Уорд К. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТРАНСА: КУЛЬТ ШАНГО В ТРИНИДАДЕ[29]


...

Физиологические факторы

Вопреки традиционному представлению о трансе одержимости как о патологии, психологические аспекты ритуального транса обусловлены участием естественных функций правого полушария головного мозга (ГМ). В проведенном Р. Орнштейном обзоре исследований мозга показано, что левое полушарие включено преимущественно в аналитические и логические процессы, особенно – в вербальные и математические, и что способ их функционирования является, в основном, линейным и последовательным. А правое полушарие действует в основном целостно и отвечает за ориентацию в пространстве, художественные устремления, мастерство, образ тела и узнавание лиц [14]. Исследования с «расщеплением» мозга (перерезкой нервных путей между полушариями головного мозга. – Примеч. ред.) также показывают связь левого полушария с операциями символизации и формирования высказываний, а правого – с визуальным мышлением и воображением [6]. Способности, появление которых описывают в своих отчетах люди, пережившие шангоистский транс, наводят на мысль о доминировании правого полушария. Сдвиг способа функционирования с линейного к целостному (по типу гештальта) позволяет объяснить феномен искажения восприятия времени, а в пении, танцах и создании ритма задействованы именно правополушарные способности. Таким образом, транс входит во многие религиозные практики, которые стимулируют активность правого полушария, при этом тормозя или не влияя на работу левого [11].

Созданная А. Дейкманом концепция бимодального сознания также опровергает представление о связи патологических процессов с ритуальной одержимостью [4]. Он приводит доводы в пользу того, что модус действия, контролируемый симпатической нервной системой и организованный для воздействия на окружающую среду и достижения целей, слишком долго считался тождественным нормальному бодрствующему сознанию. Дополнительный «рецептивный» модус сознания, который появляется в связи с ритуальным трансом, традиционно ассоциировался с анормальностью и патологией. Контролируемый парасимпатической системой, данный модус характеризуется диффузным вниманием, пралогическим мышлением, ослаблением восприятия границ. Однако, согласно Дейкману, и то и другое – стороны нормального человеческого поведения.

Поэтому можно доказать, что транс одержимости (как любые другие формы ИСС) является устойчивым компонентом в репертуаре нормального человеческого поведения. Широкое распространение ИСС у человека свидетельствует об их значимости для повседневной жизни. Признание этого делает возможным исследование терапевтических аспектов физиологических компонентов обрядового транса.

Наблюдения Гельгорна и Келли [7] относительно регулирования и перестройки внутренней среды организма являются ключевыми для понимания физиологии ритуального транса. Она напрямую зависит от гомеостатического баланса между симпатическим (СНС) и парасимпатическим (ПНС) отделами вегетативной нервной системы (ВНС). Первый из них является системой, расходующей энергию (эрготропической*), для нее характерно увеличение тонуса* скелетных мышц, возбуждение коры головного мозга, учащение сердечного ритма, кровяного давления* и потоотделения, расширение зрачков, повышение уровня определенных гормонов, таких как адреналин*, возбуждение, усиление активности и повышение эмоциональной чувствительности. Вторая, сохраняющая энергию (трофотропическая*) система связана с расслаблением мышц, понижением сердечного ритма и кровяного давления, сужением зрачка и усилением секреции инсулина. Динамическое равновесие между возбуждением СНС и ПНС поддерживается постоянно. Если одна из систем ВНС стимулируется, то, соответственно, происходит торможение другой. Баланс между двумя системами всегда существует, он зависит от индивидуальных различий в чувствительности ВНС и от специфической стимуляции в конкретной ситуации.

Феномены регулирования и перестройки внутренней среды играют ведущую роль в условиях повторяющейся стимуляции одной системы. Выявлено три стадии. При умеренной стимуляции активность одной системы возрастает, а другой, дополнительной, – снижается. Такой реципрокный* баланс между СНС и ПНС является типичным. Однако повторяющаяся стимуляция вызывает феномен перестройки: система, чувствительность которой снижена, тормозится полностью, так что раздражения, ранее вызывавшие ее ответ, теперь вызывают усиление активности системы с повышенной восприимчивостью. На третьей стадии после долговременной активации реципрокные отношения нарушаются, и одновременная разрядка происходит в обеих системах. Совокупность таких разрядок формирует основу для ритуального транса.

Исследования одержимости Шанго в первую очередь указывают на внешние проявления усиления активности СНС – расширение зрачков, мышечную ригидность, тремор* и поверхностное* дыхание. Это результат длительной повторяющейся стимуляции и энергичного танца. При этом также наблюдаются эффекты одновременной разрядки парасимпатической системы – подавление потоотделения и возможное усиление слюноотделения. Гораздо важнее, что в случае аудиальной стимуляции, как утверждает Негер [13], частота мозговых волн будет колебаться в диапазоне 7–9 Гц, подстраиваясь, таким образом, под ритм барабанов. Эта частота соответствует альфа–ритму и, в основном, характерна для состояний отдыха и отсутствия визуальных образов. Предложенная Дейкманом парадигма бимодального сознания также освещает противоречивость природы транса одержимости: характерные для данного вида транса физиологические реакции соответствуют эрготропической составляющей ВНС, связанной с модусом действия, а его психологические проявления (такие как пралогическое мышление, ощущение безвременья и растворение границ тела) обычно связываются с рецептивным модусом и парасимпатическим (трофотропическим) отделом нервной системы [4]. В силу того что состояние само по себе зависит от одновременной разрядки двух систем, по мнению Гельгорна и Кейли [7], терапевтическая функция транса осуществляется благодаря колебаниям трофотропического–эрготропического баланса, которые часто приводят к достижению нового уровня гомеостаза.

Длительная сенсорная стимуляция, включенная в ритуальный транс, вызывает, в конце концов, эмоциональный коллапс*. Это было названо запредельным торможением, которое предотвращает достижение патологических уровней возбуждения в нервной системе. У. Саргант сравнил данный процесс с отреагированием в психиатрии – общепринятой психиатрической техникой, при которой пациент переживает заново некую сильную эмоцию, часто под действием наркотиков или гипноза, чтобы разрешить или начать контролировать свои психологические проблемы [17]. (…) Сходство между отреагированием и трансом одержимости очевидны – сильное возбуждение нервной системы и эмоциональный коллапс сопровождаются субъективными отчетами об измождении и облегчении. Терапевтическая природа транса выражается в интенсивных эмоциональных реакциях на стрессогенные стимулы, что способствует разрядке аффекта и достижению соответствующей адаптации на физиологическом уровне. Саргант заметил, однако, что эта техника не работает для лиц с серьезными психическими заболеваниями, но эффективна в лечении невротиков, заболевших недавно. Тогда переживание одержимости представляет собой средство профилактики и/или исцеления от невроза для последователей культа. Таким образом, культ Шанго, как и многие другие, представляет собой институциализированный, социально приемлемый метод, позволяющий справиться с фрустрацией и подавленной тревогой и похожий на используемую в психиатрии технику. Поскольку этот метод эффективен для отдельного человека, то может стать катарсическим и для больших групп [2].