Часть 4. Эротическая порнография.


...

Глава 4

В порнографических сочинениях важную роль играют иллюстрации. Иногда рисунки и картинки включаются в книгу, иногда их публикуют отдельно. За немногими исключениями самые опытные иллюстраторы порнографических сюжетов – европейские художники, чаще всего французы, бельгийцы и итальянцы. Отметим Джулио Романо, Фрагонара, Ватто, Видала, Августе и Аннибала Караччи, Буше, Фелисьена Ропса и Тулуз-Лотрека. Шедеврами являются картины "Качели" Фрагонара и "Утренний туалет" Буше, изображающий даму за интимным омовением.

В области эротической скульптуры только французам удалось приблизиться к высотам Челлини. В Англии никто не смог сравниться с Фальконе, Жаном Басиляром и Огюстом Роденом, а лучшим из английских художников-эротистов был Обри Бердслей, умерший в 1898 году в возрасте двадцати шести лет. В георгианскую эпоху один художник все-таки достиг высот в изображении порнографических сцен, то был Томас Роулендсон. Ему не хватало утонченности Бердслея, но не следует забывать, что в начале века манеры были значительно грубее.

До середины восемнадцатого века в Англии не было собственных художников-порнографов, они были вынуждены удовлетворяться изданиями Аретино, иллюстрированными Романо и братьями Караччи. Неизвестный английский художник создал семнадцать рисунков к эротической книге "Удовольствия любви, содержащие различные забавные и любопытные вещи о покоях Венеры" (1755 г.). На фронтисписе изображена крупная женщина с бокалом любовного напитка в левой руке, правой она отдергивает полог кровати, на которой видны четыре голые ноги.

На пологе написано "Удовольствия любви, 1755". (Книга была перепечатана в Лондоне в 1881 году под заголовком "Приключения распутника" с шестью цветными литографиями, но они были существенно хуже оригинальных гравюр, являя собой типичный пример упадка порнографической живописи конца девятнадцатого века.) Тогда же взошла слава английского художника и гравировщика Уильяма Хогарта. Многие его вещи из серий "Успех шлюхи", "Успех распутника", "Модный брак" безусловно эротичны, но это не порнография. Хотя сцена в борделе из "Успеха распутника" уже близка к этому. На переднем плане раздевается женщина, поза ее непристойна.

Слуга вносит тарелку и свечу, которые она потребовала. Хогарт был моралистом, он изображал порок самым устрашающим образом, но викторианцы заставили его внести изменения в некоторые картины, например в лист № 9, где солдат рисует на стене мужской половой орган, и в № 5 из "Модного брака", где полуобнаженный любовник убегает через окно при внезапном появлении мужа своей пассии.

Карикатурист Исаак Крукшенк проиллюстрировал всего одно порнографическое издание, а егс сын Джордж, гораздо более знаменитый художник делал иллюстрации для "Фанни Хилл" Клеланда.

Другой карикатурист, Джеймс Гилрей, был автором эротической картинки "Брачная ночь" и множества изображений порки. В конце георгианского века крупнейшим интерпретатором эротических сюжетов был Томас Роулендсон (1756-1827 гг.). У Эшби в собрании было около ста его порнографических работ, в том числе опубликованные после смерти "Хорошенькие игры для юных девушек" (1845 г.). Иллюстрации сопровождались скверными стишками его же сочинения.

Помимо отца и сына Крукшенков, время от времени посвящавших свой талант порнографии, были Джордж Морланд, его сводный брат Уильям Уорд и офортист Джон Рафаэль Смит. Они тоже делали иллюстрации для "Фанни Хилл", "Тома Джонса", "Тристрама Шенды" и "Сентиментального путешествия" Стерна. После смерти Роулендсона никто не смог продолжить традицию эротического реализма с подобным мастерством. Все попытки были грубы и вульгарны. Только к концу века в Англии возникла новая концепция эротизма, которая нашла выражение в чувственных работах Данте Габриеля Россетти и школы прерафаэлитов в живописи, а позже в сложном декадансе Бердслея.

Одновременно эротический реализм стал художественной натурой для фотокамеры. Изобретение и совершенствование фотографии привело к промышленному производству эротических и непристойных снимков, положив начало процветающему и сегодня бизнесу "развратных открыток". Одним из самых удачливых фотографов 60-70-х годов прошедшего века был Генри Хейлер. Владелец двух домов в Лондоне, он фотографировал обнаженными всю свою семью, включая жену и двух сыновей.

При налете полиция обнаружила 130248 непристойных снимков и 5000 диапозитивов, позже все это было уничтожено. Хейлер благоразумно перебрался на континент, чтобы избежать ареста.

Тем временем Россетти и его ученики запечатлевали иную чувственность – патологическое сладострастие, страсть с примесью чувства вины. Россетти лучше других умел передать очарование женской руки, жестокую прелесть ее ярких губ, выражение глаз любимой. Иван Блох, немецкий историк сексуальной морали Англии, считал Россетти любовным психологом, разглядевшим в женщине идеал, к которому мужчина стремится от унылой монотонности будней как к источнику вечной красоты.

Прерафаэлиты оказали существенное влияние на блестящего разностороннего графика Обри Винсента Бердслея в начале его короткого пути в искусстве. Он успел стать автором около пятисот замечательных рисунков, прежде чем умер от туберкулеза. Он был художественным редактором двух авангардистских журналов – "Желтая книга" и "Савой". Бердслея с полным правом можно назвать любовным психологом, хотя секс не победил его как прерафаэлитов, его отношение к сексу было свободным, почти языческим, как во Франции восемнадцатого века. Одним из первых проектов художника были иллюстрации к Лукиану. Как он говорил друзьям, подобных рисунков в книгах еще никто не помещал. Многие рисунки издатели и редакторы возвращали как слишком рискованные, что было совершенно естественно, в его работах всегда таился яд. Он оказался объектом всеобщей критики – один аноним отозвался о творчестве Бердслея как об "открытом восхвалении загнивающей жизни". Преследователи художника пытались усмотреть непотребство в каждом его штрихе. Однажды, когда издатель отклонил рисунок, художник отослал его другу с таким комментарием на полях:

Это сурово, слышишь?!
Но ничего не попишешь,
Не так уж потеря страшна.


Среди запрещенных рисунков Бердслея были серия иллюстраций к "Саломее" Уайльда. Одна называется "Туалет Саломеи" и изображает даму со свитой в более чем откровенном неглиже. Туалетный столик уставлен книгами. В увидевшем свет варианте книги Саломея одета. Бердслей тонко отомстил общественному мнению: книги, изображенные им, были заклеймлены как порнографические или непристойные – "Золотой осел", "Манон Леско", знаменитый роман Золя о проститутке "Нана" и роман маркиза де Сада.

Бердслей делал эротические иллюстрации для "Лисистраты" Аристофана. Эксцентричный издатель Леонард Смитерз, любивший эротику, поместил иллюстрации в подпольном издании 1896 года. Сам художник не слишком высоко оценивал иллюстрации и перед смертью в письме к Смитерзу просил скупить и уничтожить тираж.

Бердслей начал писать и иллюстрировать пародию на легенду о Тангейзере15, в подредактированном виде Смитерз опубликовал фрагмент из нее в первых двух номерах "Савоя". Неоконченное сочинение Бердслея, переведенное на немецкий, сегодня является книжным раритетом. Пародия Бердслея – утонченнейший образец английской эротики.


15 Рассказ о Венере и Тангейзере. Романтическая повесть Обри Бердслея. Лондон, 1907 г. 250 экз.


Уайльд написал об извращенном порнографическом таланте Бердслея, посвятив французское издание "Саломеи" "единственному художнику, кроме меня, который знает, что такое танец семи покрывал, и способен видеть невидимое".