Джон Пауэлл О духовном возрастании личности(послесловие)

Джон Пауэлл широко известен на Западе своими книгами и лекциями, посвященными проблемам психотерапии, личностного возрастания и достижения духовной зрелости. Он трудится в области гуманистической психологии — в том направлении, с которым связаны имена А. Маслова, Э. Фромма, Э. Берна, А. Эллиса, В. Франкла, К. Роджерса и других исследователей. Пауэлл не ограничивается собственно психологией и терапией, а стремится помочь современному человеку преобразить и обогатить свою душевную жизнь, открыв ее для контакта с христианской духовностью. В этом он опирается на глубокое знание европейской культуры, церковного наследия, современной психологии и на личный опыт практика-психотерапевта.

Свой жизненный путь Пауэлл начал с работы на старых чикагских бойнях, где, по воспоминаниям, "всегда носил с собой финку для защиты на случай нападения". Уже тогда он — задира и спорщик, джазовый пианист и любитель потанцевать — стал воинствующим христианином, готовым ринуться в любую словесную стычку в защиту веры. В 40-х годах неожиданно для всех Пауэлл решает стать священником. Он поступил в духовную семинарию, и иезуиты взяли его к себе в качестве послушника. Здесь юношеская вера Пауэлла подверглась тяжелому испытанию, которое кончилось, однако, не атеизмом, а встречей с Богом — глубоким личным переживанием огромной преображающей силы. Это стало началом долгого и трудного пути духовного становления, где были и кризисы, и спады, и подъемы, где Пауэлл вступил в долгую и упорную борьбу с собственным своеволием, самоутверждением и эгоизмом.

Тот, кто уклоняется от такой борьбы, убежден Пауэлл, не сможет стать личностно зрелым и духовно свободным, жить полнокровно, по-настоящему творчески состояться. Тот же, кто рискнет "забыть себя в любви", обретет новую жизненную энергию и благодатную помощь в деле обновления и преображения окружающей жизни. Завоеванный в этой борьбе духовный опыт стал источником основных идей книг Пауэлла.

Внутреннее становление Пауэлла как личности шло параллельно с его профессиональным самоопределением. Он стал священником и преподавателем, защитил диссертации по классической литературе, английскому языку, психологии и теологии. Перед ним открылись широкие перспективы и мощные источники творчества. В настоящее время Пауэлл — профессор университета Игнатия Лойолы в Чикаго. Он написал более десятка книг и подготовил несколько курсов лекций и учебных программ в виде аудио- и видеозаписей.

Книга "Полнота человеческой жизни" 3 дает образ полнокровно живущего человека, достигшего личностной зрелости. Путь к ней автор видит в принятии себя, любви к самому себе. На первый взгляд, это противоречит общепринятому и по-своему верному мнению, что эгоизм принадлежит к худшим чертам человеческой натуры. Но Пауэлл, предлагая начинать с принятия себя, говорит не об эгоизме, не о замыкании на себе, он имеет в виду другое: если человек сам по себе не рад, то ему нечем обрадовать и других людей, он не сможет полюбить их бескорыстно; если он не знает цену себе, то не будет уважать достоинство человека и в других. Суметь увидеть в себе нечто бесконечно ценное, принять себя и свою жизнь как высший дар, с любовью и благоговением, что вполне совместимо с трезвой самооценкой, — это необходимое условие, позволяющее увидеть бесконечную ценность всякого человеческого существа, чтобы действительно "возлюбить ближнего своего, как самого себя" (Мф. 22:37-39).


3 Powell J. Fully Human, Fully Alive: A New life through a New Vision.Niles (111.): Argus Communications, 1976,189 p


Любовь — это постоянная готовность давать окружающим подлинное благо, помогать их истинным нуждам, бескорыстно служить им своим трудом, не останавливаясь перед трудностями и, может быть, опасностями. Вместе с тем полюбить другого — это значит пойти на риск, риск открыться другому и быть отвергнутым. Риск этот неизбежен, так как невозможно в полной мере давать другим подлинное благо без глубокого внутреннего контакта с ними, ибо без такого контакта, скорее всего, и не увидишь, в чем же они действительно нуждаются. И пойти на этот риск все-таки мудрее, чем влачить тусклое существование, прикрываясь своими стенами, масками или социальными ролями и взаимодействуя с людьми лишь на поверхности душевной жизни 4.  Кто не боится открыть себя людям, в конце концов выигрывает, обретая зрелость — интеллектуальную,


4 Powell J. Why I Am Afraid to Love: Overcoming Rejection and Indifference. Allen (Texas):Tabor Publ., 1982, 106 p. 


эмоциональную, нравственную и социальную. Начиная относиться к людям с доверием и любовью, он находит могучего и верного союзника в деле любви — самого Бога.

Почему именно Бога? Пауэлл глубоко верит, что всякая подлинная любовь на земле имеет своим источником высшую Любовь, которая очищает, преображает и наполняет действенной силой наши слабые человеческие чувства, так часто страдающие от нехватки самоотдачи, верности, решимости и горения души. Но когда мы позволяем Духу Божию коснуться нас, Он преображает нас, делая из каждого новую личность, способную ясно видеть, трезво оценивать, твердо решать, убежденно действовать и неустанно бороться за утверждение на земле правды, святости и добра. Именно в средоточии этой борьбы за Высшую правду и духовное становление человека и действует, по Пауэллу, сам Бог. И тот, кто вступает в эту борьбу, убеждается в этом, а тот, кто оказывается в стороне, всю жизнь может думать, что Бог — если он где-то и есть — бесконечно далек и высок, ни в чем на земле не заинтересован и ни во что не вмешивается.

Многие внутренние проблемы человека — от искаженного видения жизни, себя самого, других людей, да и Бога. Пауэлл предлагает определенный метод систематической работы над собой — "работы души", направленной на выявление и последующее устранение искажений и разных форм неправильности в нашем видении жизни. "Терапия видения" особенно важна на начальной стадии духовного восхождения. Будучи христианином, Пауэлл говорит и о конечной цели этой психотерапевтической работы — обретении того видения жизни, которое принес на землю Иисус Христос. С этим соотносятся и те основные этапы духовного возрастания личности, которые раскрываются в творчестве Пауэлла 5: "1) становиться личностью; 2) становиться любящей личностью; 3) становиться коммуникатором; 4) становиться верующим".


5 Powell J. Througn Seasons of the Heart. Allen (Texas): Tabor Publ., 1987, 384


По Пауэллу, "коммуникатор" — это тот, кто не боится устанавливать глубокие, исполненные ответственности и вдумчивости отношения любви. Без таких отношений личность приходит в состояние застоя. "Любовь работает на тех, кто работает на нее" 6.


6 Powell J. The Secret of Staying in Love: Loving Relationships Through Communications. Allen (Texas): Tabor Publ., 1974, 168 p.


"Устоять в любви", согласно Пауэллу, можно лишь вкладывая много сил и энергии в полнокровное общение, в посвящение себя другому, в сохранении высокой степени соучастия — совместного переживания того, чем полна жизнь каждого из нас. Непременным условием при этом является диалог.

Гуманистическая антропология традиционно исходит из того, что для духовного становления и личностного роста человеку необходимо осознать те фундаментальные потребности и интересы, которые коренятся в его глубинном "Я". Это "Я" истолковывалось как альтруистическое по духу, разумное и внутренне свободное. Этому глубинному "Я" обычно противопоставлялось другое "я", лежащее ближе к поверхности душевной жизни, с которым и ассоциировались порочные или негативные проявления природы человека. Согласно этой антропологии, жизненная задача человека — "водворить на место" это низшее и неразумное "я", подчинив его "Я" глубинному. В основе работ Джона Пауэлла лежат совсем другие антропологические идеи. Для подлинной любви, без которой невозможна полнокровная человеческая жизнь, нужен "огромный мотивирующий импульс", который не в состоянии породить пораженное грехом человеческое сердце. Чтобы увидеть свои глубинные подлинные нужды, человек должен подняться над собой.

Пауэлл подводит читателя к пониманию того, что природа человека должна измениться на своих самых глубоких уровнях, а для этого должны произойти "касания Духа" и "посев Слова" в сердце человека, или, иначе говоря, "прямой контакт" со Христом, который "спасает" человека от неподлинности и ущербности его жизни, а "спасение" — это уже не терапия и не внутренние структурные перестройки одного и того же. В конечном счете у человека нет раз и навсегда заданной природы. Личность — всегда в становлении, в духовном восхождении: в глубинах наличной природы человека формируется его новая природа, которой принадлежит будущее. Человек в его наличности должен быть преодолен, а для этого нужна сверхчеловеческая работа Духа над человеком, разумеется, при условии свободного согласия на это человека и прямой "коммуникаций любви".

Л. И. Василенко.