Вера в справедливость Мира

И кого численно больше в творчестве – нехищных людей или хищных гоминид, точно сказать трудно, всё зависит от конкретного характера творческих сфер, от «времени и места». На первый взгляд, может показаться, что численный перевес должен быть на стороне хищников, ведь заправляют в этом мире в основном именно они, поэтому неудивительно, что «обильно» помечены ими и творческие сферы.

Но очень важно и отрадно то, что огромное множество нехищных творцов во всех областях человеческой культуры не поддались тлетворному влиянию существующей охищненности творческих структур. Больше того, именно они-то и создают истинно гениальные вещи, – творения, которые остаются жить в веках и являются общечеловеческим достоянием. Они ищут истину, всё остальное для них несущественно, и они её находят. Именно потому и находят – «кто ищет, тот всегда найдёт»! Архимед, Галилей, Коперник, Дарвин, Поршнев – вот лишь некоторые имена. И для сравнения – мутный поток хищных «первооткрывателей»: Макиавелли, мадам Блаватская, Штайнер, Эйнштейн, Лепешинская, Лысенко…

Частным, но очень важным проявлением стремления к истине нехищных людей является их стремление к социальной справедливости – «общественной правде», являющейся не чем иным, как социальной истиной. У них существует подсознательная «вера в справедливость мира», эта вера генетически свойственна лишь нехищным людям, т.е. добрым – потенциально или реально. (Корни этой доброты весьма прозаичны – это стадность, при которой защищаются слабые и отторгаются не в меру агрессивные.) Это важнейшее качество (доброта) является врождённым, как и инверсное свойство, присущее хищным индивидам, – злобность, злонамеренность. Последними руководит стремление причинить людям зло любым способом. (Им поэтому необходимо всячески дистанцировать себя от стада: держать ли его в страхе, уничтожать ли, хотя бы чем-то выделяться, в самом крайнем случае пакостить «ближним» исподтишка.) Доходит даже до религиозного поклонения мифическим силам зла – дьяволу, сатане.

Нехищные люди часто даже не пытаются «застолбить» свой труд, творчество для них самодостаточно. Для суггесторов же главное – успех, а какой моральной ценой он достаётся, – это для них совершенно неважно. Так же безразлично их отношение к истине, часто они идут на фальсификации и подлоги ради успеха. Это действительно какая-то паранойя – ведь когда-нибудь правда да выяснится, «всё тайное становится явным»! Но вот немедленный успех, сиюминутное упоение сомнительной славой перевешивает все разумные доводы.

Знаменитый теолог и антрополог Пьер Тейяр де Шарден небезосновательно подозревается в научной мистификации, подлоге. Он участвовал в очень ловкой фабрикации (правда выяснилась лишь через полвека) ископаемых останков т.н. «гейдельбергского человека» («первого англичанина», «человека зари»). Это неимоверно исказило «классическую» антропологию, и без того вздорную дисциплину.

Александр Степанович Попов изобрёл радио, и не думал о приоритете, его заботила польза открытия для человечества. Это тоже честолюбие, но – высшей пробы. А суггестор Маркони моментально запатентовал это дело ради прибыли и не прогадал. Чарльза Дарвина еле уговорили представить результаты своего 20-летнего труда в Академию Наук, ибо там уже лежала работа Генри Уоллеса, переоткрывшего теорию эволюции. Галилео Галилей не стал метать бисер перед «Святейшей Инквизицией», а знаменитую фразу «А всё-таки она вертится!» ему приписали потомки. Николай Коперник вообще отказался при жизни публиковать свои результаты, ибо он не был до конца уверен в собственной правоте. Джон Локк до 54 лет воздерживался от публикации своих текстов. Изобрёл телевидение скромный русский учёный Владимир Кузьмич Зворыкин, а многие ли в России, если честно, о нём что-нибудь знают?

Психология bookap

Объективности ради, нельзя не отметить, что хищные гоминиды тоже нередко бывают правы и могут даже доносить до людей истину. Но это происходит только в те «моменты истины», когда они хают друг друга, обвиняя своих соперников во всех смертных грехах. Вот эти их взаимные обвинения совершенно справедливы и правильны. «Ты же ворюга и подонок!» – истинно говорит. И то, что говорится в ответ: «Сам ты подонок, мразь и убийца!» – точно такая же истинная правда. В частности, именно таково – поневоле честное – поведение политиков во время предвыборных кампаний. К этой правде людям следует прислушиваться и делать нужные выводы.

Нехищные люди побивают всегда и везде все рекорды в любой действительно честной деятельности, в том числе и в истинном творчестве. Даже в такой, казалось бы, исконно хищной области, как «военное искусство» (будь оно проклято!), и то первенство, хотя и печальное, тоже именно за ними. Ведь истинные герои всех войн именно диффузные люди, воодушевляемые идеями патриотизма, защиты Родины, спасения своих родных и близких. Бесстрашно идущие на смерть суперанималы не совершают, по большому счёту, подвига, они такими смелыми и родились, им нравится смертельный риск. Хотя больше всего этим некрофилам, конечно же, приятна и сладостна чужая смерть.