Фурст П. Т. ВЫСШИЕ СОСТОЯНИЯ С КУЛЬТУРНО–ИСТОРИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ[24]


...

Ритуальная паровая баня

…Ритуальная паровая баня темацкаль (temazcal) в Месоамерике, как известно, выполняла религиозную, очищающую и исцеляющую функции, но, насколько мне известно, та разновидность высших переживаний, о которых сообщает Вейл [15, p. 44–45], не рассматривалась серьезно в связи с темацкаль–комплексом. Этот недостаток кажется тем более удивительным, что любой, кто бывал в традиционной сауне, должен знать, что очень большой частью этого опыта является своего рода высшее состояние. Это на самом деле было одной из целей постоянных, храмоподобных каменных сооружений, в которые месоамериканцы превратили более простые, предназначенные для паровой бани, домики Северной Америки и севера Евразии…

Как замечает Вейл, среди сиу* такой домик посвящался земле, на которой человек входит в контакт с Великим Духом. Темацкаль был широко распространен в доиспанской Месоамерике, и это до сих пор существует во многих туземных общинах. У миштеков в Оахаке это считалось настолько жизненно важным для сообщества, что в Codex Vindobonensis, главном доиспанском иллюстрированном манускрипте, например, изображенный в традиционном стиле темацкаль неоднократно используется, чтобы символизировать целый центр церемоний и сообщества [5]. В центральной Мексике темацкаль посвящался старой Богине Земли, Тоси, «Нашей бабушке», также называемой Сердцем Земли и Матерью Богов. Одним из ее названий было Темацкальтоси, Бабушка Паровой Бани. Она была также покровительницей исцеляющих шаманов и преобразователей, которые были хорошо подготовлены к выполнению превращающей, очищающей и терапевтической функции темацкаля. Судя по описанию темацкаля такими ранними летописцами, как Дуран [3, p. 269–271], ритуал паровой бани, возможно, переживался как символическая смерть и возрождение из темной и огненной матки Великой Матери…

(…) Купальщики проникали в темацкаль на руках и коленях через низкий и узкий вход. После появления таким способом они поливались и мылись холодной водой, шок от которой крайне усиливает опыт переживания дополнительного или высшего состояния [15, p. 45]. Дуран сообщал, что десять или двенадцать кувшинов очень холодной воды выливались на перегретые тела ритуальных купальщиков; как ему сказали, писал он, купальщики становились подготовленными к серьезному шоку, потому что были воспитаны в традиционной системе: «Если бы испанцу пришлось пройти это, у него был бы удар или паралич». Холодная ванна, по–видимому, также поддерживает предполагаемую символику смерти, превращения (или инкубации) и возрождения: новорожденных младенцев традиционно мыли в холодной воде после появления из матки.

Что касается очень высокой температуры в паровых банях, то Вейл говорил об отношениях между психическим состоянием и переживанием физического вреда или отсутствием такового. «Сжигание происходит только тогда, когда Вы теряете контакт с психической энергией группы и видите себя как изолированного индивидуума, пытающегося защититься от высокой температуры» [15]. Рассмотренное в этом свете описание Дурана приобретает новый смысл. Здания паровых бань, как он сообщал, были достаточно большими, чтобы вместить десять человек, сидящих на корточках; стоять было невозможно, сидеть – фактически, тоже. (…)

…Кроме приведения себя в надлежащее психическое состояние, древние месоамериканцы также приготавливали препараты из трав, чтобы сделать ритуального купальщика неуязвимым к температурам, близким к температуре кипения, создаваемым в темацкале. Саагун [10, p. 151, 176–177] описал один такой раствор, составленный из небольшого количества листьев разновидности мескит (mesquite) (Prosopis spp.), называемого Quetzalmizquitl, «драгоценный мескит», и основы, резкого корня относящегося к семейству пасленовых (Solanaceous) томата, называемого Coztomatl (Physalis costomatl Moc.) Поскольку это – член семейства пасленовых, которое включает род Дурмана (Datura), томатный корень был, возможно, более эффективным компонентом в смеси. Дурман сам по себе обычно использовался не только как галлюциноген, но и как болеутоляющее.

Факт, что ароматы различных видов, включая дым от галлюциногенных растений, играют роль в современном опыте темацкаля, наводит на мысль, что это имело место также в доиспанские времена. В говорящем на науатль пуэбло San Francisco Cuapa, в штате Пуэбла, например, синикуичи – sinicuichi (см. «Хеймия иволистная»*, Heimia salicifolia) разбрызгивается на горящее топливо в очаге темацкаля так, чтобы те, кто парился, погружался в этот ароматный пар [6]. Синикуичи – это один из наиболее интересных из всех аборигенных галлюциногенов Месоамерики: его эффекты, как считают, полностью слуховые. Обычно синикуичи используют в форме сброженного, слегка опьяняющего настоя, сделанного из увядших листьев растения; согласно Шульцу [12, p. 32], эффекты включают головокружение, эйфорическую дремоту, измененное восприятие времени и пространства, забывчивость, утрату ощущения реальности, мир вокруг как бы меркнет, уменьшается, отходит на задний план, звуки искажены и кажутся приходящими издалека. Кнаб не считает, что малых количеств, используемых в темацкале, самих по себе достаточно, чтобы вызвать эти эффекты; скорее, ароматный пар синикуичи может помочь купальщику войти в состояние эйфорического спокойствия. (…)

Синикуичи само по себе, согласно Шульцу [12]… как говорят, помогает использующему вспомнить с большой ясностью события отдаленного прошлого, включая даже пренатальное состояние. Пять алкалоидов* хинолизидина было выделено из хеймии иволистной (H. Salicifolia), но растение и его применение до сих пор не так хорошо определены, как хотелось бы. Вероятно, что и другие растения, принадлежащие аборигенной психофармакопее, используются повсюду в Месоамерике как существенный элемент ритуальной паровой бани, а также что ароматы играют огромную роль в этом, так же, как в других ритуалах, предполагающих дополнительные или высшие состояния сознания.

Таким образом, психохимические препараты не являются обязательными для вхождения купальщика в необычное состояние сознания; очень высокая температура и контраст между горячим и холодным в сочетании со специальной психологической подготовкой купальщика, входящего в паровую баню, достаточны сами по себе. (…)