Влияние опыта и ожиданий на ИСС. Проблема «установки и обстановки»

В 60–х гг. XX в. в западной психологии ИСС как самостоятельная была выделена проблема «установки и обстановки» – set and setting. Здесь данные факторы рассматривались как определяющие (наряду с основным способом индукции) характер возникающих ИСС – их специфических признаков, содержания, особенностей протекания, субъективных переживаний, внешнего проявления, глубины, длительности и т. д. Критически пересматривая так назваемую «физиологическую парадигму» (согласно которой особая химическая природа наркотика, взаимодействуя с химической и физической структурой нервной системы, с неизбежностью приводит к одним и тем же результатам) и в целом возражая против отождествления ИСС со способом его индукции, Чарльз Тарт [12] предложил модель факторов, формирующих ИСС. На материале изучения наркотических ИСС он выделил и классифицировал целый ряд ненаркотических факторов, определяющих – наряду с самим физиологическим воздействием – характер возникающего при употреблении наркотика состояния.

Он выделил три группы ненаркотических факторов:

1) долговременные;

2) непосредственные;

3) ситуативные (действие некоторых из них он иллюстрирует эмпирическими данными).

К долговременным факторам относятся:

• культурная среда (она формирует ОСС и ожидания относительно действия наркотика);

• структура личности субъекта;

• физиологические особенности человека, создающие определенную предрасположенность к воздействию наркотика;

• навыки употребления наркотика (к ним Тарт отнес опыт употребления наркотика, а также сформированность навыка усиливать желательные эффекты наркотика и уменьшать нежелательные).

К непосредственным факторам относятся:

• настроение человека;

• ожидания;

• совпадение или несовпадение этих ожиданий с тем, что человек хотел бы испытать.

Ситуативные факторы:

• социальная обстановка, в которой происходит принятие наркотика (например, характеры и эмоциональные состояния людей, находящихся вместе с субъектом);

• физические условия и их влияние;

• формальные наставления, полученные субъектом (например, от экспериментатора), и его интерпретация этих наставлений;

• неявная информация о наркотике, получаемая субъектом от окружающих (например, экспериментатор говорит испытуемому, что данный наркотик относительно безвреден, при этом требует от него медицинскую справку, содержание которой явно свидетельствует о небезопасности препарата).

При этом субъект, употребляющий наркотик, может сам усиливать действие одних факторов и тормозить действие других. Хотя в некоторых случаях, например в экспериментальной ситуации, он не может контролировать большинство из этих факторов и вынужден подчиняться им.

Подчеркивая в связи с этим, что реакция на наркотик обусловливается не физиологическим воздействием самим по себе, а субъективной интерпретацией этого воздействия, Тарт на примере интоксикации марихуаной показывает, что вхождение в ИСС определяется соответствующим научением – тем, насколько субъект умеет, определенным образом интерпретируя возникающие симптомы, дестабилизировать ОСС и формировать ИСС. Например, при первом приеме марихуаны ее физиологического действия самого по себе оказывается недостаточно, и человек, испытывая некоторые характерные для ИСС симптомы, продолжает оставаться в ОСС. Научение происходит при получении соответствующего опыта в процессе общения с «опытными» курильщиками марихуаны.

Проблеме влияния опыта (и обусловленных им ожиданий и установок, а также формирующей данный опыт социальной обстановки) на эффекты наркотической интоксикации были посвящены и экспериментальные исследования А. Карлина, Р. Д. Поста, К. Беккера, Л. Алперна [16]. Они изучали (также на материале интоксикации марихуаной), насколько социальное моделирование (то есть наблюдение у другого характерного для данного наркотика поведения) и происходящее в этом процессе социальное научение (авторы называют его термином «социализация»), а также предыдущий опыт употребления наркотика облегчают появление состояния интоксикации. Суть происходящего процесса научения, согласно данным авторам, состоит в придании нового значения эффектам наркотика: человек учится подстраивать индивидуальные симптомы к признанным образцам интоксикации и постепенно формирует собственные стандарты оценки наркотического состояния. Научение влияет не на то, что человек чувствует (у «наивных» и опытных в отношении марихуаны испытуемых возникает примерно одинаковое количество объективных – по результатам когнитивных тестов – и субъективных, представленных в самоотчетах, симптомов интоксикации), а на интерпретацию этих симптомов и оценку общей степени интоксикации (в итоге – на вывод о наличии ИСС и сам «выход» в ИСС). Поэтому, с их точки зрения, феномен реверсивной толерантности (феномен уменьшения необходимой для вхождения в ИСС дозы наркотического вещества по мере накопления опыта ИСС. – Примеч. ред.) означает сдвиг в нормах оценки людьми влияния на них наркотика, а не изменение самого влияния наркотика на человека. Другим аспектом научения является разрушение в ходе приобретения опыта не соответствующих действительности ожиданий и страхов в отношении данного наркотика.

Размышляя над тем, почему обнаруженные ими эффекты фасилитации социального моделирования носили не всегда достаточно выраженный характер, А. Карлин и его коллеги пришли к выводу, что научение (в частности, дискриминативное научение – умение распознавать эффекты интоксикации) носит процессуальный характер, а не совершается за одну попытку. При этом необходимо, чтобы обучающийся выделял и воспринимал демонстрируемое ему поведение действительно как модель интоксикации, то есть усматривал причину наблюдаемого поведения другого именно в измененном марихуаной состоянии последнего. Иначе говоря, чтобы обучиться, человек должен рассматривать поведение опытного курильщика как типичное для интоксикации марихуаной.

Эмпирическое изучение проблемы влияния опыта на возникающее у человека ИСС проводилось в рамках этнографических исследований. Так, изучая использование галлюциногенов в традиционных сообществах, Марлен Добкин де Риос [5] показала, что в сфере культурно–обусловленных ИСС существует явление научения: в тех обществах, где ИСС включены в контекст культуры, более опытные члены сообщества обучают новичков справляться с тревогой, которую вызывают галлюциногены, и видеть галлюцинации определенного содержания.

О влиянии ожиданий на содержание переживаемого в ИСС говорится и в эссе Олдоса Хаксли «Рай и Ад». Рассматривая эмоциональный знак визионерского опыта, Хаксли отмечает, что он может быть не только положительным (созерцание Рая), но и отрицательным (видения Ада). В качестве причины «превращения Рая в Ад» Хаксли указывает присутствие у человека негативных эмоций (страха, ненависти, гнева и т. д.), свидетельствующих об отсутствии у него веры и доверительной любви [14].

Влияние установки (по отношению к определенному состоянию) и окружающей человека обстановки является давно установленным в психологии ИСС и общепризнанным фактом (см. далее работу О. В. Гордеевой «Культурно–историческая теория Л. С. Выготского…» [4], параграф «Фактор установки»). Но предметом исследования продолжает оставаться проблема границ такого влияния, например вопрос о том, может ли установка полностью определять, какие именно психические функции будут меняться при данном способе индукции и каков будет характер этих изменений. А. Карлин и соавторы [16] предлагают свой вариант решения проблемы границ. Они считают, что ожидания и установки определяют не саму по себе объективную и субъективную симптоматику конкретного измененного состояния сознания, а лишь интерпретацию этих симптомов и, следовательно, оценку своего состояния, то есть вывод о наличии ИСС. Однако, с их точки зрения, именно интерпретация, то есть рефлексия своего состояния (а не симптомы сами по себе), обусловливает вхождение в ИСС.

При изучении ИСС на методологической основе культурно–исторической теории Л. С. Выготского были, как уже говорилось, выделены два типа ИСС («социальные» и «натуральные») [4]. «Социальные», то есть высшие, культурно–исторически обусловленные ИСС являются функциональными органами, которые человек выстраивает (при наличии или отсутствии в обществе соответствующих фиксированных образцов состояний и необходимых для их создания психотехник) для достижения определенных – адаптивных или дезадаптивных – целей. У человека есть выработанные социумом или индивидуально выстроенные модели, которые и определяют структуру, содержание, формы, функции формируемых им ИСС. Психологическими носителями таких моделей могут выступать установки, эмоциональные отношения, знания, ожидания в отношении таких состояний. В рамках указанного здесь подхода проблема границ влияния факторов установки и обстановки на формируемые ИСС пока не исследовалась.