Часть 7. Изменение общественной позиции.


...

Глава 3

Ситуация в Америке менялась, не оставалась в стороне от либеральных веяний и Англия. Был утвержден новый критерий определения непристойности. В 1959 году парламент принял "Акт о непристойных публикациях", который должен был "усилить Закон о порнографии". "Акт" стал результатом парламентских дебатов и слушаний, на которых рассматривались судебные иски против отдельных литературных произведений, в том числе против "Бабника" Стенли Кауфмана (роман свободно печатался в США под названием "Натянутая веревка").

Новый критерий был сформулирован следующим образом: "Настоящим Актом публикация признается непристойной, если вся она (или отдельные ее части) направлена на развращение личности".

Имелись в виду любые публикации, живописные произведения, радиопостановки и фильмы. "Акт" подвел юридическую основу под решение судьи Стейбла о романе "Бабник", заявившего, что литературное произведение следует оценивать, исходя из его воздействия на среднего гражданина, а не на гипотетическую школьницу.

Книготорговцы, издатели и авторы получили возможность, опираясь на "Акт", защищаться, а наказание за распространение "непристойных" изданий ограничивалось 100 фунтами штрафа и шестью месяцами тюремного заключения. Большое жюри могло налагать большие штрафы и приговаривать к заключению сроком до трех лет.

Были расширены права полиции касательно обыска помещений, принадлежащих торговцам, подозреваемым в распространении непристойных материалов, то есть фактически отменялся "Акт" 1857 года, который гласил, что судья может принять дело к рассмотрению лишь после того, как полиция зафиксирует факт продажи. Полиция же утверждала, что поймать за руку оптовых торговцев порнографией, хранящих свой товар на складах, чрезвычайно трудно, если вообще возможно. Таким образом, новый "Акт" защитил собирателей эротики от уничтожения их библиотек (хотя и оставил в силе временное изъятие книг полицией), а вот положение книготорговцев ухудшилось, несмотря на то, что они получили право продавать свой товар общественным и научным организациям для исследований.

Заметим, что британская полиция вообще редко вмешивалась в дела торговцев книгами, особенно тех из них, кто занимался редкими эротическими книгами. Впрочем, случались и исключения из правил: один такой горестный случай произошел в Пуле (Дорсет) в 1951 году. Полиция графства арестовала в доме торговца редкими книгами двадцать четыре тома и папку акварелей.

Кроме двух экземпляров полного издания "Любовника леди Чаттерлей", все книги были на французском языке. И все-таки судья распорядился уничтожить пятнадцать книг и четыре акварели. Среди них было редкое издание 1816 года, и по просьбе адвоката судья разрешил отправить книгу в Британский музей, но остальные были преданы огню, хотя букинист утверждал, что многие его покупатели – врачи и психологи, в том числе Альфред Кинси, просивший его подобрать эротическую коллекцию для Института сексуальных исследований.

В течение нескольких месяцев после принятия "Акта о непристойных публикациях" состоялись два серьезных процесса. Первое дело было возбуждено против "Женского справочника", второе – против "Пинджин Букс Лтд.", распространявшей полное издание "Любовника леди Чаттерлей" в мягкой обложке. Заслушав многочисленных экспертов, присяжные оправдали издателей, постановив, что публикация не наносила вреда обществу, служа "интересам науки, литературы, искусства или знания", хотя мы не знаем, был ли этот вердикт полностью оправдательным или означал: "непристоен, но оправдан".

Дело "Женского справочника" было совсем иного рода и имело гораздо большее значение с точки зрения английского законодательства. Ответчик, некий Шоу, предприниматель из Сохо, выставил на продажу издание, называвшееся "Женский справочник", которое содержало адреса, телефоны и фотографии проституток, а также те услуги, которые они предоставляли клиентам. Проститутки платили Шоу за рекламу, и он утверждал, что это издание было призвано помочь женщинам в их бизнесе, ведь последний "Акт об уличных правонарушениях" запрещал им приставать к мужчинам на улицах.

Судили Шоу в Олд Бейли, обвинение содержало три пункта:

1. Сговор с целью нанесения ущерба общественной нравственности.

2. Нажива с помощью проституции.

3. Издание непристойных материалов, а именно "Женского справочника".

Несколько проституток дали свидетельские показания, рассказав, сколько платили за рекламу. Ответчик не выставил свидетелей защиты и не давал показаний, но его адвокат заявил, что в английском законодательстве отсутствует такое преступление, как сговор с целью развращения общественной нравственности, и что нет доказательств получения его клиентом денег от проституток. Судья не принял во внимание доводы защиты, и Шоу осудили по всем пунктам, приговорив к девятимесячному заключению. Шоу подал апелляцию в Уголовный апелляционный суд. Суд отклонил апелляцию, но оставил за Шоу право обратиться в Палату лордов и опротестовать первый и второй пункты обвинения. Но лорды большинством голосов (4:1) отказали обвиняемому.

Заявив, что такое преступление, как сговор с целью нанесения ущерба нравственности, может быть осуждено по уголовному законодательству, лорд Симондз заявил: "У меня нет сомнений в том, что у суда хватит воли исполнить свою обязанность – охранить не только безопасность и порядок, но и нравственное здоровье общества".

А вот лорд Рейд заявил, что закону неизвестно такое преступление, как "сговор с целью развращения общественной нравственности", хотя суд мог наказать Шоу за оскорбление общественных приличий. Заявляя о своем особом мнении, лорд Рейд отметил: "Я не считаю, что закон или прокурор могут объявлять непристойной публикацию вполне безобидную, если она вызывает у читателя похотливые мыли или в ней сообщаются имя и адрес проститутки…

Наше законодательство, особенно уголовное, всегда должно было очень точно сообщать гражданину, какое поведение считается преступным, а какое нет… Если судья и присяжные употребили в приговоре термины "разврат" и "порча", имея в виду, что кто-то кого-то "сбил с пути истинного", значит, они взяли на себя функции цензоров, а не слуг закона…" Несмотря на особое мнение лорда Рейда, прецедент был создан: суд решил, что было совершено преступление с целью нанесения ущерба общественной нравственности. В деле против Клейтона и Хелси, владельца книжного магазина в Сохо и его помощника, два офицера полиции в штатском купили пакет порнографических фотографий, и судья выписал ордер на обыск, часть товара в магазине конфисковали. Ответчики были обвинены по нескольким статьям: во-первых, в торговле непристойными фотографиями, что запрещалось "Актом", и, во-вторых, в преступном сговоре с целью оскорбления общественной нравственности, их осудили и приговорили к 15 месяцам тюремного заключения, хотя адвокат утверждал, что никакого преступления совершено не было: офицеры полиции, купившие фотографии, были сотрудниками специального отдела Скотланд-Ярда, и через их руки прошло такое количество непристойных материалов, что "испортить их нравственность" было никак невозможно.

Психология bookap

Апелляционный суд под председательством лорда Паркера оставил в силе приговор в той его части, которая касалась преступного сговора. "Если присяжные не могут быть точно уверены в непристойности фотографий, то есть если это зависит от впечатлительности человека, их рассматривающего, неправомочно позволять самим присяжным решать вопрос о степени их пристойности, даже в том случае, когда они повлияли на офицера полиции, – по его утверждению".

Несмотря на решение Апелляционного суда, полиция всегда могла получить ордер на обыск магазина и арест непристойной продукции, совершив "контрольную закупку", после чего выдвинуть обвинение в преступном сговоре.