингов за каждый удар. "Скандал-63", 1963.

Клеланд включил в "Фанни Хилл" эпизод с поркой, это первое напечатанное подробное описание флагелляции. Дело происходит в заведении миссис Коул. Молодой человек улегся животом на скамью, Фанни привязала его ноги к скамье его же подвязками и высекла. Затем он в свою очередь высек Фанни, но не столь жестоко, и только тогда полностью удовлетворил свои желания. После всех этих игр миссис Коул сама подала им ужин, "что добавило изысканности блюдам и тонкости вкусу тщательно подобранных вин".

Мы уже знаем по "Виртуозу" Шедвелла, что розга в английских борделях употреблялась задолго до Клеланда. Хогарт в "Успехе шлюхи" описывает розгу, висящую на стене комнаты проститутки, но именно в школах – и для мальчиков, и, что удивительно, для девочек – розга получила наибольшее распространение, а потом мода распространилась на все слои английского общества.

Одной из самых популярных книг викторианской эпохи был "Роман о наказании", впервые вышедший в 1866 году с восемью цветными литографиями Дагдейла. В нем повествуется об ученице Бельведера, училища для юных аристократок. Автором книги был Джордж Сток, отставной лейтенант королевской гвардии. Он высказывает любопытное утверждение о том, что женщина, секущая другую женщину, также получает удовольствие и возбуждается. "Как правило, женщины редко бывают готовы прибегнуть к розге. Одни слишком мягкосердечны, другие – стеснительны, но, если уж возмездие неотвратимо, они не знают меры в жестокости и дают волю страсти".

В том же 1866 году Дагдейл выпустил в свет сочинения Селлока с литографиями, где одной из основных тем стало употребление розги в домашнем обиходе. Героиня "Леди Лавспорт" – горячая сторонница порки. Рассказ ведется от лица племянницы, выросшей в ее доме и не избежавшей знакомства с розгой.

Психология bookap

Употребление розги дома жарко обсуждалось в газетах и журналах того времени, такие респектабельные издания, как "Королева" и "Домашний журнал англичанки", открыли у себя колонки для публикации писем подписчиков. Но объем корреспонденции превзошел все ожидания, и "Домашний журнал" вынужден был выпустить приложение с подборкой писем на тему: "По поводу порки девочек и телесных наказаний детей в целом", написанных в апреле-декабре 1870 года. Некоторые письма прислали шутники, но в основном люди писали их более чем серьезно.

Приложение ценой в два шиллинга раскупалось вовсю. Как после выхода "Венеры в мехах", вырос спрос на собачьи плетки, причем многие покупатели не были собачниками.