Каждому – своё!

Всё же нельзя отрицать таких реалий, как сила воздействия искусства на людей – в диапазоне от забавности и занятности до мурашек по телу и слез. Столь же несомненна повышенная талантливость среди хищных гоминид. Но особенно много талантов, и даже «гениев», появляются, как уже говорилось, из числа межвидовых гибридов. Во многом это обусловлено хищным характером нынешней социальности. Общество пока что по инерции поощряет хищные таланты, ибо это пока их мир, и хотя полночь его миновала, сколько времени осталось до первых петухов сказать трудно. Но темно очень, «ну очень», значит – скоро рассвет!

Должно быть в искусстве, если оно будет длиться, что-то вроде ненавязчивого любительства: лужайки, пикники, домашние спектакли и концертыкапустники, и всё это с участием детей и с их же творчеством. И всё это «будущее художество» – без претензий на всеохватность и трансцендентальность, и главное – без этих нынешних выпендривающихся педерастических толп. Тогда не будет и возможности у бесталанного суггестора придавить чьи-то скромные честные способности, овладев лишь техникой искусства и во всю используя свою видовую наглость.

А пока что всё искусство и литература представляют собой обширный набор фиглярских перепевов, страшных и апологетических глоссолалий всего большого их хищного мира, с его широкодиапазонностью, вплоть до войн: редких мировых и частых локальных – где-то ежедневных привычных побоищ. Эти перепевы именуются искусствоведами художественным отображением жизни.

Не в состоянии отрицать свою подлость, и поэтому высокомерно признавая её, хищные гоминиды от искусства приводят в своё оправдание свой единственный, он же и козырный, аргумент: мир без них будет тускл и скучен. Но на поверку и он оказывается фальшивым, хотя в этом «жалком лепете» самооправдания всё же отражается нравственный прогресс, подобно тому, как в голубой капле денатурата способен отразиться великолепный пейзаж. С определённостью можно сказать лишь одно: то, что на первых порах, возможно, для кого-то так оно и будет. Мир действительно потускнеет для очень многих, а именно – для хищных и охищненных индивидов. Ведь даже малые «гуманитарные» отмены часто воспринимаются сверхболезненно, а особенно – консервативными, убеждёнными в своих взглядах людьми. Так, Блок не мог видеть и представлять себе лес, видя это слово в новом советском написании, т.е. без «ять».

Но представьте себе, что фильмы-триллеры и ужастики больше не крутят «по ящику». Не показывают людоедских «кур» Хичкока. Никто не подвешен за ноги в неаккуратном, недоразделанном виде. Не видать «шедевров» Спилберга, нет «гениальностей» Стивена Кинга… Нет мисс Марпл с её любимыми трупами… Нет…, нет…, ничего такого нет. Вампиры и маньяки больше не появляются… Нет даже «скромных» (лишь в художественном смысле) «кинополотен» братьев-разбойников Михалковых. Нет чудовищной русофобской «Курочки-рябы» и $ 40-миллионного аутофильского «Сибирского цирюльника». А в театрах больше не бегают по сцене голыми и не матерятся. Ну и что? Что произойдёт?!

Да ничего страшного! Талантливые те же детективы, сюжетно построенные на несчастном случае или несостоявшейся краже, могут быть предельно захватывающими. Вспомним наших приснопамятных «Знатоков». Так уж и обязательно нужны все эти убийства с горами трупов, как это делается в современных триллерах? Возможно выстроить и совершенно новые сюжеты, здесь неизведанный ещё океан творчества. Люди быстро привыкнут (= одумаются), стряхнут прежний кровавый туман.

Понятно, что крутой мафиози или иной политик не смогут смотреть такую «ерунду», будут требовать «порнуху» и «чернуху». Что ж, каждому – своё. Но подавляющее большинство человечества – нехищных людей необходимо увести из мерзкого Хищного Театра. Так уводят детей подальше от пьяной, грязно матерящейся компании, разогревающей и распаляющей себя спиртным перед скорой поножовщиной.

Жизнь без представителей хищных видов рисуется в общих чертах схожей с отношениями паствы и проповедников, хотя и не совсем так «страшно» скучно. Здесь необходимо учитывать то обстоятельство, что должна полностью смениться и парадигма восприятия Мира. Смертельная конфронтация в социумах исчезнет после разрешения нынешней страшной этической проблемы кровавой борьбы «добра и зла». Это произойдёт автоматически после отстранения хищных гоминид от руководства людьми и перевода их во внутренние контуры общества. В их распоряжении останутся все те профессии, где их деятельность будет и «на виду», и где они «не навредят», при всём их желании. Артисты, ассенизаторы, гробовщики, дикторы (но без отсебятины), модельеры, дизайнеры, декораторы-оформители и т.п. – широчайший набор занятий для суггесторов.

Многим из них часто действительно присущ высокий художественный вкус, но, к сожалению, лишь в плане авангарда – частной разновидности паранормальности. Из всего огромного веера авангардистских и иных «разработок будущего» лишь одна (!), да и то, как правило, появившаяся не из какого-нибудь там андерграунда и иже с ним, а совсем с иной, болееменее нормальной стороны становится затем общепринятой линией.

В традиционных, консервативных областях, где требуется гармоничность, здравый смысл, умеренность, эстетически доминируют нехищные люди. Пропорции «золотого сечения» – это художественный инвариант восприятия мира нехищными людьми, которым органически присуще чувство меры, следствие ограничения помыслов и желаний, инстинктов и эмоций законами совести, равновесного сочетания «я и мы»: "я" – чуть меньше, «мы» – чуть больше, и в итоге всем хорошо. Гармония, «золотое сечение» – это проявление человеческой совести в творчестве, в искусстве. А ненормальность, бред и пена, всё то, что привносят сюда хищные гоминиды – соответственно такое же прямое отражение их безнравственности.

С суперанималами «разобраться» будет сложнее, но и их, возможно, удастся как-то пристроить в спасатели, могильщики, каскадёры, охранники. Но это потребует соответствующей дрессуры и создания для них «ореола» и статуса «людей уходящего героического прошлого». Примерно так же «ушли» монархию в Великобритании и в других странах Западной Европы. Вспоминая же судьбу Карла 1, Людовика XVI, видимо, следует ожидать и отрубленных голов на первых порах, правда, неизвестно, чьих будет больше.

В идеале, к хищным гоминидам отношение со стороны нехищных людей должно быть весьма избирательным. К суперанималам нужно относиться как к «трудным» детям – непослушным, неуправляемым, неразумно опасным в своих играх. Требуются уговоры, ласка, иногда – благой обман, апелляция к их прямоте, но если потребуется, когда уговоры не действуют, то надо применить предельно строгие меры.

К суггесторам же – отношение должно быть как к иным женщинам: капризным, самолюбивым, обидчивым, мстительным – с «роскошным» букетом качеств с «ярмарки тщеславия». Поэтому ясно, что с ними лучше не связываться, только себе хуже делать. Уступать им надо разве что в мелочах и для вида, но ни в коем случае – не в основном. Тем более нельзя давать им никакой «воли». И главное – не допускать к власти, гнать поганой метлой за горизонт и дальше! Хорошо бы – куда-нибудь в космос, за Сириус бы или ещё лучше за Туманность Андромеды…

Останется тогда в таком заманчивом Будущем лишь легко преодолимая и весело устраняемая проблематика ума-недоумия. Хотя исчезнут войны и несправедливая эксплуатация человека человеком, всё же сохранится множество «родимых пятен» хищного мира, такие как наркомания, алкоголизм, бытовая преступность. Да и явная чудовищность далеко не сразу канет в лету. Оставшиеся хищные гоминиды, понятно, будут находиться в постоянном невротическом состоянии из-за невыносимых для них социальных запретов. Всё те же «не убий», «не укради» – но уже «без фокусов», никакие «номера» не пройдут! И они поэтому будут время от времени «взрываться» – убийцы, сексуальные маньяки, грабители, людоеды и прочие монстры будут спонтанно появляться на «общественной сцене», оставаясь спорадической злобой дня.

Психология bookap

Одним из последних пристанищ хищных гоминид, помимо уголовных структур, ещё, по-видимому, надолго останутся именно сферы искусства. Этот процесс собственно идёт уже давно. Вместо «ярких карьер» пиратов, ночных убийц, лесных грабителей, рыночных воров многие хищные гоминиды, преимущественно суггесторы, осваивают уже совсем иные профессии и «творческие» занятия. Их новые социальные роли – это кинорежиссёры, актёры, коммивояжеры, психотерапевты, религиозные проповедники, порнофотографы, журналисты и т.п.

Но вред, приносимый ими и здесь, весьма ощутим. Иногда кажется, что лучше бы (для конечного итога) они всё-таки грабили и убивали по старинке, но зато тут же на месте и отстреливались или забивались камнями.