Большая духовная пьянка

После всего сказанного об эндогенных морфинах, опиатах и алкалоидах не должно показаться притянутой за уши аналогией то, что структура организации сфер искусства полностью совпадает с системой оборота алкоголя в той же «отдельно взятой» стране. Эта аналогия заметна во всех обществах и в самые разные периоды. В сталинские ли суровые времена в СССР, в США ли времён сухого закона. Но достаточно будет сравнить советский «запретительный» период и нынешнюю российскую эпоху «моря разливанного». Всё один к одному!

Советский период «развития и расцвета социалистических искусств и ремёсел» – полный аналог тогдашней государственной винно-водочной монополии. Союзы творческих деятелей при этом соответствовали аналогичным штатам работников ликёрно-водочных заводов, на которых обычно работают субъекты с не менее причудливым жизненным опытом, чем у иных писателей. Те же твёрдые планы, постоянные цены, такое же неуважение к потребителю. Гон «бормотухи» и «гидрашки» под видом марочных вин, коллекционных водок. И равно – «халтура» и «фанера» вместо настоящей литературы, музыки и кино. При этом – никакого учёта запросов потребителя, даже наоборот, то что выпили бы или прочитали в охотку, – днём с огнём не найти.

Непризнанные советские авторы – это самогонщики от искусства. Исполнители – чтецы, декламаторы, певцы, актёры, пианисты и т.д. – соответствовали хамоватым и корыстным продавцам винно-водочных отделов магазинов. Подпольные ВИА, вокально-инструментальные ансамбли советских подцензурных времён и аудиокассетные исполнители – полные аналоги спекулянтам-надомникам. Там могли дать и в долг, и обращение с покупателем более человечное, а ответная реакция «клиента» непредсказуема: от слез благодарности за опохмелку до доноса в милицию на подпольного «бутлегера».

В нынешнее причудливое и жутковатое время в России можно купить абсолютно любую выпивку, и точно так же свободно «причаститься» практически любым дивертисментом или «художеством». Но под видом «Наполеона» или «Камю» есть риск хлебнуть разведённого фенолфталеина. А в престижном концертном зале, заплатив большие деньги за билет, можно запросто услышать, как новоявленные прокуренные и пропитые примадонны и мэтры «пускают петуха», а вместо виртуозных рулад издают находящееся по-за всякими октавами мокротное марихуановое клекотание. С подмостков некогда боготворимого таинственно-запретно-интригующего театра «Современник» ныне несётся площадной мат.

То же самое происходит буквально во всех областях искусства – от поэзии, театра и кино до скульптуры и архитектуры. Аляповатые коттеджи новых русских, не менее нарядная «дантова» яма под Манежной площадью, непонятные, но имеющие «народные» издевательские названия творения Зураба Церетели. И где-то тут же, и так же витринно-наэойливо предлагается наивным людям «подлинный» армянский коньяк в «аутентичной» посуде – подкрашенный спитым чаем гидролизный или полуметиловый спирт в немытых пивных бутылках, декоративно (действительно искусно и красиво) оклеенных папье-маше из туалетной бумаги.

Алкогольно-искусствоведческая аналогия прослеживается повсеместно. В мусульманских странах запрещены и алкогольные напитки, и наложено такое же суровое табу на изображение людей. В СССР, помнится, был «макулатурный» период – «апогей и апофеоз» гонений на алкоголь совпал с полным падением полиграфической культуры. Изготовляли что-то безобразное – и по качеству, и по оформлению. Как будто и руки тряслись с похмелья, и всё пропито, и не из чего делать. И такая же погоня за выпивкой, как и «макулатурная лихорадка». А, например, японское искусство больше всего напоминает аккуратные чашечки подогретого саке – рисовой водки. Так что искусство – это не что иное, как некая разновидность очень большой (духовной) пьянки.

Чтение стихов, меломания – это всё такие же чувственные удовольствия, как и потребление спиртных напитков, лишь с иной масштабностью. Классическую музыку вообще как-то неправомерно выделяют в какую-то «возвышенную могучую кучку». Просто в прежние времена другой светской музыки не было, не считая религиозной и народной, на основе последней, кстати, и зиждется «классика». Ну а религиозная музыка и сама по себе и классика, и «опиум для народа на вынос». Кроме того 90 % «серьёзной» музыки является безнадёжно устаревшей, это уже трогательные музыкальные памятники. Точно так же канули в лету и продолжают исчезать из музыкального оборота тысячи прежде звучавших мелодий. Музыка эпохи Возрождения способна вызвать разве что умиление и скуку. Тем не менее «классический золотой фонд» огромен и всегда будет востребован. Нынешние же столь популярные «хэви-металл» и «рэп» через многие годы, вероятнее всего, будут лишь резать слух большинству будущих любителей старинной музыки. Да уже и сейчас классика вновь становится популярной в молодёжной среде.

Прослушивание музыки, классической в том числе, при соответствующем привыкании и определённой генетической предрасположенности к этому занятию (что соответствует наличию «гена алкоголизма» у пьяниц) может вызвать в организме меломана самые причудливые реакции и ощущения. Так, например, сексопатологами описан клинический случай длительного (многочасового) оргазма у женщины, вызываемого ею с помощью прослушивания «Болеро» Равеля, написанного автором, как известно, под гнетущим впечатлением посещения им сталелитейного завода. Изнеженный Морис, поди, в руках-то никогда не держал обычного драчового напильника, не говоря уже о кувалде, и поэтому заводская обстановка, видимо, его так поразила, что подвигла на создание немеркнущего шедевра.

Психология bookap

Очевидно присутствие неэстетического компонента в таком явлении, как чтение неряшливо оформленного томика стихов, пусть даже самых прекрасных, тем более – на людях. Это всё же достаточно интимное занятие. Столь же непригляден необычайно ныне распространенный обычай: повсюду (на улице, в метро, автобусе, электричке) можно встретить «музыкальную молодёжь» с плеером, в наушниках-"балдёжниках". Эти занятия непосредственно и достаточно карикатурно сопоставимы с обычаем распития в общественных местах спиртных напитков, в советские времена почему-то считавшимся антиобщественным деянием. Сейчас не менее противно зрелище того, как алкогольные напитки – пиво, джин-тоник – пьют прямо на ходу.

Карикатурность отмеченной аналогии имеет и ещё один, самый горький и печальный момент, обусловленный общественным бескультурьем, которое «культивирует», понятно, неизбывно подлая российская власть – Вечный Хам и Быдло России, её подлинный Чумазый, марающий всех остальных. Как вынуждали нас читать не талантливые книги, а верноподданническую халтуру, не роскошно оформленные издания, а какие-то свитки на серо-буро-малиновой бумаге, после двух-трёх прочтений превращающиеся в папье-маше (а сейчас навязывают ярко размалёванную похабщину, и хотя теперь есть в продаже и стоящие книги, но у людей нет даже средств к существованию), как живём мы в полном бесправии и в унизительной обстановке под грязной вонючей пятой каких-то, непонятно откуда взявшихся, человекоподобных «существ власти», так и за всю историю своего «пьяного веселия» (навязываемого сотни лет нашему народу теми же подлыми инородческими властями) ни один русский человек на своей родной земле ни разу не выпил ни одной рюмки в достойных человека условиях. Ни один. Ни разу. Ни одной.