Какой великий артист погибает!

В то же время ни в коем случае нельзя утверждать, что всякий гений почти обязательно параноик, психотик или психопат. Гении, при всех своих отличиях от «простых смертных», лишь в 3-4% случаев оказываются действительно психически больными, причём само творчество у них происходит вовсе не в состоянии психоза, а в здоровом, приподнятом настроении. Всё же основная часть пассионариев и гиперактивных индивидов – это вовсе не гении, а хищные субъекты, всюду рыщущие с целью что-то урвать, ухватить лучшее, придавить окружение.

Но очень многие хищные гоминиды, особенно из числа трусливых или тем более талантливых субъектов предпочитают сублимировать свою хищную энергию по более безопасным руслам, чем убийства и разбой. Да и тираны, и политики всех рангов нередко тоже отдают дань искусству, поэзии или литературе. Тут целая «плеяда» подобных «творцов» – чечёточников и песнопевцев. Царь Давид, талантливо плясавший перед ковчегом. Император Луций Нерон, в своём «последнем слове» выразивший сожаление о собственной смерти: «Какой великий артист погибает!». После этого «люди добрые» перерезали ему горло – жаль, что это недостаточно частый финал в «спектаклях» истории. Продолжает эту славную традицию «великая» поэзия Мао Цзэдуна, Хо Ши Мина, Андропова, «мощная» беллетристика узбекского партийного бонзы Рашидова. Не менее примечателен и голливудский актёр Рональд Рейган, великолепно сыгравший роль всамделишного президента США, даже – дважды, как бы ещё и «на бис». Писал стихи Coco Джугашвили, мечтал стать художником Адольф Шикльгрубер.

В свою очередь, артистам ни в коей мере не чужда столь свойственная политикам «воля к власти». Актёр Армен Джигарханян, выступая по ТВ на вопрос ведущей, а не хочется ли ему быть самым первым, откровенничает:

«Хочется гипнотизировать, так держать паузу, чтобы зал каменел!». О том же говорил и один «великий» комик из США: «Я чувствую себя пантерой на охоте, когда передо мной стадо!». Им вторит безвестная московская стриптизёрша: «Я наслаждаюсь своей властью над публикой! Я делаю с ней всё, что хочу!».

Психология bookap

Подобные примеры ревнивого соперничества артистов и политиков можно множить и множить. В советское время политические волки злобно следили за шакальими выходками артистов. Сейчас это противостояние наблюдается уже в других формах. Так, певца Филиппа Киркорова в Киеве не обслужили «по высшему классу», не разрешили подогнать к трапу самолёта его личный длиннющий лимузин. Подобное разрешается только политикам высшего ранга, самым что ни на есть акулам, а тут, посчитали, – так, горлопан, да ещё и москаль. И певец в отместку отказался давать объявленный в столице «незалэжной Украины» свой сольный концерт. Это – ревность, неистребимая зависть одной касты суггесторов к другой, и ничего больше, никакой «высшей» идеологии здесь искать незачем. И сравнимо это разве что с сообщающимися сосудами, в которых всегда на одинаковом уровне булькает жидкость – мутная, вонючая и ядовитая, но с претензией на благоухание (искусство) и целебные свойства (политика, особенно «полезно» для здоровья людей её «продолжение иными средствами»).

Это всё есть проявления «демонстрационности» суггесторов и полного отсутствия у них чувства меры. Неужели им, казалось бы, недостаточно политической деятельности, направленной на благо народа? Там же столько жизненно необходимых дел! И ведь тогда можно войти в историю действительно на века – чем не стимул для их честолюбия?! Но нет, – подавай сцену и аплодисменты немедленно, хоть от клакеров! И наоборот, какойнибудь хищный гуманитарий, если вдруг представится возможность проявить себя на политическом поприще, тут же очертя голову кидается туда, и идёт на всё, лишь бы добиться власти. Как, например, филолог Гамсахурдиа, почивший в чине экс-президента Грузии, побеждённый профессиональным политическим монстром Шеварднадзе. Суггестор у суггестора украл родную страну, как вор у вора – дубинку.