Часть 6. Издатели, цензура, закон.


...

Глава 2

Эдмунда Керла, родившегося в 1675-м и умершего в 1747 году, можно считать отцом английских порнографических изданий. Дело сорок лет приносило ему значительный доход, хотя несколько раз он имел столкновения с законом. Порнография не мешала Керлу издавать прекрасные респектабельные книги. Торговал он и патентованными лекарствами. Одним из его ранних изданий была шарлатанская книга некоего Джона Мартена "Милосердный хирург. Новый метод лечения (без ртути) венерических недомоганий различных степеней для обоих полов… С прибавлением относительно истинных признаков триппера у мужчин и женщин…

Равно как и наиболее легкий способ избежать инфекции…" Книга впервые вышла в 1708 году и стала первым бестселлером издателя. За короткое время было выпущено семь переизданий. Одно из переизданий содержало в качестве приложения похабные тексты, из-за которых автор (удивительно, что не издатель) подвергся судебному преследованию, хотя, с точки зрения виновности перед законом, приложения не очень отличались от основного содержания книги. Однако Мартену удалось оправдаться, заявив, что его работа – это научное исследование.

Керл, первый издатель "Сатирикона" Петрония в Англии, начинал свою карьеру, перепечатывая материалы процессов об адюльтерах, разводах, содомии и тому подобных вещах. Потом он начал печатать переводы французских сочинений эротического характера. Крупный успех выпал на долю издания 1718 года "О евнухах. Описание различных типов евнухов, как их оценивают по всему миру и как ими становятся. С результатом исследования, могут ли они жениться и страдают ли они, попав в такое состояние… С наблюдениями о нескольких современных евнухах. Случай с молодой леди, влюбившейся в Николини, певшего в опере Хей-маркет, за которого ей хотелось выйти замуж. Написано благородным человеком".

Современник Керла оставил нам его описание: "Он был очень высок и худ, неловкий, с бледным лицом. У него были светло-серые выпученные подслеповатые глаза. Он страдал плоскостопием и был кривоног. От природы он был весьма смышлен и читал не только заголовки книг. Он свободно рассуждал о разных предметах и не был наивен…

Он был развратником… Его платные переводчики трудились денно и нощно ради введения во грех читающей публики, отдыхали они по трое в одной кровати в трактире в Хольбурне".

В 1719 году он опубликовал первую из работ, создавших ему проблемы с властями. Это был перевод с латыни ученого трактата (Tractatus De Medica Et Venerea) немецкого профессора Генриха Мейбома, или Мейболиуса, который в предыдущем веке возглавлял кафедру медицины в университете Хелмштедта. На титульном листе английского издания значилось: "Трактат об употреблении порки в сладострастных занятиях, а также об обязанностях поясницы и вожжей, на английском языке с латинского оригинала, с приложением трактата о гермафродитах. (Письмо от Т. Бартолини об использовании розги)". Перевод выполнил Джордж Сьювел, выходец из хорошей семьи, обучавшийся в Итоне и Кембридже и получивший степень доктора медицины в Эдинбурге. Когда Сьювел лишился практики, он превратился в литературного поденщика Керла и умер в крайней бедности. Похоронили его как нищего.

Керл высказывал предположение, что поводом к написанию книги стала "преждевременная смерть Питера Мотто, расставшегося с жизнью в борделе во время удовлетворения похоти противоестественным образом", хотя он упорно отрицал, что публикация была "хоть в малейшей степени связана с аморальными намерениями". Это может быть до некоторой степени правдой, ибо в то время о случае с Мотто много говорили. Тот был талантливым издателем и переводчиком Рабле, удачливым драматургом. Смерть настигла его в публичном доме недалеко от конторы Керла на Флит-стрит. Содержательница борделя, ее дочь и другие обитатели заведения были арестованы и обвинены в убийстве, но потом, "к удивлению многих", оправданы.

Распространилось мнение, что он умер в результате мазохистского эксперимента с поркой, в котором принял участие по собственной воле.

Издатель привлек к себе общественное внимание ссорой с Александром Попом, которого обвинил в плагиате. Тот отплатил ему сторицей, подмешав, по словам Керна, отраву в питье и атакуя его в печати. Анонимный автор, которого позже идентифицировали как Дакиэля Дефо, в "Уикли Джорнал" обвинят Керла в печатании порнографии. "Есть среди нас один книгопродавец, превосходящий всех в этой мерзости, – пишет Дефо. – Его имя дало название преступлению – "керлицизм". Множеством способов этот человек выказывает свое ничтожество: он отвратителен как личность, его преследует скандальная слава. Его пометила сама природа: блудливое выражение лица, развратный вид, грязная, подобная языку продаваемой им в лавке продукции, речь. Каждый звук его голоса лжив… Почему же сей злодей до сих пор не наказан? Государство за гербовый сбор в двенадцать пенсов рекламирует его постыдные книги, умножая поток похотливых гнусностей". В заключение Дефо говорит, что за предыдущие четыре года "этот преступник один напечатал больше нестерпимого скотства, чем за предыдущие 30 лет все остальные издатели, но никто – ни церковники, ни миряне – не додумались потребовать от правительства преследования этого преступления по закону или хотя бы предостеречь относительно данного зла".

Керл, человек умный, ответил памфлетом "Открытый керлицизм". По форме это было оправдание, в действительности же памфлет подстегивал любопытство к самым неприличным публикациям, например, к деталям одного из самых громких бракоразводных процессов – делу лорда Эссекса, – которые сообщил ему не кто иной, как архиепископ Кентерберийский. Книжечка о евнухах?

Но они ведь существуют, не так ли? Их пением можно наслаждаться каждый вечер в опере. Они не стоят нашего внимания? Но, если тайные порки существуют, не лучше ли открыто и честно говорить о них и тем самым предупреждать молодежь о грозящей им опасности? По этой-то причине, добавляет Керл с подкупающей прямотой, "я не буду воздерживаться от издания подобных книг, если предоставится случай, я не стыжусь термина "керлицизм". В заключение издатель заявил, что никогда бы не стал отвечать на выпад, если бы не видел в публичном ответе "возможность открыть миру подлинное содержание нескольких книг…" Дефо отступился, а "керлицизм" продолжал процветать. Так продолжалось около ста лет.

Какое-то время дела шли хорошо, Керл преуспевал. Особенно хорошо продавались переводы с французского, например два сочинения Жана Боннифона "Королева любви, или Искусство поцелуя во всех его разновидностях" и "Улей Купидона, или Укус любви". В последнем было несколько "типичных" стихотворений. Другой роман, появившийся в 1724 году, назывался "Венера в монастыре, или Монашка в сорочке", действия в нем происходят в некой обители. То было сочинение французского клирика, аббата Дюпра (псевдоним аббата Баррена). В предисловии к английскому изданию говорилось, что "описанные любовные приключения не имеют аналогов ни в романах, ни в поэзии". "Венера в монастыре" немедленно добилась успеха в Англии, вскоре появилось второе издание.

Керл никогда не считал себя серьезным издателем, его интересовала только работа книгопродавца. Однако именно издание "Венеры" столкнуло Керла с законом. Кто-то, по-видимому, один из покупателей, написал государственному секретарю лорду Таунсенду жалобу, процитировав "Трактат о порке" и выдержки из трех других публикаций Керла – "Похвалы пьянства", "Трех новых стихотворений" и "Раскрытия тайн человечества". В результате Керл и некоторые другие "типографы и издатели непристойных книг и памфлетов, способствовавшие насаждению порока и аморальности", были "взяты под стражу по распоряжению лорда Таунсенда".

На процессе в Суде Королевской Скамьи в Вестминстер-холле Керл признал, что был издателем книги, но категорически отрицал свою вину, ссылаясь на прецеденты. "Трактат о порке" был медицинским трудом, закон не запрещал перевод подобных книг. Что касается "Венеры в монастыре", он только продавал тираж, книгу издал в Англии еще в 1683 году Генри Роде, которого никто не преследовал.

Прокурор сэр Филипп Йорк утверждал, что действия Керла подпадают под общее уголовное право: "Я настаиваю на утверждении, что это преступление должно быть рассмотрено по законам общего права, ибо оно ведет к развращению нравов подданных короля, а значит, направлено против короля. Благоденствие предполагает порядок, и этот порядок считается нарушенным даже в тех случаях, когда не было совершено явное насилие: 1) выступление против гражданского правительства; 2) выступление против Церкви; 3) развращение морали.

Я не стану утверждать, что каждый аморальный поступок, например обман, должен быть рассмотрен в суде, но, если он оказывает разрушительное действие на нравственность в целом, если влияет или может повлиять на королевских подданных, – это преступление общественного уровня. Внебрачные связи находятся вне судебной юрисдикции, а содержание домов разврата – подпадает под нее".

Суд продолжал заслушивать стороны, а Керл был освобожден под залог и вернулся к своему бизнесу. Он опубликовал "Дело о соблазнении… слушано в Париже против аббата де Рю по поводу изнасилования 133 девственниц, записанное им самим". На свою беду, Керл выпустил том "скандальных и соблазнительных" политических мемуаров "Воспоминания Джона Кера", и его арестовали вторично20.


20 Керл был известным шпионом времен королевы Анны, и правительство возражало против раскрытия им в мемуарах государственных секретов.


В ноябре 1727 года состоялся суд. Судья Фортескью склонялся к оправдательному приговору, но Верховный судья лорд Реймонд заявил: "Если оскорблены Церковь, мораль или нравственность, если нарушен общественный порядок, я называю это гражданским преступлением".

За непристойные публикации Керл был оштрафован на 50 марок (около 33 фунтов) и приговорен к одному году надзора. Приписали ему и политические нарушения – разглашение государственной тайны – и осудили на стояние у позорного столба в течение часа. Выстоять час под градом гнилых яиц и навоза было не так легко, и хитрый Керл придумал выход – распространять в толпе листовки, в которых утверждалось, что он наказан за поддержку королевы Анны. Это спасло его от враждебности черни.

Совершенно очевиден факт, что власти хотели создать из дела Керла прецедент и наказали его скорее за политику и религию, чем за непристойность. Все оставшиеся двадцать лет жизни он был очень осторожен и не имел проблем с законом.

Психология bookap

Впрочем, в 1745 году, за два года до смерти, он издал книги "Удовольствие от совокуплений" и "Тайная естественная история обоих полов".

Как заметил в своих "Литературных анекдотах" английский антиквар Джон Николс, что бы ни говорили о дурных чертах характера Керла, "он безусловно заслуживает благодарности за труды по сохранению наших национальных достопримечательностей". Издание порнографических книг не испортило репутацию Керла. Много лет спустя после его смерти одну из улиц в районе Стренда назвали в его честь – Керлз-Корт.