Часть 7. Изменение общественной позиции.


...

Глава 4

Самым известным и удачливым издателем современной англоязычной порнографической литературы является сорокатрехлетний парижанин Морис Жиродиа, хозяин "Олимпия Пресс", издательства, находящегося в красивом особняке на левом берегу Сены. Там же расположены ресторан и ночной клуб. "Мое дело – развращать и портить", – открыто заявляет он. И "дело" это безусловно прибыльное, продукция Жиродиа "портит" ежегодно около 600 тысяч человек. Морис Жиродиа – наполовину француз, наполовину англичанин, во время второй мировой войны он принял фамилию матери-француженки. Его отец, Джек Кехейн, был бизнесменом из Манчестера, он переехал в Париж и в 1931 году основал "Обелиск Пресс", собираясь издавать книги английских авторов, например запрещенных на родине "Мальчика" Джеймса Хенли и "Бени Коттера" Уоллеса Смита. Некоторые произведения не могли увидеть свет в Англии из-за опасения быть осужденными за непристойность. Джек Кехейн выпустил "Успех одиночества" Рэдклиффа Холла, первым издал "Тропик Рака" Генри Миллера и "Черную книгу" Лоуренса Даррела, "Мою жизнь и любовные приключения" Фрэнка Харриса.

Отец Мориса написал весьма смелый роман "Нарцисс", который опубликовал под псевдонимом Сесиль Барр. Он умер в 1939 году.

Морис Жиродиа решил пойти по стопам отца, но первый его опыт провалился. В 1953 году он основал "Олимпию Пресс", собираясь поправить финансовое положение и, по его собственным словам, "посмотреть, чего я могу добиться голыми руками, в отчаянной попытке разрушить цензуру как институт общественной морали, как традицию, как способ правления". Жиродиа добился выдающегося успеха, хотя обошелся он ему дорого.

Почти сорок изданий были запрещены во Франции, в основном в результате официальных протестов Англии. Жиродиа часто штрафовали на крупные суммы и даже приговаривали к шестимесячному заключению в тюрьму. "Французы в последние годы слишком увлеклись цензурой, – заявляет издатель. – С этим надо что-то делать". Забавнее всего то, что Мориса Жиродиа нисколько не увлекают собственные эротические издания. "Единственное, от чего я получаю удовольствие, – это юридическое разбирательство", – признается он.

Как и отец, с самого начала своей деятельности Морис Жиродиа издавал то, что сам называл "хорошими книгами, поставленными вне закона англо-американской цензурой". Впрочем, не брезгует он явной порнографией. "Олимпия Пресс" познакомила англоязычных читателей с Сэмюэлем Беккетом ("Уотт", "Моллой"), Жаном Жене ("Наша леди цветов", "Дневник вора"), Владимиром Набоковым ("Лолита"), Уильямом Берроузом ("Голый завтрак") и Дж. П. Данливи ("Бодрячок"). Чисто порнографическими были книги "Кто тронул Паулу?", "Белые ляжки", "Плоть в коляске", "История О", "Царство плетки" и "Сексуальная жизнь Робинзона Крузо", их авторы, естественно, выступали под псевдонимами. Переиздал Жиродиа и такую "классику" порнографии, как "Содом" графа Рочестера и "Под горой" Обри Бердслея, а также гомосексуальный роман "Телени", приписываемый Оскару Уайльду. Кроме книг он издает "Олимпию", журнал, который смело можно назвать порнографическим, запрещен и во Франции, и в Италии (хотя выходит он на английском языке). У итальянцев вызвали возражения репродукции старинных открыток с голыми дивами. "Олимпия" свободно импортируется в Англию и США, поскольку уже третий его номер выглядел намного пристойнее первых двух.

Жиродиа издает порнографические романы карманного формата тиражом каждый в 5000 экземпляров, образующие серию "Спутник путешественника", любая книга стоит 3,75 франка. Он очень тщательно выбирает псевдонимы для авторов, например Полин Реаж, Гарриет Даймлер, Акбар дель Пьомбо. ("Сами они придумают что-нибудь вроде Дж. Уолтер Томпсон", – говорит он.) Жиродиа считает, что лучший оптовый рынок – Франция, следом идут Венесуэла, Италия, Греция, Мексика и Скандинавия. Многие романы у букинистов продаются намного дороже первоначальной стоимости.

Полное собрание изданий "Олимпии Пресс" недавно было продано за 5000 долларов. "Может ли быть лучшее доказательство того, что свобода бесценна?" – спрашивает Морис, но с подобным умозаключением вряд ли многие согласятся.

Психология bookap

М. Жиродиа убежден, что отношение многих людей к сексу и сексуальным утехам по-прежнему определяется тем, что он называет "нашим садомазохистским душевным устройством", то есть такими "негативными и болезненными вещами", как страх, ответственность, долг и неизбежность. Жиродиа объявляет себя сторонником эротизма, заявляя: "Непристойность и порнография – безобразные фантомы, которые исчезнут на рассвете, как только мы реабилитируем секс и эротизм. Мы должны воспринимать любовь и страсть как дополняющие друг друга составляющие, а не как нечто взаимоисключающее". Необходимо осознать, что желание – источник всего позитивного, и прекратить сопротивляться природным инстинктам и действиям, доставляющим человеку удовольствие, даже если придется пережить душевные потрясения.

Больше всего я хочу – каким бы парадоксальным это ни казалось, – чтобы моя издательская деятельность помогла уничтожить некоторые табу и очистить атмосферу в обществе".